Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Редакция выясняет

«Артемида» и мы: будет ли Россия участвовать в лунном проекте NASA

Переговоры о российской роли в американском лунном проекте идут несколько лет, но стороны до сих пор ни к чему не пришли. Теперь NASA подписала с космическими агентствами-партнерами специальное рамочное соглашение об исследовании Луны. В числе его участников нет Роскосмоса — значит, на Луну нам если и лететь, то в гордом одиночестве? Разбираемся с инженером и популяризатором космонавтики Александром Хохловым.

NASA

13 октября NASA объявило о подписании семью странами «Аккордов Артемиды» — международного соглашения, устанавливающие принципы использования и изучения Луны.

По сути, это попытка создания новой редакции пятого из основных международных космических актов — Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах, принятого резолюцией 34/68 Генеральной Ассамблеи ООН от 5 декабря 1979 года, но действующей локально для иностранных партнеров по американской пилотируемой лунной программе «Артемида».

Конечно, соглашение, подписанное на уровне глав космических агентств или уполномоченных министров и не прошедшее национальную ратификацию, уступает по своему уровню четырем основным договорам по международному космическому праву, но оно позволяет начать совместную работу и в дальнейшем работать над документами более высокого уровня.

Ровно как и соглашение ООН, «Соглашение Артемиды» ссылается в самом начале на преемственность принципам предыдущих международных актов космического права:

  • Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967 год).

  • Соглашения о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство (1968 год).

  • Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами (1972 год).

  • Конвенции о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство (1975 год).

Пятое соглашение, принятое ООН для более глубокого, нежели в договоре 1967 г., регулирования процесса исследования и освоения Луны, оказалось невостребованным. С 1979 года оно действует для очень небольшого количества стран, подписавших и ратифицировавших его. Ни США, ни Россия (СССР) его не подписали, считая несоответствующим своим интересам и критикуя за размытость формулировок.

Теперь, готовясь ко второй попытке освоения Луны, США взялись за юридическую базу. После Директивы номер 1, которую Трамп подписал 12 декабря 2017 года, 6 апреля 2020 года он подписал указ в поддержку коммерческого освоения американскими компаниями ресурсов на Луне и других небесных телах. При этом он назвал «Соглашение о Луне» 1979 года неудачной попыткой ограничения свободного предпринимательства в космосе.

Теперь пришла очередь «Соглашения Артемиды», которое подписали руководители космических агентств или уполномоченные министры Австралии, Италии, Канады, Люксембурга, ОАЭ, Великобритании и Японии. Для всех этих стран это не просто согласие с его принципами, но и заявка на участие в проекте «Артемида», они готовы вкладывать в него свои деньги.


О чем договорились

Соглашение включает 13 разделов с общими принципами для гражданской космонавтики. Оно подразумевает разработку совместимых стандартов для космической техники, взаимную помощь в случае аварийных ситуаций, открытый обмен научными данными, полученными в ходе программы «Артемида». Подписанты намерены сохранить важные объекты космического наследия вне Земли: исторически значимые места посадки космических аппаратов, артефакты вплоть до отпечатков ног на лунной поверхности. Соглашение уточняет формулировку «Договора по космосу», что добыча космических ресурсов государственными и частными компаниями не является национализацией космических тел, а также вводит термин «зоны безопасности», в которой работает на поверхности небесного тела одна из сторон. Партнеры также обязуются предпринять необходимые меры по уменьшению вреда от космического мусора. Присоединиться к этому соглашению может почти любая страна, поставив подпись в соглашение.

Очевидно, что «Соглашение Артемиды» — предварительный документ, цель которого подготовить почву для более подробного международного договора, который прошел бы все процедуры ратификации со странами-участницами проекта окололунной пилотируемой станции Gateway (аналогичного соглашению по МКС) и проекта по высадке людей на Луну «Артемида», который в дальнейшем должен перерасти в научную обитаемую базу на поверхности нашего спутника. Он же послужит основой для последующих предложений по изменениям «Соглашение о Луне» в рамках заседаний Комитета по использованию космического пространства в мирных целях (COPUOS) в ООН.

Третья причина для подписания «Соглашения Артемиды» сугубо внутренняя. В преддверии выборов президента США NASA требуются аргументы против сворачивания пилотируемой лунной программы.

Начатая республиканцем Джорджем Бушем-младшим в 2004 году лунная программа «Созвездие» была сугубо американской и оказалась беззащитной перед приходом президента-демократа Барака Обамы — тот, не связанный международными обязательствами, ее закрыл. Сейчас же, даже в случае победы Джозефа Байдена и последующей традиционной для США смены руководителя NASA, «Артемида» может уцелеть, благодаря достаточно проработанному плану, предварительному международному соглашению и уже заключённым контрактам для создания необходимой техники со множеством компаний в разных штатах. Именно поэтому руководитель NASA Джим Брайденстайн делает акцент на положительный эффект для экономики США от финансовых вливаний агентства в промышленность и науку в рамках лунной программы. Все эти усилия по защите лунной программы от электоральных циклов вызывают искреннее уважение.


А что Роскосмос?

