Рецидивисты оказались ключом к моделированию коррупции в Испании и Бразилии

Alvaro Martins et al. / Scientific Reports, 2022

Европейские и бразильские ученые сравнили структуру коррупционных скандалов в Испании и Бразилии, применив к ним сетевой анализ. На основе этого сравнения они не только выявили универсальные паттерны, но и смогли создать абстрактную модель коррупционной сети, которая воспроизвела статистические данные. Ключевую роль при этом сыграли рецидивисты — люди, вовлеченные в более чем один скандал. Исследование опубликовано в Scientific Reports.

В сложных системах целое — это почти всегда нечто большее, чем просто сумма отдельных частей. В первую очередь это относится к коллективной человеческой деятельности, примером которой можно назвать и организованную преступность. В преступных структурах роль способности ее членов к самоорганизации и продуктивному взаимодействию выше, чем в легальных организациях, поскольку им требуется защищать и скрывать свою незаконную деятельность.

С развитием теории сложных систем ряд исследователей попытался применить ее достижения к изучению и расследованию экономических преступлений, организованной преступности и коррупции. Одним из таких направлений стало использование науки о сетях, поскольку членов преступной группы естественно представить в виде узлов, а взаимодействие между ними в виде связей некоторой сети. В литературе упоминается успешное применение математики для обнаружения картелей, отмывания денег, наркотрафика и много другого. Проблема таких исследований в труднодоступности данных для построения моделей, в особенности данных с временным разрешением, поэтому ученые используют любую доступную для этого информацию.

Большую помощь в этом вопросе исследователям оказывают энтузиасты, которые собирают в одном месте данные обо всех известных преступлениях одного типа в отдельно взятых странах. Именно такими ресурсами, посвященными коррупции в Бразилии и Испании, воспользовалась группа физиков, математиков и криминалистов из Бразилии, Великобритании и Словении при участии Харольдо Рибейро (Haroldo Ribeiro) из Марингского государственного университета. Ранее они уже подвергали анализу 65 хорошо задокументированных политических коррупционных скандалов, имевших место в Бразилии в период с 1987 по 2014 год, в которых суммарно было замешано 404 человека. В этот раз они включили в исследование данные о 437 скандалах в Испании, произошедших в период с 1989 по 2018 год, в которых приняло участие 2753 человека, и сравнили его с бразильской выборкой.

Для сравнения они представили данные в виде сетей, где люди, вовлеченные в скандалы, играли роль узлов, а их взаимоотношения — связей. В первую очередь исследователи сравнили для двух стран распределение скандалов по количеству их участников. В обоих случая оно оказалось близко к экспоненциальному со схожими характеристическими параметрами: 7,33 и 7,51 человека для Испании и Бразилии, соответственно. Из распределений видно, что для участия в коррупционных схемах люди объединяются преимущественно в малые группы (только в 20 и 17 процентах случаев, соответственно, в скандал было вовлечено более 10 человек), а схожесть этих закономерностей побудило авторов искать более сложные универсальные паттерны.

Дальнейший анализ только подтвердил схожесть коррупционных сетей двух стран. У них оказалось близки коэффициенты кластеризации (0,91 против 0,93), коэффициенты ассортативности (0,74 против 0,53), средняя длина кратчайшего пути (5,11 против 2,99) и многое другое. Похожей оказалась и эволюция со временем гигантской связной компоненты, то есть наибольшей из несвязанных друг с другом частей сети: в обоих случаях ее размер в определенный год испытывал скачкообразный рост за счет слияния с другими компонентами.

Важную роль в этом слиянии сыграли рецидивисты, то есть люди, участвующие в более, чем одном коррупционном скандале. В обоих случаях число рецидивистов линейно росло с увеличением числа людей, вовлекаемых со временем в коррупционные схемы. Это означает, что доля рецидивистов всегда сохранялась примерно постоянной и равной 9 и 14 процентам для Испании и Бразилии, соответственно.

Это открытие позволило ученым построить простую абстрактную модель коррупционной сети. Эта модель начинается с пустой сети, которая расширяется за счет включения графов, представляющих политические скандалы на каждой итерации. Количество людей в этих графах случайным образом выбирается из экспоненциального распределения. При этом вероятность, что среди этих людей окажется рецидивист, линейно связана с их количеством. Численные симуляции на основе этой модели показали, что зависимость размера гигантской компоненты сети от шанса встретить рецидивиста испытывает максимальный скачок в районе 6,5 процентов. Ниже него коррупционные сети сильно разобщены, выше — почти полностью состоят из одного кластера. Таким образом, испанская и бразильская сети находятся именно в таком промежуточном режиме.

Авторы подчеркивают, что участие в коррупционном скандале не гарантирует, что конкретный человек был осужден за преступление или совершил что-то противозаконное. Кроме того, всегда есть шанс того, что кто-то из коррупционеров смог избежать попадания в публичные скандалы. Тем не менее, результаты, полученные исследователями, оказались устойчивыми к случайному удалению части данных.

Ранее мы уже рассказывали, как сетевой анализ помог исследовать работу мехиканского метробуса и мемы с Reddit.

Марат Хамадеев




Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.