Елизавета Ивтушок

Редактор

Проклятие знания

Каждый, кто учился в школе или университете, знает, что иногда понять что-то бывает совершенно невозможно: несмотря на то, что преподаватель вроде как прекрасно разбирается в теме, все его попытки что-то объяснить практически ни к чему не приводят. К счастью, такие ситуации — не правило (иначе мы бы никогда ничего не узнали), а скорее исключение, которое часто обусловлено когнитивным искажением, называемым «проклятием знания». Подробнее о нем — в нашем блоге.

В прошлый раз мы рассказывали нашим читателям о «кончике языка» — феномене, при котором слово, описывающее какое-то понятие, известно говорящему, но не может быть точно воспроизведено. Такое когнитивное искажение относится к искажениям работы памяти и внимания и указывает на несовершенства человеческих умственных процессов (пусть не очень приятных и плохо объясняемых, но при этом совершенно безвредных). В этот раз мы коснемся другой достаточно обширной группы когнитивных искажений — ошибок суждения, принятия решений и поведения — и разберем «проклятие знания».

Этот феномен (в английском языке его называют довольно мистическим 'the curse of knowledge') обозначает ситуацию, в которой говорящий полагает (чаще всего — ошибочно), что у слушающего есть вся необходимая для понимания информация. Почему именно проклятие? Потому что обладающий информацией человек под воздействием этого искажения обрекает себя на непонимание — как со стороны других людей, так и в отношении самой коммуникативной ситуации. В действительности получается некий порочный круг: слушающий не понимает, что ему пытается объяснить говорящий, в то время как для говорящего информация, которую он пытается донести, может быть до ужаса элементарной и логичной, из-за чего он, в свою очередь, не понимает, почему его не понимает слушающий.

Впервые этот феномен был описан в конце 80-х годов американскими экономистами Колином Камерером (Colin Camerer), Джорджем Ловентштайном (George Loewenstein) и Мартином Вебером (Martin Weber). Они, опираясь на работы, посвященные еще одному когнитивному искажению — ошибке хиндсайта (наши читатели, кстати, очень любят вспоминать про нее, когда хотят показать, что результаты работы не настолько очевидны, как кому-то может показаться — спасибо им за это), описали ситуацию на рынке, когда более информированный участник не может с легкостью предугадать поведение менее информированного участника. Из-за этого более знающий часто оказывается в проигрыше: он полагает, что его контрагент будет поступать согласно информации, доступной ему самому. Но тут-то и вмешивается «проклятие знания»: контрагент совсем не обязательно обладает тем же объемом информации, и поэтому его решения предугадать не так-то просто.

Самый известный эксперимент, демонстрирующий «проклятие знания», провела студентка Стэнфордского университета Элизабет Ньютон (Elizabeth Newton) в 1990 году при подготовке своей диссертации (к сожалению, не опубликованной). Участники ее эксперимента разделились на две группы: первые стучали по столу, отбивая ритм несложной мелодии, а вторые слушали это стучание. Первую группу попросили настучать что-нибудь очень простое (например, песенку 'Old McDonald had a farm'), а участники из второй группы пытались угадать эти мелодии. Перед началом эксперимента стучащих также спросили, сколько, по их мнению, песен угадают слушатели. Большинство посчитали, что угадать должны как минимум половину исполненных «композиций». В реальности слушатели угадали всего 2,5 процента всех мелодий. 

Ньютон (как и все остальные исследователи, занимающиеся «проклятием знания»), в частности, показала, что, зная что-то, очень сложно вообразить, что кто-то может не обладать этой информацией. Отбитая на столе «мелодия» звучит для исполняющего вполне похоже на оригинал (к примеру, из-за того, что он повторяет ритм в своей голове), но для слушающего это может быть не так очевидно. Во многом дело, разумеется, сводится к исполнению: зная что-то очень хорошо и оказавшись под действием «проклятия знания», мы не слишком обеспокоены тем, насколько понятно преподносим слушателям информацию, — во многом потому, что нам самим она кажется очевидной.

Наша неспособность осознать, что другим людям может быть неизвестна или непонятна информация, которая кажется нам элементарной, растет из нарушений в работе теории сознания (theory of mind) — модели психических репрезентаций, отвечающих за построение и обработку суждений как о самом себе, так и о других людях. Склонность к «проклятию знания» связана и с нарушением индивидуальной способности к эмпатии.

В результате наша способность объяснять напрямую зависит от нашей способности воспринимать состояние другого человека. Получается, что «проклинает» человека не столько само его знание (вы, вероятнее всего, встречали в жизни людей, сумевших объяснить вам что-то так, чтобы вы поняли), сколько неспособность к осознанию того, что собеседник может думать по-другому, а если быть точным, не знать чего-то, что знает он сам.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.