Брайденстайн отдельно отметил, что надеется на участие России в «Соглашении Артемиды». На что генеральный директор Роскосмоса Дмитрий Рогозин ответил, что российские корабли, которые будут летать в дальний космос, должны быть совместимы с американской программой. По его словам, следует адаптировать некоторые системы, чтобы «мы могли доставить что-то на станцию, забрать с нее», — и подчеркнул, что переговоры с NASA по лунной программе будут продолжены.

Стоит отметить, что в 2017 году между NASA и Роскосмосом было подписано совместное заявление о сотрудничестве в области исследования и освоения дальнего космоса и создания окололунной станции Gateway. В ее концепции всегда указывался российский шлюзовой модуль для выходов астронавтов в открытый космос.

Однако с момента прихода в 2018 году на пост генерального директора Роскосмоса Дмитрия Рогозина переговоры по участию России в проекте станции Gateway зашли в тупик.

Можно, кстати, отметить роль России в появлении «Соглашения Артемиды» в обход Комитета по использованию космического пространства в мирных целях (COPUOS). Российские дипломаты традиционно выступали против предложений западных стран по изменению межгосударственных договоров по космосу. Это заставило США искать обходные пути, учитывая, что впереди десятилетие активных действий в космосе, для которых им необходимы юридические основания. Начало XXI века сопровождалось заметным развитием частной космонавтики, не только в США, но и в других развитых странах. Появление SpaceX или Blue Origin привело к потребности пересмотреть или уточнить некоторые положения «Договора о космосе» в части использования космических ресурсов и развития коммерческой космонавтики. Но Россия всячески противодействует подобным инициативам, используя свое «блокирующее» положение в ООН. В то время, когда западным странам приходится искать иные пути юридического оформления «новой космонавтики», Россия стремится усилить свою консервативную позицию по ограничению коммерческого использования космического пространства.

Развитие проектов «Артемида» и Gateway часто сравнивают с программой Международной космической станции, в том числе говоря о роли России. Но в данном случае это несопоставимые вещи. Проект МКС возник с серьезными историческими предпосылками, сложившимися к началу 90-х годов.

На околоземной станции интеграторами, то есть ведущей стороной, являются США, но у России с момента приглашения в проект сразу была высокая роль, если сравнивать с остальными партнерами NASA по проекту. Европа, Япония и Канада работают в рамках американского сегмента, а у России есть свой, технически «станция в станции». Это изначально было связано с наличием у российской промышленности необходимых критических технологий — транспортной системы для доставки космонавтов и астронавтов, развитой наземной инфраструктуры, наличие собственных модулей станции и тяжелых ракет «Протон-К» для их доставки на орбиту. Не было только достаточного финансирования. NASA, как интегратор, профинансировала российские предприятия, и позволила Роскосмосу возить на станцию космических туристов.

Эта предыстория хорошо разобрана Владимиром Сыромятниковым в книге «100 рассказов о стыковке и о других приключениях в космосе и на Земле. 20 лет спустя» (доступна тут) и Сьюзан Эйзенхаур в книге «Партнеры в космосе: американо-российское сотрудничество после "холодной войны"» Сьюзан Эйзенхауэр.
В случае с окололунной станцией у России нет значимых для проекта компетенций: ни ракет достаточной мощности, ни космических кораблей, способных летать к Луне, а для создания модулей придется пройти долгий и дорогой процесс освоения новых для России стандартов, принятых на основе «Соглашения Артемиды». Нету нас и того превосходства в системах жизнеобеспечения, что было на заре МКС.

Сейчас на МКС американский и российский сегмент построены по разным принципам и стандартам. К примеру, отличаются системы электропитания: на модулях NASA и партнеров используется напряжение 124 вольт, а на российских 28 вольт постоянного тока. Для передачи электричества с американских солнечных батарей в российский сегмент используются трансформаторы, а на раннем этапе создания станции было наоборот, питание через повышающий трансформатор шло на американский сегмент. Также отличается электропроводка в модулях: в российском сегменте провода изолированы, а у американцев «минус» выведен на корпус станции.

Для перехода предприятий Роскосмоса на работу по проекту Gateway потребуется внесение изменений в отраслевые стандарты, во внутренние стандарты организаций, и техническое перевооружение. Это несомненно послужит развитием и выходом на более высокий уровень технологий, но потребует серьезного финансирования.

Впрочем, есть и обратный пример. Международный стандарт International Docking System Standard, который теперь используется для стыковки новых американских пилотируемых кораблей к МКС, был разработан на основе советско-российской андрогинной системы стыковки, созданной для знаменитой стыковки «Союза-19» (Леонов, Кубасов) с «Аполлоном» (Стаффорд, Бранд, Слейтон) в 1975 году. Этот же стандарт будет использоваться и для станции Gateway.

Судя по всему Россия, в отличие от других партнеров, не готова тратиться на развитие этого международного проекта. Впрочем, дорога для России к «Соглашению Артемиды» не закрыта. Не смотря на все политические разногласия — проект МКС существует, оставаясь «мостом» между странами — и это возможность для продолжения сотрудничества в космосе.




Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.