Библиотека Гутенберга

Научно-популярная серия

«Псевдонаука. Разоблачение обмана и заблуждений»

Чтобы понимать, почему псевдонауки и эзотерические учения не способны описывать окружающий нас мир, хотя и претендуют на знание неких «важнейших» или «последних» истин, необходимо разобраться с тем, что такое наука — как она работает и как объясняет наличную действительность. Этим вопросам посвящена книга Леонида Подымова «Псевдонаука. Разоблачение обмана и заблуждений», выпущенная издательством АСТ в рамках серии «Библиотека Гутенберга». Специально для читателей N + 1 публикуем фрагмент из этой книги.


Наука против псевдонауки. Претензии псевдоученых

В чем обычно обвиняют науку? Рассмотрим и прокомментируем некоторые популярные претензии, которые предъявляют различные псевдоученые к «официальной науке».

Претензии псевдоученых:


1. Наука не знает всего.

«Мир полон тайн и загадок. И наука не знает ответов на все вопросы», — говорят они нам. Да, действительно, современное человечество не способно построить космический корабль для перелета к другим звездам. У нас нет суперэффективного лекарства от рака. Мы не можем продлять жизнь человека до 200 лет. Перечень того, чего мы не можем, можно продолжать очень долго (в зависимости от богатства нашей фантазии). Но означает ли все, чего мы сейчас не можем, что «наука стоит на месте» или «современная наука находится в тупике»? Значит ли это, что наука не делает вообще ничего? Очевидно, нет.

Да, существует масса сложных для изучения и понимания тем. Наши желания часто опережают наши возможности. Но плоды науки и техники и без того обильны, достаточно просто хорошо почитать историю и посмотреть, как люди жили раньше. Наука не знает всего, и она об этом прекрасно осведомлена. А там, где наука и техника «не способны», может быть, они «пока не способны»? Там, где у нас «нет», может быть, у нас «пока нет»? История науки дает нам множество примеров того, как люди умеют находить ответы на, казалось бы, неразрешимые вопросы, умеют придумывать такое, о чем невозможно даже и помыслить.

Наука не знает всего. Но вопрос не в этом. Есть ли что-то, чего не знает наука, но что хорошо знают различные представители «альтернативных способов познания»? Когда нам в очередной раз заявляют, что «Ученые не знают ответа на этот вопрос», «Загадка сознания не под силу науке», «Происхождение жизни покрыто мраком» и тому подобное, подразумевается ведь, что есть кто-то, кто с этими загадками, в отличие от науки, разобрался. Но так ли это на самом деле? Увы, нет. Если что-то в устройстве окружающего нас мира сейчас не ведомо науке, то оно не известно никому. Потому что наука — это и есть наши знания о мире.

Если и задаваться вопросом, кто же находится в тупике, может быть, в тупике как раз-таки различные оккультные, эзотерические учения, которые за сотни лет не добились никаких сколько-нибудь значимых результатов.


2. Есть вещи, которые ученым не интересны.

Это не так. Науке все интересно. Но наука работает с доказательствами. «Какие ваши доказательства?» — спрашивает ученый. В разное время живой интерес науки обращается к разным явлениям. Какие-то темы отходят в тень, какие-то снова возвращаются из забвения. В свое время ученые подробно изучали паранормальные явления и экстрасенсорные способности, вечные двигатели и астрологию. И ничего необычного не нашли. Поэтому по этим темам существует некоторый скепсис. Но это не значит, что ученым будет совсем не интересно, если вдруг появится настоящий экстрасенс или настоящий астролог-предсказатель. Просто доказательства таких необычных явлений должны быть достаточно серьезными, чтобы всерьез к ним отнестись.

Ученые активно исследуют египетские пирамиды, различные ископаемые, ищут братьев по разуму в космосе и новые биологические виды на Земле. Есть очень популярные темы исследования, а есть темы, которыми занимаются буквально единицы ученых во всем мире. Но вряд ли существует хоть одна тема, которая так интересна псевдоученым и которая совсем не интересна академической науке. Как мы помним, псевдоученых не интересует строение хвостового оперения птиц или электрическое сопротивление медной проволоки. Псевдоученые всегда берутся за самые фундаментальные и значимые проблемы.


3. Ученые участвуют в глобальном заговоре и намеренно скрывают правду.

Тут претензии выстраиваются по другому принципу. Якобы уже достаточно давно известны сенсационные факты: происхождение человека от инопланетян, существование души и загробного мира, опровержение теории эволюции, несостоятельность теории относительности и космологической концепции Большого взрыва, фальсификация высадок человека на Луну, фабрикация мировой истории, вред прививок и ГМО, существование призраков и экстрасенсорных способностей и пр. Но ученые по каким-то причинам скрывают правду от народа.

Какой разумный контрдовод можно привести? Про парадигму открытости науки я уже подробно рассказал ранее. Заметим, что держать в секрете информацию можно, когда о ней осведомлены два, три, десять человек. Но как утаить факты, про которые должны знать десятки тысяч людей? В  обществе, где каждый человек может преследовать собственные интересы, тем более среди ученых — часто весьма своеобразных и независимых в своем поведении людей, утаить сенсацию, думается, очень и очень сложно.

