Мезозойские птицы лонгиптеригиды оказались любителями насекомых

Мезозойская птица лонгиптерикс считалась рыбоядной, как современные зимородки. Однако британские и китайские палеонтологи показали, что это вид охотился на насекомых. Исследователи также выяснили, что его родственники тоже питались насекомыми либо же были всеядными. Исследование опубликовано в журнале BMC Biology.

Энанциорнисы (Enantiornithes) — группа птиц (в широком смысле), которая появилась около 130 миллионов лет назад и исчезла вместе с нептичьими динозаврами во время мел-палеогенового вымирания. От настоящих птиц (Aves) энанциорнисы отличались по ряду признаков, в том числе наличием зубов и когтистыми пальцами на крыльях.

Семейство лонгиптеригид (Longipterygidae) объединяет энанциорнисов с удлиненными челюстями. При этом зубы у них располагались только на конце челюстей. Окаменелости лонгиптеригид найдены в китайских формациях Исянь (Yixian) и Цзюфотан (Jiufotang), возраст которых оценивается в 125,8–124,1 (1) и 122–118,9 (2) миллиона лет соответственно. Организмы из этих формаций составляют так называемую биоту Жэхэ, или Джехол (Jehol Biota).

Палеонтологи предполагали, что лонгиптерикс (Longipteryx chaoyangensis) питался рыбой, как зимородки, а другие виды, которые обладали более тонкими клювами и небольшими зубами, — зондировали клювом ил, как это делают кулики, или кору деревьев, как пищухи или поползни.

Кейс Миллер (Case Vincent Miller) из Гонконгского университета и его коллеги из Великобритании и Китая решили проверить, верны ли эти предположения о диете лонгиптеригид. Для этого палеонтологи использовали четыре метода, которые применяются при изучении современных птиц: анализ массы тела, морфометрию когтей ног, анализ выигрыша в силе (mechanical advantage) верхней челюсти и анализ силы нижней челюсти при помощи метода конечных элементов. Всего ученые проанализировали пять видов лонгиптеригид: лонгипртерикса, лонгирострависа (Longirostravis hani), рапаксависа (Rapaxavis pani), шаньвэйняо (Shanweiniao cooperorum) и шенцзинорниса (Shengjingornis yangi), но челюсти последнего не были включены в анализ из-за плохой сохранности.

Данные, полученные при помощи метода конечных элементов, говорят о том, что лонгиптеригиды могли питаться рыбой, наземными позвоночными, падалью и беспозвоночными. Анализ выигрыша в силе верхних челюстей выявил, что для лонгптеригид наиболее вероятны всеядность и беспозвоночноядность, за которыми следуют рыбоядность и падалеядность. Однако небольшая масса тела (у большинства лонгиптеригид верхняя оценка массы составляет от 47 граммов у лонгирострависа до 246 граммов у лонгиптерикса) говорит о том, что питание рыбой, наземными позвоночными и падалью маловероятно. При этом масса тела шенцзинорниса (верхняя оценка — 406 граммов) находится между пороговыми значениями разных типов питания, поэтому однозначно не говорит о его диете. Полученные результаты указывают на то, что лонгиптеригиды (за исключением шенцзинорниса), скорее всего, были беспозвоночноядными или всеядными.

Морфометрия когтей показала, что шаньвэйняо был наземной птицей, в то время как рапаксавис и в особенности лонгиптерикс использовали когти для ловли добычи, как совы. Более крупный лонгиптерикс, вероятно, охотился на поденок (Ephemeroptera), длина которых достигала 25 миллиметров. Мелкие же виды лонгиптеригид могли ловить комаров из семейства Chaoboridae и жуков-прибрежников (Saldidae).

Диету шенцзинорниса палеонтологи не смогли выяснить. Скорее всего, он занимал другую нишу, но пока что неизвестно, какую именно. Ученые также задались вопросом, зачем лонгиптеригидам удлиненные челюсти, и пришли к выводу, что некоторые виды действительно могли использовать их для поиска пищи, хотя не исключено, что длинные клювы нужны были для терморегуляции, визуальной коммуникации или для удаления перьевых эктопаразитов.

Некоторые энанциорнисовые птицы обладали необычными ногами: у одного вида нашли очень длинный третий палец, а у другого — широкий четвертый палец. Палеонтологи предположили, что длинный палец нужен был для зондирования древесины в поисках насекомых, а широкий палец обеспечивал плотный захват подвижных веток при охоте с присады.

Семён Морозов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
«Злого миньона» перестали считать древнейшим представителем вторичноротых

Британские ученые присмотрелись подробнее к кембрийскому животному Saccorhytus coronarius, которого палеонтологи ранее сочли общим предком всех вторичноротых (то есть, например, человека и морского ежа). До сих пор считалось, что у этого существа есть аналоги или предшественники жаберных пор, что и роднило его с вторичноротыми. Теперь выяснилось, что это не поры, а обломки игл. А самого S. coronarius переместили на филогенетическом дереве ближе к членистоногим и круглым червям. Работа опубликована в журнале Nature.