Факультет психологии МГУ

Коллективное, сознательное

Может ли ностальгия довести до преступления

Термин «ностальгия» был введен в 1688 году швейцарским врачом Иоганном Хофером, обратившим внимание на необычные недомогания иностранных студентов, приехавших в Швейцарию на учебу. Его исследования были продолжены многими учеными, работы которых обобщил известный философ, психолог и психиатр Карл Ясперс в своем фундаментальном труде «Ностальгия и преступление». Сегодня переживание ностальгии изучается в различных областях: от рекламы и маркетинга до психиатрии и философии.

Rai 2, Sovinfilm

Ностальгия как преступление

Карл Ясперс приходит к выводу, что ностальгия тесно связана с криминальным поведением. Он приводит множество примеров преступлений, которые совершали молодые девушки, испытывающие острую тоску по дому. Во всех этих случаях симптомы ностальгии исчезали после совершения преступления. По мнению Ясперса, при этом важно учитывать возраст пациента, задержки в его развитии, психопатическую предрасположенность, физические болезни, личностные особенности и многое другое. Именно эти факторы провоцируют некоторых людей на совершение преступлений на почве тоски по дому [Ясперс, 1996]. Австрийский специалист в области уголовного права Ганс Гросс, развивая идею Ясперса, пишет о том, что люди, ослабленные ностальгией, чтобы совладать со своим состоянием, ищут мощные сенсорные стимулы, вплоть до поджогов и убийств. Гросс полагал, что печаль и уныние страдающих ностальгией способны разряжаться в преступлении [Gross, 1918]. Современное понимание ностальгии в целом согласуется с идеями Ясперса, хотя прошло более века с тех пор, как была написана его работа. Немецкий криминалист Соня Бахисель подчеркивает, что вклад Ясперса в современную криминологию нельзя недооценивать [Bachhiesl, 2009].


Ностальгия как борьба знания и памяти

Ностальгия сегодня является предметом изучения психологов и психиатров. Например, американский психолог А. В. Зинченко, который работал в США с мигрантами из Советского Союза, наблюдал ностальгию и ее крайние проявления. Анализ причин «тоски по родине» он предлагал начать с понятия «Дом», которое можно представить как совокупность воспоминаний и переживаний [Зинченко, 2009]. Что же входит в состав этого понятия?

Во-первых, конечно, это географическое пространство. Проживая в каком-то месте, мы впитываем его в себя, проецируем на него часть себя, как бы одушевляя знакомые места. Сторонники теории пространственной идентичности рассматривают переживания окружающей обстановки и диктуемые ею повседневные привычки как ключевые элементы человеческого «Я». Во-вторых, культурный контекст, который включает в себя язык, ценности и ритуалы, общие культурные мифы и т.д. Особенно ярко собственная культура переживается и начинает осознаваться при разлуке с ней. Если же человек утрачивает связь со своей культурой на длительное время или навсегда, например при эмиграции, то происходит нарушение перспективы времени: настоящее и будущее логически больше не вытекают из прошлого. Это подтверждается в работах американских психиатров Безер и Хайман, которые рассматривали перспективу времени у беженцев [Beizer & Hyman, 1997]. Наконец, в-третьих, важнейшие переживания «Дома» — это ощущения участия и присутствия, иными словами, наполненность смыслами и эмоциями. У себя дома человек как бы обладает всемогуществом, так как все события, начиная от погодных явлений и заканчивая культурными происшествиями, разворачиваются по сценарию, усвоенному с детства. И иногда можно поймать себя на мысли, что, например, снег пошел по моему желанию.

Конечно, эти события никак не связаны, но подобные совпадения постоянно происходят, что подкрепляет данное чувство. В периоды длительной разлуки со знакомым окружением человек может начать сомневаться в реальности собственного «Я». Зинченко предлагает очень яркую иллюстрацию этого явления. В 1960-ые годы проводились исследования способностей человека приспосабливаться к условиям открытого космоса. Испытуемых помещали в депривационную ванну, в которой они не могли воспринимать внешние сенсорные стимулы и получать обратную связь о своих действиях и положении тела. У людей в состоянии сенсорной депривации через какое-то время начинались галлюцинации. Таким образом, психические функции человека в отсутствие точек опоры создают их самостоятельно и начинают функционировать отдельно от объективной реальности. Люди, оказавшиеся в совершенно иной среде, переживают сходные чувства, так как привычные координаты у них «переворачиваются». Их новый опыт не укладывается в память о себе. Человек оказывается подвержен двум процессам: «вторжению внешнего мира», для которого еще не создано категорий и не выработано привычных реакций, и «вторжению внутреннего мира», то есть постоянным навязчивым воспоминаниям. Единственный выход из этого состояния — это возвращение к знакомым переживаниям, но уже в новых условиях [Зинченко, 2009].

