Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Юлли Улетова

«Помпеи: шаг за шагом»

Уманехос: крупнейший испанский могильник медного века

В муниципалитете Парла, неподалеку от Мадрида, найден крупный некрополь, датируемый археологами эпохой энеолита — или медным веком, как называют период, длившийся с 3300 до 2000 лет до нашей эры. Раскопки рядом с холмом Уманехос уже принесли множество крайне интересных находок. Подробнее об истории заселения Уманехоса, об особенностях культуры колоколовидных кубков, представители которой оставили в Парле заметный след (и распространились на значительной части европейского континента) и о некоторых наиболее ярких следах доисторической эпохи, найденных археологами — читайте в первой части материала, подготовленного Юлли Улетовой, автором сайта «Помпеи: шаг за шагом».


История освоения Уманехоса

Впервые раскопки на холме у церкви Уманехос были проведены в 1982 году, но собственно зона археологических исследований возникла в регионе много позже — к этому привели строительство шоссе и развитие местной промышленности в 2008 году. Стартовав с 2,5 гектара, за десять лет раскопок исследованная площадь превысила 20 гектаров. Впрочем, участок может оказаться еще более обширным, продолжаясь на юг и на восток.

Уже сейчас можно говорить, что эта территория, в древности представлявшая собой озерный край, была заселена людьми более 5000 лет назад. На протяжении двух тысяч лет — примерно с 3300 года до нашей эры до 1300 года до нашей эры — здесь функционировал могильник, причем археологи уже определили три фундаментальные фазы его использования.

Сохранились также следы пребывания на этом месте человека и в иные эпохи.

Помимо собственно некрополя, тут найдено огромное поселение с остатками более двух тысяч построек разных исторических периодов, что должно свидетельствовать о его удачном расположении уже в древности.

В целом же, на территории археологической зоны Уманехос в Парле археологи задокументировали следы 2176 сооружений различного (жилого, производственного и прочих) назначения. Из этого количества больше половины построек относятся к медному веку (3300–2000 годы до нашей эры), то есть к тому времени, когда могильник использовался наиболее активно.

Самые ранние находки в Уманехосе — это фрагменты кремневых палеолитических орудий. Однако следы интенсивной эксплуатации территории относятся к периоду, простирающемуся от медного до бронзового века, то есть включающему в себя те самые три фазы, выделенные археологами на фоне длинной человеческой истории Уманехоса.

К первой фазе, 3300-2500 годы до нашей эры, принадлежат бусины из варисцита, происходящего из Саморы в северо-западной части Испании, а также топоры, кинжалы и 110 керамических предметов.

На протяжении второй фазы использования некрополя (2500-2000 годы до нашей эры) особенно значимой в регионе была так называемая культура колоколовидных кубков, или ККК (иногда называемая «традицией колоколовидных кубков»).

Среди относящихся к ней предметов числятся более полусотни керамических сосудов характерной колоколообразной формы, медные орудия, кинжалы, наконечники копий, топоры, бусины из слоновой кости, а также 19 золотых пластинок.

Изотопный анализ свидетельствует об импорте материалов — ни золото, ни медь, ни, конечно, слоновая кость не являются местными. Так, большая часть меди происходит из региона, который сегодня называется Астурией.

Третья фаза использования некрополя, 2000-1300 годы до нашей эры, — это уже бронзовый век, оставивший после себя не так много следов, как предшествующая эпоха. Археологи нашли здесь лишь некоторое количество безынвентарных захоронений, связанных с культурами Прокоготас и Коготас, и несколько построек.

Ранний железный век (1200-800 годы до нашей эры) представлен двумя поселениями, а следы человеческой деятельности, относящие к следующим пяти векам, обнаружены преимущественно за пределами их территорий.

Римская эпоха отмечена сооружениями для хранения зерна, печами, использовавшимися для его сушки, и пятью погребениями. Интересно, что поселение, сопутствовавшее этим постройкам, пока не найдено.

От раннего Средневековья — IX-XII веков — сохранились более 40 деревянных мусульманских гробниц и некоторое количество христианских с индивидуальными захоронениями, преимущественно взрослых людей.


Миграция или диффузия?

Но вернемся к захоронениям медного века. Их количество — около сотни могил — позволяет считать некрополь в Уманехосе крупнейшим из известных могильников этой эпохи в Иберии. Археологи открыли останки 160 человек всех возрастных групп, обоих полов, из них не менее полусотни детских — как в индивидуальных, так и коллективных захоронениях.

Гробницы имеют общие черты — все они круглой формы, выдолблены в глубину скальной поверхности, некоторые из них, несомненно, имели наземные части. Лишь небольшая часть захоронений отличается довольно богатым погребальным инвентарем. Как подсчитали исследователи, 80 процентов ценностей, оставленных людьми медного века своим сородичам после их смерти, приходится на 9 могил.

