Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Издательство «Наука»

Научное издательство

«Опытным путем. Эксперименты, изменившие мир»

В книге Алексея Капанадзе «Опытным путем. Эксперименты, изменившие мир» («Наука») рассказывается о развитии экспериментальных методов в самых разных областях научного знания, а также как о знаменитых, так и о малоизвестных опытах, которые повлияли на текущие представления о мире и человеке. Оргкомитет премии «Просветитель» включил эту книгу в «длинный список» из 24 книг, среди которых будут выбраны финалисты и лауреаты премии. N + 1 предлагает своим читателям ознакомиться с главой «Экспериментальная археология» и узнать, чего ради норвежец Тур Хейрдал в 1947 году решил пересечь Тихий океан на плоту из бальсовых бревен.


Экспериментальная археология

Андреас Альберт Роде (1682–1724), Отто Тишлер (1843–1891), Тур Хейердал (1914–2002)

Эксперименты проводят не только физики, химики или биологи. Как выясняется, некоторые археологические гипотезы тоже можно проверять эмпирически – скажем, выясняя, действительно ли с помощью древних инструментов и технологий человек способен выполнять те или иные действия: например, изготавливать какие-то вещи, транспортировать крупные объекты. Одним из первых таких экспериментаторов стал немецкий священник и археолог-любитель Андреас Роде. В начале XVIII века он сам изготовил кремневый топор, дабы доказать, что каменные орудия, которые находят при раскопках, действительно произведены человеком, а не являются каким-то причудливым произведением природы. (В Средние века некоторые вообще полагали, что каменные топоры и клинья-рубила сами собой появляются в тех местах, где в землю ударила молния.) Его соотечественник, археолог Отто Тишлер, в 1870-е годы доказал, что отверстия в каменных орудиях можно просверлить без помощи металла, используя только деревянное сверло и песок. В 1874 году на съезде археологов в Копенгагене представили деревянную постройку, срубленную исключительно каменными орудиями. Мода на такие реконструкции стала шириться. В 1920-е годы на берегу Боденского озера появились специально воссозданные поселения каменного и бронзового веков. И это далеко не только туристический аттракцион: таким методом реконструкторы показывают технические возможности древнего человека, пытаются зримо представить себе его образ жизни.

Впрочем, эти возможности далеко не исчерпывались строительством жилищ. Тур Хейердал, знаменитый норвежский археолог и путешественник, полагал, что между Южной Америкой и Полинезией существовали контакты задолго до того, как в Новом Свете высадились первые европейцы. На мысль о том, что предки полинезийцев некогда приплыли через Тихий океан из Южной Америки, его натолкнули рисунки испанских конкистадоров, где изображались плоты инков. Кроме того, инкские легенды сообщали о «белых богах», будто бы приплывших некогда из-за большой воды. Кон-Тики – имя мифического солнечного божества, вождя белокожих людей, будто бы когда-то живших в Перу. Существование таких людей подтверждалось и тем, что в XVIII веке первые европейские экспедиции на некоторые острова Тихого океана (например, на о. Пасхи) обнаружили: тамошние жители отличаются необычной для этого региона светлокожестью. Согласно инкским легендам, бога Кон-Тики некогда изгнали из Перу и сбросили в Тихий океан. Более того, Хейердал считал, что это и есть белый бог Тики, сын солнца, легендарный прародитель жителей восточных тихоокеанских островов.

Хейердал предполагал, что уже примерно в V–VI веках жители Перу пересекали Тихий океан, добираясь до полинезийских островов на больших плотах, сделанных из бальсовых бревен. Путешественник решил построить такой же и проделать на нем такое же плавание. (У него уже был некоторый опыт дальних странствий: в конце 1930-х годов он вместе с женой целый год прожил на Фату-Хива, одном из уединенных Маркизских островов. Правда, эксперимент завершился неудачно: на ногах у молодоженов появились кровоточащие язвы, потребовавшие вмешательства цивилизованных врачей, да и местное население относилось к пришельцам без особого восторга.)

