Евгения Тимонова

натуралист-популяризатор

Скрипки и немножко нервно

Когда спрашивают, какие животные живут у меня дома, а я говорю — богомолы, люди обычно представляют себе что попало. Что я даю богомольным самцам имена своих бывших, а потом сижу Клеопатрой и смотрю, как им отгрызают голову. Или что я часами медитирую перед ними, чтобы достичь богомольного самадхи. Или еще что.

А на самом деле богомолы живут себе совершенно сами по себе, а я для них всего лишь продовольственных фактор. Впрочем, этому не так-то просто соответствовать. Жрут они только живой корм, а некоторые еще и сильно не всякий. Вот, например, мои любимые эмпузовые богомолы-скрипки, похожие на Нефертити работы Гигера. Они едят только мух и только живых. Летом да, это совершенно не проблема. Проблема, что они хотят есть их круглый год. А он в жизни скрипок только один, и надо быть полным негодяем, чтобы отказать им этом маленьком удовольствии. И я не отказываю. Чего бы мне это ни стоило.

При этом мухи, надо сказать, редкая сволочь — и редкая именно когда они позарез нужны. Тогда вы не поймаете их ни одной, и все что вам остается — идти в магазин «Рыболов» и говорить фразу, которая делит женскую жизнь на до и после. Никогда не забуду, как сказала это в первый раз:

— Опарыш есть?
Опарыш был.
—Дайте два.


Пока опарышей искали в холодильнике, я осмелела и спросила еще:

— А он свежий?
— Свежий, свежий, вчера привезли!

Это было нехорошо.

— А старый есть? Просто он мне нужен как мухи.

Продавец вроде как удивился, но не очень.

—Старого нет. Часто бывает, возвращают уже окуклившийся, но сейчас нет. Только свежий. Ему еще ползать и ползать.

Так и оказалось. Опарыш ползал и ползал. Почти неделю одна коробочка со смесью жемчужно-розового с бело-золотистым (опарыши в опилках — красиво) стояла в холодильнике про запас, а вторая грелась на батарее. Но коричневых куколок, как обещания скорой мухи, не было нигде. И тогда мы с богомолами решили не ждать.Эмпузы-скрипки питаются только летающим кормом, это про них писали все, в том числе и я. И совершенно напрасно так писали. Жизнь показала, что хорошо проголодавшийся скрипичный богомол прекрасно идет на опарыша. Единственное, не очень удобно ловить, потому что скрипки охотятся, вися вниз головой. Поэтому сначала приходилось сажать скрипок на пол перед ползущим опарышем (кстати, резвы они как кони), чтобы заметил, сфокусировался и сцапал. Первые разы этот маневр у богомолов получался неловко, и выглядели они, как олени с колен родниковую правду. Но потом наловчились — жрать-то охота.

А потом и вовсе привыкли есть прямо с рук. Подносишь к висящему богомолу ладонь с ползущим кормом, назовем это так — и богомол поворачивает свою вертящуюся башку вниз, прицеливается и хватает. Или давать пинцетом, но пинцетом опарыша можно преждевременно повредить, такой он нежный. Нежный и питательный, как сказали бы про него в рекламе йогурта. А еще опарыш очень удобный. Муху богомол держит двумя руками, а опарыша — одной. И даже может гулять с ним, как девочка с эскимо.

Вот тут субимаго Гигер показывает, как.

 

И еще важный момент. Скрипкам для полного счастья в рационе нужна цветочная пыльца: в природе они едят насекомых-опылителей. Так вот, обвалять живую муху в молотой пыльце практически невозможно. А опарыша — запросто. Можно давать их панированными, а можно еще проще: посыпать сверху, когда уже ест. Вам мороженое с топингом? Короче, опарыш кругом молодец. И, главное, не разлетается никуда и вообще никак не похож на муху, которая редкая сволочь. 


Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.