Все эти захоронения относятся к так называемой культуре колоколовидных кубков, ККК (или традиции колоколовидных кубков), — археологическому феномену Европы, к которому у современной науки все еще остается много вопросов.

Проникновение этой культуры в Европу через территорию Иберии и полное заселение ее представителями континента менее чем за тысячу лет — признанный научный факт. Но откуда сами носители ККК пришли на Пиренейский полуостров пять тысяч лет назад, пока остается для ученых загадкой.

Непонятно, по каким признакам, кроме характерной колоколовидной керамики, отделять захоронения автохтонного населения Европы (пусть и разных культур) от захоронений представителей ККК. Закономерности погребального ритуала, часто выступающие маркером определенной археологической культуры, в случае с ККК (если опираться на наличие колоколовидных кубков в инвентаре) не совпадают в разных регионах Европы.

В прошлом веке предлагалось принимать во внимание краниометрические данные возможных представителей ККК. По мнению ученых, они были брахицефалами, то есть круглоголовыми, в то время как местное население — долихоцефалами, с вытянутыми черепами. Но сегодня считается, что такой признак вряд ли можно предлагать как надежный критерий этнической идентичности людей культуры колоколовидных кубков.

Более того, непонятно, какой характер носила экспансия ККК в Европу — миграции (когда речь идет о передвижении носителей культуры) или диффузии (когда «передвигаются» лишь материальные свидетельства культуры). До сих пор наука была сосредоточена на вопросе о антропологической принадлежности представителей ККК, что препятствовало более широкому пониманию этого явления.


Что такое ККК

Термин «археологическая культура», как правило, используется при исследовании доисторической эпохи, поскольку знание о ней, в силу отсутствия письменных источников, опирается на материальные свидетельства и находки: отдельные жилища и поселения (стоянки, городища, селища), укрепления, гидротехнические сооружения, дороги, горные выработки, могильники, орудия труда, домашнюю утварь, оружие, украшения, одежду, рисунки на твердых поверхностях и тому подобное.

Если такие находки демонстрируют определенную степень культурного своеобразия, то есть имеют какие-то общие черты, распространены на одной территории и датируются примерно одной эпохой, то совокупность этих археологических памятников объединяется в археологическую культуру. Соответствие археологической культуры какой-то древней этнической общности возможно, но необязательно.

Свое название археологическая культура получает довольно случайно — по той местности, где впервые были обнаружены типичные для нее памятники, например андроновская или гальштатская; по обряду погребения — катакомбная, курганных погребений или полей погребальных урн; по форме или орнаменту керамических изделий или украшений — ленточной керамики или боевых топоров.

Археологическая культура колоколовидных кубков была названа по свойственной ей характерной керамике — с плоским дном и S-образным профилем в виде перевернутого колокольчика.

Керамика демонстрирует разнообразие орнаментов: используются как сплошные линии, горизонтальные и вертикальные, так и штриховка, штампы. Интересно, что кубки необязательно использовались как сосуды для питья. Они предназначались также для приготовления или хранения пищи, могли применяться как котлы для выплавки медных руд или в качестве погребальных урн.

В 1900 году археолог, специалист по доисторической эпохе Пауль Райнеке, работавший тогда в Центральном римско-германском музее в Майнце, ввел в немецкую терминологию словосочетание Glockenbecher, отражавшее главную особенность посуды этой культуры. А английскую версию названия — Bell Beaker — в 1904 году предложил шотландский археолог Джон Аберкромби.

Для погребального ритуала ККК типичны скорченные погребения в земляных могилах или каменных ящиках в пределах могильника. В западной части распространения ККК иногда встречаются захоронения, связанные с культовыми местами, отмеченными мегалитическими сооружениями (например, в Западной Швейцарии). В иных популяциях наблюдается и кремация останков.

В инвентаре могил встречается керамика, медные орудия труда, оружие (медные кинжалы, у мужчин иногда — защитные пластины для рук, наручи, из сланца или песчаника), украшения, в том числе из золота. Однако подавляющее большинство захоронений содержит минимум предметов — один или несколько характерных керамических сосудов, проколку или кинжал. Небольшое число погребений с богатым инвентарем говорит о еще только зарождающемся расслоении в обществе.


Космополиты медного века

ККК была распространена в Западной, Южной и Центральной Европе с 2700-х до 2200-х годов до нашей эры, а также на Британских островах, где «задержалась» до 1800-х годов до нашей эры. Эта эпоха в истории человечества, переходный период от неолита к бронзовому веку, называется медным веком, энеолитом или халколитом (два последних термина восходят, соответственно, к латинскому и греческому корням).