 

Клиническая картина и классификация

Российский и израильский психиатр Александр Недува определяет ностальгию как компенсаторную личностную реакцию, возникающую вследствие резкого изменения личностного стереотипа, и выделяет четыре степени тяжести симптомов ностальгии [Недува, 2013]. Самая мягкая форма — это «латентная ностальгия». Человек не испытывает сложностей в налаживании контактов  с внешней средой, воспоминания о прошлой жизни возникают эпизодически и не вызывают депрессии. Больной воспринимает прошлое как пережитый этап и адекватно оценивает значимость новых ценностных ориентаций.

Следующая стадия — это «Легкая ностальгия», которая сопровождается грустью, печалью и возникновением сцен возврата в прошлую жизнь. Симптоматика сходна с легкой формой дистимии (расстройства настроения): повышенная утомляемость и снижение энергии. Больные нуждаются в возможности высказаться, после чего они чувствуют себя значительно лучше. В целом при благоприятном окружении ностальгические переживания через некоторое время утрачивают актуальность.

«Ностальгия средней тяжести» уже представлена серьезными нарушениями сна, навязчивыми воспоминаниями и уходом от реальных событий в прошлое. Симптомы сходны с симптомами невротической депрессии и нестойкими обсессивно-фобическими расстройствами. И, наконец, «тяжелая ностальгия» выделяется либо в качестве элемента тяжелой депрессии, сопровождающейся бредовыми идеями, либо в  виде упорных обсессивно-фобических переживаний, а  также стойких сверхценных образований. Больного постоянно преследуют навязчивые воспоминания о прошлой жизни, которая идеализируется, возникают необоснованные переживания безнадежности и бесперспективности.

           

Инициаторы ностальгии

Ностальгия может быть вызвана многими внешними факторами, но особенно интересны и обширны исследования о связи запахов с переживаниями ностальгии. Человек способен различать до 10 тысяч различных запахов, хотя не существует двух людей с одинаковыми обонятельными способностями. Кроме этого, как отмечает американский врач Алан Хирш, этническая принадлежность и географическое положение тоже влияют на восприятие запахов [Hirsch, 1992].  

Анатомически нос напрямую связан с обонятельными долями в лимбической системе, которая, как принято считать, играет ключевую роль в создании эмоций. Именно благодаря такому анатомическому строению обонятельной системы запахи могут навевать воспоминания из прошлого. Например, благодаря распространению запаха свежеприготовленного хлеба в американских супермаркетах продажи хлеба увеличивались втрое. А разбрызгивание запаха попкорна в зале кинотеатра создавало «особую атмосферу». В своем исследовании психологи Ульрих Орт и Орели Буррен показали, что ностальгические воспоминания, вызываемые запахами, положительно влияют на индивидуальный поиск ощущений в потребительских предпочтениях. Иными словами, мы более склонны покупать необычные для нас товары, если запахи этих товаров вызывают ностальгические переживания [Orth, Bourrain, 2008].  

Для того чтобы исследовать влияния запахов на появления и переживания ностальгии, Хирш давал испытуемым оценивать различные запахи. При этом у участников исследования узнавали год их рождения. Из 478 мужчин и 511 женщин 85 процентов сообщили, что запахи вызывают воспоминания. При этом значимых различий в ответах представителей разных полов не наблюдалось, а вот значимые различия между представителями разных поколений были обнаружены в зависимости от вида запахов. На тех, кто родился до 1930 года, наибольший эффект оказывали природные запахи, например, запахи сена, лошадей и морского воздуха. На тех же, кто родился после 1930-го, наибольшее влияние оказывали запахи еды, пластика, самолетного топлива [Hirsch, 1992].

