Артем Ефимов

Записки экономического историка

Сколько стоил клад капитана Флинта

Мы начинаем публиковать заметки историка Артема Ефимова, которые будут посвящены истории денежных стандартов и денежных реформ, денежным названиям и идиомам, а также сложным взаимоотношениям исторических и литературных персонажей с деньгами. Артем много раз публиковался на сайте N + 1 и в результате даже написал книгу «С чего мы взяли: три века попыток понять Россию умом». Теперь он работает над диссертацией по истории денежной реформы эпохи Петра I и ведет одноименный с нашим блогом телеграм-канал, на который мы советуем вам подписаться.

В «Острове сокровищ» клад капитана Флинта оценивается в 700 тысяч фунтов стерлингов. Как рассказывает Джим Хокинс, там были «английские, французские, испанские, португальские монеты, гинеи и луидоры, дублоны и двойные гинеи, муадоры и цехины, монеты с изображениями всех европейских королей за последние сто лет, странные восточные монеты, на которых изображен не то пучок веревок, не то клок паутины, круглые монеты, квадратные монеты, монеты с дыркой посередине, чтобы их можно было носить на шее, — в этой коллекции были собраны деньги всего мира». Все перечисленные монеты — золотые. Это Стивенсон особо оговаривает: с серебром возиться не стали — было мало народу и мало времени; серебро так и осталось на острове. Как бы там ни было, основную часть сокровищ составляло именно золото.


В бухгалтерской книге Билли Бонса указано, что его доля от ограбления некоего судна «напротив Каракаса» в 1745 году составила 70 фунтов. Сильвер рассказывает, что за те годы, что он пиратствовал под началом Эдварда Ингленда (реальный пират первой половины XVIII века) и капитана Флинта (вымышлен Стивенсоном), он заработал в общей сложности 2900 фунтов, что «для простого матроса не так плохо». На эти деньги он смог купить таверну в Бристоле, выгодно вложиться в несколько банков и сделаться рантье (жить на проценты по вкладам). А тут — 700 тысяч!

Надежды сквайра Трелони, что «у нас будет столько монет, что мы сможем купаться в них и швырять их рикошетом в воду», оправдались. 700 тысяч фунтов в середине XVIII века, когда происходит действие «Острова сокровищ», — это умопомрачительная сумма. По паритету покупательной способности это почти 60 миллионов фунтов 2005 года. Это 10 процентов расходной части бюджета всей Великобритании за тот же 1750 год. Верно сказал молодой моряк в том разговоре, который подслушал Джим, сидя в бочке из-под яблок: «Вот и будь пиратом!»

Кстати, о золоте. главный денежный стандарт, по которому чеканились все деньги из клада Флинта, — дукат. Это название происходит от слова dux — «герцог». Венецианские дожи — они тоже dux’ы. Соответственно, на их монетах чеканилась легенда: Sit tibi Christe datus quem tu regis iste ducatus, — т.е.: «Тебе, Христе, да будет посвящено, царствующему над сим герцогством».

Со времен легендарного дожа Энрико Дандоло (1192–1205) в Венеции чеканились серебряные дукаты. Основной торговой монетой в Средиземноморье тогда был византийский золотой гиперпирон, он же иперпир. Но византийские императоры регулярно девальвировали гиперпирон, поскольку им требовались деньги на войны (про то, как это бывает, мы непременно еще поговорим), так что монета теряла популярность.

Венецианские же купцы, доминируя в средиземноморской торговле, были заинтересованы в стабильной торговой монете. В 1284 году они наконец решили взять дело в свои руки и стали чеканить золотые дукаты. Дожем, кстати, тогда был Джованни Дандоло, правнук Энрико. Венецианский дукат чеканился по стандарту флорентийского флорина (появился в 1252 году) — 3,545 грамма самого чистого золота, какое могла произвести средневековая металлургия (метрическая проба 994,7; современное обручальное кольцо — максимум 958).

Собственные дукаты в подражание венецианским стали чеканить папы римские, Генуя, Венгрия. Османский султан Мехмед II Завоеватель во второй половине XV века стал чеканить по дукатному стандарту золотой султани (по-турецки его еще называли «алтын» — попросту «золотой»). С 1580-х годов собственные дукаты стали чеканить Нидерланды, добившиеся независимости от Испании.

Венецианский дукат был очень стабильной валютой. Торговая республика тщательно оберегала его чистоту: покуда дукат повсюду ценили и принимали, купцам не приходилось терять деньги на обменных курсах. В других государствах соблазн девальвации часто оказывался слишком силен. Уже в XV веке, чтобы отличать полновесные дукаты от «порченых» (девальвированных), последние стали называть гульденами («золотыми» по-немецки). В 1543 году в Венеции возобновилась чеканка серебряных дукатов, и за золотыми постепенно закрепилось название «цехины» (zecchino — от Zecca, названия венецианского монетного двора).

Золото, из которого чеканились венецианские и прочие дукаты, поступало главным образом с рудников на Балканах. Венеция поначалу контролировала многие из них, но в течение XV века все они были захвачены Османской империей. С тех пор из европейских стран серьезными золотыми рудниками располагала только Венгрия (в Карпатских горах). Венецианцы скупали золото повсюду, где могли, очищали его от примесей и чеканили из него деньги. Издержки производства были, конечно, высоки, но их с лихвой перекрывали выгоды от того, что Венеция контролировала эмиссию самой стабильной валюты в мире.

Артем Ефимов





Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.