Местом происхождения ККК, по-видимому, следует считать современную Португалию — по крайней мере, здесь находился один из древнейших очагов ее формирования. Отсюда представители этой культуры проникли в Бретань и двинулись дальше, в современные Нидерланды. Для этой территории характерен особый тип украшения кубков, так называемый морской. Из Голландии какая-то часть носителей ККК отправилась вверх по течению Рейна.

Памятники ККК (но с другими стилями орнаментации кубков) открыты в Чехии и Моравии, а также выше и ниже этих стран по течению Дуная — в Австрии, Германии (Баварии, Саксонии), Польше и Венгрии, а также на островах Сардиния и Сицилия, в Испании, Швейцарии, Чехии и даже в Дании.

Видимо, представители ККК использовали для передвижения реки и воды атлантического побережья. При этом памятники ККК покрывают не всю европейскую территорию, а располагаются на ней в виде «пятен», которых практически нет, например, в Центральной и Северной Франции, материковой Италии и других местах.

На ранних этапах исследования ККК предполагалось, что представители одной этнической общности мигрировали по Европе. Затем появилась гипотеза о мобильных группах населения разных культур — ремесленников или торговцев. Однако теперь в распространении колоколовидных кубков по материку видят в том числе и ту самую диффузию, о которой говорилось выше, — перемещение технологий и изделий или товаров.

Эту модель, в свою очередь, подтверждает недавнее исследование геномов 170 древних европейцев: жители Пиренейского полуострова оказались мало похожи генетически на представителей населения Центральной Европы. Зато британцы медного века, похоже, были носителями ККК, которые переселились на острова из Голландии, вытеснив при этом аборигенов-земледельцев.

Получается, носители культуры колоколовидных кубков все же не были однородны этнически, а значит, эта культура была первой общеевропейской и действительно космополитической. Технологически ККК явно намного превосходила другие археологические культуры Европы, и ее представители передвигались по материку, принося с собой коневодство, медную металлургию и импортные изделия (слоновую кость или янтарь).

В свою очередь, развитие металлургии способствовало социальной дифференциации. Предметы роскоши и технологии их изготовления продвигались вглубь континента, преодолевая большие расстояния, уже не будучи связанными с конкретными народами. Являясь объектами высокой социальной ценности, эти вещи использовались в системах обмена между различными этническими группами.

Данные огромного энеолитического могильника, обнаруженного в Уманехосе, несомненно, добавят немало ценной информации для понимания особенностей ККК. О них мы расскажем в следующем выпуске нашего блога.

Автор благодарит профессора Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии имени Штиглица, доктора исторических наук Илью Палагуту за консультацию при подготовке материала.


Литература

Blasco C., Liesau C., Rios P., Gomez J.L., Flores-Fernandes R. Un enterramiento multiple del yacimiento calcolitico de Humanejos (Parla, Madrid) desde una perspectiva tafonomica: Agrupando y reagrupando la familia // CuPAUAM 40. 2014. Pp. 11-29.

Flores-Fernandes R. La Necropolis Islamica de Humanejos (Parla) // Actas de las decimas jornadas de Patrimonio Arqueologico en la Comunidad de Madrid. Organizadas por la Direccion General de Patrimonio Historico en el Museo Arqueologico Regional de la Comunidad de Madrid durante los dias 21 y 22 de noviembre de 2013. Pp. 425-429.

Flores-Fernandes R. Presencia romana en Humanejos (Parla, Madrid) // Actas de las octavas jornadas de Patrimonio Arqueologico en la Comunidad de Madrid. Organizadas por la Direccion General de Patrimonio Historico en el Museo Arqueologico Regional de la Comunidad de Madrid durante los dias 16, 17 y 18 de noviembre de 2011. Pp. 459-463.

Flores-Fernandes R., Garrido Pena R. Campaniforme y conflicto social: Evidencias del yacimiento de Humanejos (Parla, Madrid) // Actas IX Jornadas de Patrimonio Arqueologico en la Comunidad de Madrid (Alcala de Henares, 15-16 Noviembre 2012). 2012. Pp. 159-167.

Liesau C., Blasco C., Rios P., Gomez J.L., Flores-Fernandes R. La mujer en el registro funerario campaniforme y su reconocimiento social // Trabajos de Prehistoria. 2015. 72 (1). Pp. 105-125.

Garrido Pena R. Bell-beakers in Iberia. In: Almagro M. (ed). Iberia. Protohistory of the far west of Europe: from Neolithic to Roman conquest. Universidad de Burgos. Fundacion Atapuerca. 2014. Pp. 113-124.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.