По рисункам и описаниям из дневников первых европейцев, попавших на тихоокеанское побережье Южной Америки, Хейердал и соорудил свой «Кон-Тики» – плот из девяти бальсовых бревен. Бальса произрастает в экваториальной части Южной Америки и дает очень мягкую и легкую древесину. Нужный материал путешественник и его спутники с немалыми трудами добыли в джунглях Эквадора, кишащих ядовитыми змеями и скорпионами. «Мы строили плот без единого шипа, гвоздя, без стальных тросов», – с гордостью пишет Хейердал. Длина центрального бревна составляла 14 м, а по обе стороны от него симметрично укладывали всë более короткие бревна (длина борта равнялась 10 м). Эти основные бревна связали пеньковыми тросами, а поперек уложили 9 более тонких. Палубу сделали из расщепленного бамбука. Посередине плота поставили хижину из бамбуковых стволов, покрыв ее бамбуковыми планками и банановыми листьями. Перед хижиной водрузили две мачты из мангового дерева – «твердого, как железо». Они были слегка наклонены друг к другу, а их верхушки связаны крест-накрест. К рее-поперечине привязали большой прямоугольный парус. Плот снабдили кормовым веслом, из сосновых досок сделали выдвижные кили. По словам Хейердала, инки задолго до открытия Америки европейцами использовали такие килевые доски, одновременно служившие и рулями: благодаря им плот не так сносило ветром и волнами. Короче говоря, плот был «точной копией [древних] перуанских и эквадорских плотов». Оставалось проверить его в деле.

В состав экспедиции входили, кроме возглавлявшего ее Хейердала, штурман и художник Эрик Хессельберг, инженер Герман Ватцингер (он должен был вести метеорологические и гидрологические наблюдения), два радиста – Кнут Хаугланд и Турстейн Робю, – а также Бенгт Даниельссон, кок и переводчик (больше никто из экипажа не говорил по-испански). (Даниельссон подошел к своим обязанностям очень ответственно и захватил с собой 73 книги по социологии и этнографии.) 28 апреля 1947 года «Кон-Тики» отплыл из перуанского порта Кальяо. Правда, историческая реконструкция с самого начала получилась, мягко говоря, неточной: первые несколько десятков миль путешественников тянул буксир Военно-морских сил Перу (при этом раньше времени лопнул буксирный трос, но экипаж плота сумел справиться с этой непредвиденной задержкой).

Путешественники вышли в полосу пассатов, дувших с юго-востока, и начали полностью самостоятельное плавание. Они вышли в самую быструю часть океанического течения Гумбольдта, которое, по мнению Хейердала, и помогало древним инкам добираться до тихоокеанских островов. Как выяснилось, конструкция плота (походившего, по словам Хейердала, на «дорожный каток из пробки») позволяла ему сохранять устойчивость даже при очень сильном волнении, хотя при порывах ветра самим путешественникам было непросто удержаться на ногах. Более того, в ходе плавания экипаж, пусть и далеко не сразу, опытным путем установил, каким образом килевые доски выполняли у древних инков функцию руля. Оказалось, что направление движения плота можно плавно изменять без помощи кормового весла – поднимая или опуская те или иные килевые доски: тут играла роль общая площадь опущенных в воду кормовых и носовых досок.

Однако вскоре стало очевидно, что бальсовая древесина поглощает воду, а значит, неизвестно, долго ли удастся продержаться на поверхности океана. Исследователи рассчитали, что плот полностью погрузится в воду как раз к тому моменту, когда они увидят землю. И, судя по всему, на протяжении всей экспедиции они сохраняли оптимизм (впрочем, не забудем, что эксперимент был не совсем чистым: так, у них имелись рации, с помощью которых можно было в случае чего попытаться вызвать помощь). Они с большим интересом наблюдали самую разную океанскую живность, от буревестников и летучих рыб до огромных кальмаров. Встретились они и с гигантской китовой акулой, и с галапагосскими черепахами (сами острова они обо- гнули). Хейердал подчеркивает, что современный человек обычно лишен возможности столь непосредственного контакта с морской фауной, поскольку палубы всех нынешних кораблей – намного выше уровня моря.

