Соня Долотовская

Приматолог

Наполовину отцы

Этот текст — продолжение серии рассказов об Амазонии, где я провела больше года, изучая обезьян. Мои обезьяны называются прыгуны, и среди приматов они необычны своей моногамией: как и люди (по крайней мере, большинство людей), они образуют постоянные пары и живут семьями вместе со своими детьми. Изучаю я их для того, чтобы понять, по-настоящему ли они моногамны — или (как большинство людей) изменяют друг другу.

Пара карликовых мармозеток

Wikimedia commons

Моногамия у приматов, как и у млекопитающих в целом, очень редка. Подавляющее большинство приматов либо полигинны (доминантные самцы спариваются со всеми самками группы), либо полиаморны (промискуитет: все спариваются со всеми). Однако моногамия — не единственная странная и редкая среди приматов система размножения. На нашей станции в Амазонии живут обезьяны с еще более необычной системой размножения: тамарины и мармозетки.

Тамарины и мармозетки — крошечные (меньше кошки размером) обезьянки из семейства игрунковых (Callitrichidae). Игрунковые обезьяны живут кооперативными семьями из нескольких самцов и нескольких самок. Такая система размножения называется кооперативным размножением (cooperative breeding).

От честной полиамории, или промискуитета, система размножения игрунковых обезьян отличается тем, что привилегию спариваться со всеми взрослыми самцами группы имеет только одна доминантная самка (так что всю систему правильнее называть кооперативной полиандрией, cooperative polyandry). При этом доминантность тут проявляется не в классической форме драк и физической агрессии, а в более коварной форме: доминантная самка подавляет овуляцию у всех остальных самок группы.

Происходит это за счет сложных нейро- и эндокринных механизмов, где социальные и ольфакторные сигналы от доминантной самки подавляют синтез гонадотропных гормонов у остальных самок. В целом же кооперативные семьи игрунковых очень дружные, и уровень агрессии у них очень низкий.

Другая странность игрунковых — это то, что в большинстве случаев у них рождаются близнецы. Это тоже нехарактерно для приматов: большинство из них рожают только одного детеныша.

Быть доминантной самкой тамарина или мармозетки во всех отношениях прекрасно. Мало того, что она спаривается со всеми взрослыми самцами группы, так еще и после рождения потомства самцы берут всю заботу о детенышах на себя и по очереди носят их на спине. Матери этим заниматься не приходится, и все ее родительские обязанности ограничиваются кормлением детенышей.

Такая замечательная система возможна благодаря тому, что самцы никогда не знают, кто из них отец детей — ведь с доминантной самкой спариваются все самцы группы. Более того, у двух близнецов чаще всего разные отцы. Поэтому каждому из самцов выгодно заботиться обо всех детенышах в группе. На всякий случай, ведь всегда есть вероятность, что их отец — именно он.

Но самое странное в игрунковых обезьянах — это то, что большинство из них (95 процентов!) — химеры. В самом прямом смысле: их ткани содержат ДНК от двух разных отцов. Происходит это потому, что на ранней стадии внутриутробного развития хорионы двух близнецов срастаются, образуя единую плаценту, в результате чего близнецы обмениваются стволовыми клетками друг друга. И в случае, если эти стволовые клетки содержат генетический материал от двух разных отцов (а таких случаев большинство), то получаются химеры.

Как показали генетические исследования, генетическую мозаичность у игрунковых имеют все ткани тела, включая сперму. То есть самцы игрунковых могут быть отцами детей своих близнецов!

В результате всего этого получается, что самцам нет смысла гадать, приходятся ли они отцами детенышам: с большой долей вероятности, они будут отцами хотя бы половины детеныша. А значит, лучше не рисковать утратой своего генетического материала и позаботиться об обоих близнецах сразу.

Скорее всего, именно поэтому игрунковые, в отличие от всех остальных приматов, могут позволить себе рожать двух детенышей сразу, а не только одного. Справиться с близнецами в одиночку только матери или отцу было бы тяжело — но когда детенышей носят на себе все самцы группы, это становится возможным.

По этой же причине у игрунковых очень высокая для приматов скорость размножения: большинство из них приносят потомство два раза в год, а самки, в отличие от самок остальных приматов, остаются фертильными даже во время лактации.

В целом химеризм у млекопитающих — очень редкое явление. Он изредка встречается у коров, кошек и людей. Но у людей, например, анализы крови дизиготных (то есть неидентичных) близнецов показали, что лишь около 8 процентов из них обмениваются клетками во время внутриутробного развития — и при этом очень небольшим количеством клеток, всего около 0,01 процента.

Так что игрунковые обезьяны в этом отношении — уникальная группа. Их даже иногда сравнивают с общественными насекомыми (такими как пчелы или муравьи) — ведь уровень родственности между отдельными животными у них гораздо выше, чем у обычных приматов.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.