Также чаще всего конспирологи не уточняют либо объясняют весьма расплывчато, а зачем вообще утаивать научное открытие? Если возможная выгода от якобы снятых в кинопавильоне лунных высадок экипажей «Аполлонов» понятна (стремление утереть нос «советам» в лунной гонке, экономия бюджетных денег), то какую выгоду можно извлечь из укрывательства фундаментального научного открытия? Какую статью бюджетных расходов сэкономит укрывательство «доказанного факта существования души»? Что изменится в худшую сторону, когда обнародуется этот факт? Все атеисты останутся без работы? Наука — это не борьба атеизма с религией. Наука — это поиск ответов на любые вопросы. Наука от подобных добытых и доказанных сенсаций только выиграет.


4. Ученые могут ошибаться.

Ученые могут ошибаться и делают это очень часто. Ученые могут выстраивать неточные теории, делать неправильные выводы из опытных данных. Обо всем этом мы уже поговорили.

Настоящие ученые, как никто другой, скептически относятся к своей работе. Но почему-то у ошибающихся и сомневающихся во всем ученых постоянно получается открывать все новые и новые явления, делать все более и более потрясающие изобретения. А  безошибочно действующие медиумы и колдуны, кроме психологического комфорта для некоторых своих клиентов, не привносят в наш мир ничего.

Часто критики науки выставляют научные ошибки и постоянное сомнение ученых в любых научных гипотезах и теориях в качестве якобы доказательств «слабости» науки. Да, наука проблемна, и в науке нет раз и навсегда установленных истин. Но в этом как раз-таки и заключается сила науки — возможность отвергнуть любое знание, если будет доказана его ошибочность. Какие из ненаучных, антинаучных, псевдонаучных учений или идей готовы похвастаться такой же суровой самокритикой? Айзек Азимов писал:

«…Люди ошибались, считая землю плоской. Люди ошибались, считая землю сферичной. Но если ты считаешь, что первые и вторые ошибались в равной степени, ты более неправ, чем те и другие, вместе взятые… Ученые, обнаружив удачную концепцию, постепенно совершенствуют ее и шлифуют со все большей и большей точностью, по мере того, как совершенствуются инструменты измерения. (Научные) Теории бывают не столько неправильными, сколько неполными».
Айзек Азимов
Относительность неправды

Ученые могут ошибаться. А кто имеет иммунитет от ошибок? Астрологи? Экстрасенсы? Уфологи? Может быть, у них гораздо более точные методы работы? Интересно было бы посмотреть.


5. А что, если научный метод познания не совершенен и не способен постичь окружающую нас действительность в полной степени?

Здесь, конечно, вопрос глубже и философичнее, чем в претензии «наука не знает всего». Действительно, насколько объективны знания, которые мы получаем с помощью наших органов чувств, измерительных приборов, методов логического мышления? Что, если сам научный метод содержит глобальный неустранимый изъян и упускает что-то очень важное? А что, если мы ошибаемся? Что, если весь окружающий нас мир — это сон? Или компьютерная симуляция? Что, если мир вокруг нас пронизан «тонкой энергией», которую нельзя уловить ни одним прибором, но некоторые люди от рождения способны эту энергию чувствовать и даже манипулировать ею?

Пока что никто не знает ответа на эти вопросы. Если все это правда, то пока что не нашелся ни один человек, который бы убедительно доказал хотя бы одно подобное заявление. Самозваные экстрасенсы и медиумы почему-то сразу теряют все свои способности, как только оказываются в условиях контролируемого эксперимента (можно вспомнить известные «Фонд Рэнди» и «Премию Гудини»). Мыслители планетарного масштаба, всевозможные ниспровергатели науки, вроде Левашова, Грабового и Петрика, будоражат умы своих последователей фразами «Я силой мысли остановил цунами», но не делают ни одного проверяемого предсказания. Хотя, казалось бы, если ты способен вызывать и останавливать планетарные катастрофы, ученым от тебя всего-то и нужно: покажи нам, что именно экспериментатор запрятал в черном ящике. Но нет.

(«Фонд Джеймса Рэнди» предлагал приз в один миллион долларов США любому человеку, который сможет продемонстрировать в контролируемых условиях экстрасенсорную (паранормальную) способность. «Премия Гудини» предлагает миллион рублей за аналогичное достижение.)

Все эти тонкие миры, если они и существуют, не влияют очевидным образом на нашу жизнь. Может быть, когда-нибудь физика будущего, углубившись в элементарные частицы, откроет сакральные духовные тайны мироздания. А пока все заявления о неспособности науки постигать реальность и о существовании более продуктивных, альтернативных способов познания ни на чем не основаны. Современные эзотерические учения нередко выступают в наукообразном обличье, апеллирует к науке, провозглашая принцип «единства науки, религии и философии». При этом представления эзотерики по основополагающим проблемам различных областей наук находятся в противоречии с научными данными, а методология эзотерического «постижения» реальности не соответствует нормам продуктивного научного познания и вообще часто не воспроизводима.

А что, если научный метод не совершенен? Что, если наука никогда не узнает всего? Что, если в Тибете есть телепорт в иные миры? Что, если под землей на глубине десятков километров есть Ад? Что, если на Юпитере растут яблони? А  что, если нам немного приструнить нашу фантазию?


Читать полностью:
Подымов, Леонид. Псевдонаука. Разоблачение обмана и заблуждений. — М.: «Аванта»: АСТ, 2018. — 320 с. («Библиотека Гутенберга»)

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.