Чтобы во всем следовать древним технологиям, путешественники ориентировались главным образом по Солнцу. Правда, Хессельберг использовал для этого секстант, а не какое-либо древнее приспособление: ежедневно, в полдень, он замерял положение светила и вычислял, на сколько плот продвинулся за истекшие сутки. (Экспедиция наверняка не отказалась от вполне современных часов, хотя Хейердал об этом и не пишет.) Кроме того, экспериментаторы пытались воспроизвести и кулинарную сторону жизни древних инкских мореплавателей: Робю и Даниельссон питались исключительно «кухней V века во вкусе Кон-Тики» – сушеным мясом и сладким картофелем (их хранили в особых картонных коробках, залитых густым слоем асфальта: разумеется, у древних инков асфальта не было, но они могли использовать смолу), а также, конечно, рыбой, пойманной в пути. Рыбу, пренебрегая рецептами полинезийцев и перуанцев, не ели сырой, а жарили на примусе. Отправляясь в путь, исследователи взяли с собой 1100 л пресной воды из перуанского высокогорного ручья. Они хранили ее в специальных контейнерах (древние инки использовали для этой цели или выдолбленные тыквы, или пустотелые стволы гигантского бамбука: их также герметизировали смолой). Кое-кто из путешественников все-таки питался и из обычных консервных банок, но выяснилось, что эти современные емкости иногда пропускают воду, ибо довольно быстро ржавеют в условиях океанского плавания на плоту.

30 июля экспедиция впервые увидела землю – это был коралловый атолл Пука-Пука в северо-восточной части архипелага Туамоту. А через несколько дней путешественники встретились с туземцами, обитавшими на одном из соседних островков. Правда, коралловые рифы помешали плоту подойти к острову (туда высадился лишь Хаугланд – с помощью резиновой лодки). Аборигены очень удивились, узнав, что у «Кон-Тики», в отличие от других кораблей белых людей, нет мотора. 7 августа плот, не покидая Туамоту, достиг овального кораллового атолла Рароиа. Из-за повреждения килевых досок не удавалось справиться с прибрежными волнами, и плот потерпел крушение – к которому, впрочем, путешественники подготовились заранее, надев спасательные пояса и даже ботинки (чтобы не поцарапаться о кораллы). Островок, где они высадились, оказался необитаемым, но рядом жили туземцы. С интересом осмотрев плот, они заявили, что их предки плавали на таких же, только использовали в качестве креплений волокна кокосового ореха. Вскоре с помощью уцелевшей рации путешественники вышли на связь с большим миром, и французская шхуна «Тамара» переправила их на Таити, откуда они затем поплыли в США на пароходе «Тор-1».

За 101 день своего плавания «Кон-Тики» преодолел около 6980 км (двигаясь со средней скоростью 2,8 км/ч). Этот грандиозный эксперимент, конечно, не доказал, что древние инки действительно доплывали до Полинезии, однако экспедиция убедительно продемонстрировала, что это вполне могло происходить. Во всяком случае, в это сразу же поверили встретившие Хейердала таитяне. В наши дни происхождение полинезийцев исследуют с помощью ДНК-анализа, но пока не удалось доказать, что здешние жители имеют южноамериканские корни.

Идеей Хейердала не раз пользовались для подобного рода экспериментов. Так, в 1959 году британский инженер Джон Хойт решил воспроизвести знаменитый переход Ганнибала через Альпы (состоявшийся в 218 году до н.э. во время Второй Пунической войны). Как известно, в войске Ганнибала имелись слоны. Экспедиция Хойта успешно перевела слониху Джумбо через перевал Мон-Сенис (средняя высота – около 3610 м над уровнем моря), разделяющий современную Францию и современную Италию: считается, что армия Ганнибала некогда перевалила через Альпы именно в этих местах, и эксперимент Хойта стал весомым подтверждением этой теории.

Конечно, экспериментальная археология все-таки обычно не способна предоставить неопровержимые доказательства в пользу того, что «все было именно так». Мы никогда не узнаем всех подробностей жизни наших предков. Однако такие методы позволяют нам по-настоящему ощутить себя частью непрерывной истории человечества.

Литература

Орфинская О.В. Проблемы реконструкции одежды на основе результатов исследования археологического текстиля // Поволж. археология. 2015. № 3 (13). С. 17–30.

Хейердал Т. Путешествие на «Кон-Тики» / пер. с норв. Л. Головина, А. Комарова. М.: Детгиз, 1957. 368 с.


Подробнее читайте:
Капанадзе, А. Л. Опытным путем: Эксперименты, изменившие мир / Алексей Капанадзе. – М. : Наука, 2019. – 319 с.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.