Артем Ефимов

Записки экономического историка

Синдбад-мореход и денежная система Древней Руси

В сказках «Тысячи и одной ночи» нередко упоминаются деньги, имевшие хождение на Востоке. Например, приключения Синдбада-морехода мотивированы тем, что он, будучи по профессии купцов, все время вынужден пускаться в обратные плавания, чтобы вести торговлю. Но оказывается, что монеты, упоминаемые в историях о Синдбаде, в изобилии встречаются в кладах, некогда зарытых на территории Древней Руси. О том, какая существует связь между восточной сказкой и древнерусской историей, читайте в очередном выпуске блога, который ведет историк Артем Ефимов, автор телеграм-канала «Пиастры!»

В «Тысяче и одной ночи» Синдбад-мореход начинает рассказ о своем первом путешествии с того, как он промотал отцовское наследство. Взявшись наконец за ум, повествует Синдбад, «я поднялся и собрал все бывшие у меня вещи и одежды и продал их, а потом я продал мои земли и все, чем владели мои руки, и собрал три тысячи дирхемов» (пер. М.А. Салье).

Бизнес Синдбада устроен замысловато: он покупает товары на все деньги, какие у него есть, теряет их при кораблекрушении, после чего ему несказанно везет, и он приобретает даже больше, чем потерял. Например, в седьмом путешествии, выброшенный на неизвестный берег, он строит плот из первого попавшегося дерева, добирается до некоего города и лишь там обнаруживает, что дерево это — драгоценный сандал. Местные купцы готовы были купить у него плот за тысячу динаров. Шейх-благодетель и будущий тесть Синдбада выкупает сандал за 1100 динаров.

Две главные денежные единицы мусульманского мира — дирхем и динар — уже встречались читателям нашего блога как греческая драхма и римский денарий. Обе арабы переняли у византийцев при завоевании Ближнего Востока. Собственная арабская денежная система сложилась в конце VII века в результате реформы дамасского халифа Абд аль-Малика. Действие «Тысячи и одной ночи», в том числе путешествия Синдбада-морехода, традиционно привязывается к правлению багдадского халифа Харуна ар-Рашида (конец VIII — начало IX века).

Динар Абд аль-Малика был золотой монетой весом 4,25 грамма. Дирхем был серебряной монетой в 3,125 грамма. В одном динаре считалось 14 дирхемов. Таким образом, соотношение цены золота и серебра составляло 1:10,29. В Византии это соотношение было около 1:14,4, в Западной Европе — еще меньше. Это был многовековой тренд: чем дальше на восток, тем дороже серебро. Это предопределяло торговый баланс: с Востока на Запад текли в основном товары, с Запада на Восток — серебряные деньги.

Три тысячи дирхемов, с которых начинал свой бизнес Синдбад-мореход, — это 9,38 килограмма серебра. 1100 динаров, за которые он продал сандал в своем последнем путешествии, — это 4,54 килограмма золота, а в переводе на серебро — что-то около 47 килограмм. То есть, после всех мытарств, Синдбад разбогател в пять раз.

Теперь от литературы (точнее, фольклора) обратимся к действительности. Арабские дирхемы VIII–IX веков, с которыми имел дело Синдбад-мореход, — важная штука для ранней истории (точнее даже, предыстории) Древней Руси.

Ранние серебряные монеты Арабского халифата называют куфическими дирхемами, где куфи — каллиграфический стиль, которым выполнены надписи на монетах с цитатами из Корана. Они особенно хороши тем, что почти всегда датированы годом чеканки. При этом куфический дирхем — монета массовая и широко распространенная, так что по его упоминаниям в письменных источниках или археологическим находкам можно делать важные выводы о торговых связях.

На Восточноевропейской равнине, в бассейнах Волги, Днепра, Западной Двины и в районе Ильменя и Ладоги, за последние двести с лишним лет найдены сотни кладов куфических дирхемов. Судя по ним, арабские серебряные деньги текли в наши края в основном по Волге (что логично: Каспийское море — самый удобный и прямой путь на Ближний Восток и в Персию), начиная по меньшей мере с VIII века.

Самая поздняя монета в каждом кладе дает ориентировочную дату, когда его зарыли. Если клад состоит преимущественно из «молодых» монет (в пределах десяти лет от самой поздней), можно предположить, что это серебро, поступившее на Русь недавно — скажем, награблено в набеге и припрятано сразу по возвращении. Но есть и клады, состоящие преимущественно из «старых» монет — более чем на десять лет старше самой поздней. Про такие логично предположить, что эти деньги довольно долго обращались на Руси, прежде чем их собрали вместе и зарыли. Например, какой-нибудь купец спрятал их, опасаясь набега.

Из саг известно, что скандинавы нередко зарывали клады в ритуальных или магических целях: считалось, что серебро, добытое в набеге, как бы «накапливает» удачу, и если его спрятать, удача не покинет владельца клада. Возможно, некоторые восточноевропейские клады дирхемов возникли именно так.

Куфические дирхемы, судя по тому, в каких количествах они оседали в кладах и сколько этих кладов состояли из разновозрастных монет, фактически составляли денежную систему Древней Руси так-этак до времени Владимира Святого. Есть предположения, что за названиями древнейших русских денежных единиц — кун, гривен и так далее — скрываются именно привозные дирхемы.

Когда-то на рубеже XI–XII веков Арабский халифат поразил серебряный кризис. Предположительно, иссякли среднеазиатские рудники. На Руси наступил «безмонетный период», когда деньгами служили серебряные слитки, меха и так далее. Продлилось это до прихода монголов.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.