Не менее интересные результаты были получены при изучении влияния музыки и песен на возникновение переживания ностальгии. Было показано, что прослушивание музыкальных отрывков может воскрешать воспоминания из прошлого, обычно позитивные. В исследовании американского психолога Фредерика Баррета с соавторами испытуемым предъявляли печальные и веселые отрывки из популярных песен и просили их оценить. Интенсивность ностальгии, которая была вызвана этими музыкальными отрывками, сопоставлялась с двумя факторами: влиянием контекста и влиянием личностных характеристик. Первый фактор отвечал за то, как переживания одного человека меняются при прослушивании песен. Отношение испытуемых к конкретной песне представлялось как результат проявления автобиографического опыта во время прослушивания. Второй фактор оценивался до прослушивания песен и включал в себя индивидуальную предрасположенность к ностальгии, а также такие личностные черты, как экстраверсия и невротизм. В результате выяснилось, что интенсивность ностальгии наиболее точно предсказывается фактором контекста (автобиографическим опытом испытуемого), в меньшей степени личностным фактором и, наконец, взаимодействием этих двух факторов. Авторы заключают, что причиной влияния музыки на переживание ностальгии являются индивидуальные и специфические ассоциации, которые люди формируют между отдельными песнями и событиями в прошлом, но не их личностные черты [Barrett, Grimm, Robins, 2010].

В конце хотелось бы отметить, что на сегодняшний день нейронауки в целом уделяют мало внимания изучению ностальгии. Причиной этого может быть трудность определения и выделения ностальгии среди прочих психических состояний. Хотя есть интересные работы, в которых анализируется влияние амигдалы (базального ядра, которое располагается в толще височной доли) на эмоциональную окраску воспоминаний. Такие авторы как Содри и Херц с соавторами утверждают, что амигдала помогает обращать внимание на определенные воспоминания. Эти эксперименты в будущем могут помочь в более строгом понимании причин и механизма ностальгии [Soudry, Lemonge, Malinvaud, Sonsoli & Bonfils, 2010; Herz, Eliassen, Beland, & Souza 2004].

Валерий Чирков

Библиография

Зинченко А.В. Ностальгия: диалог знания и памяти// Культурно-историческая психология. — 2009. — №2. — С. 77-85.

Недува А.А. Психология и патопсихология ностальгии у эмигрантов //Психиатрия. — 2013. — №2 (58). — С. 44-47.

Ясперс К. Собрание сочинений по психологии: В 2 т. — М., 1996.

Andersson, Jimmy. Defining Nostalgia and Its Functions. – Högskolan i Skövde, 2011.

Bachhiesl S. M. „Heimweh und Verbrechen“ — ein Beitrag von Karl Jaspers zur Kriminalpsychologie //Archiv für Kriminologie, 2009. — №3-4 (223). — S. 98–107.

Baker, S.M. and Kennedy, P.F. Death By Nostalgia: a Diagnosis of Context-Specific Cases //Advances in Consumer Research. — 1994. — Vol.21. — P.169-174.

Barrett, F. S., Grimm, K. J., R.W. Robins, etc. Music-evoked nostalgia: Affect, Memory, and Personality //Emotion, 2010. — Vol. 10, No 3. — P. 390–403.

Beizer M., Hyman I. Refugees time perspective and mental health //American Journal of Psychiatry, 1997. — 154 (7).

Gross H. Criminal Psychology: A Manual for Judges, Practitioners, and Students //Modern criminal science series. — 1918. — Vol. 2.

Harris A. Sensory deprivation and schizophrenia //Journal of Mental Science. — 1959. — No105.

Herz R. S., Eliassen J., Beland S., & Souza T. Neuroimaging evidence for the emotional potency of odor-evoked memory //Neuropsychologia. — 2004. — No42. — P. 371-378.

Hirsch, A. R. Nostalgia: A neuropsychiatric understanding //Advances in Consumer Research. — 1992. — No19. — P. 390-395.

Orth U. R, Bourrain A. The influence of nostalgic memories on consumer exploratory tendencies: Echoes from scents past //Journal of Retailing and Consumer Services. — 2008. — No15. — P. 277-287.

Sanchez G., & Brown T. Nostalgia: A Swiss disease //American Journal of Psychiatry. — 1994. — 151 (11).

Soudry Y., Lemonge C., Malinvaud D., etc. Olfactory system and emotion: Common substrates //European annals of otorhinolaryngology. — 2010. — No56. — P. 1-6.



Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.