После краткой разлуки самки мышей стали чаще напрыгивать друг на друга и громче пищать

Pinky and the Brain / Warner Bros. Animation, 1995-1998

После непродолжительной изоляции от сородичей изменилось и усилилось общение между самками мышей. Так, по сравнению с парами самок, в которых ни одна мышь не была изолирована, в парах, в которых одна из мышей в течение трех дней находилась в изоляции, животные производили в четыре раза больше вокализаций и больше времени проводили в социальных взаимодействиях, например, обнюхивали друг друга, преследовали и даже напрыгивали одна на другую. При этом краткосрочная изоляция существенно не изменила вокальное поведение мышей во время разнополых контактов и при взаимодействии двух самцов, говорится в статье, опубликованной в журнале PLoS One.

Хроническая социальная изоляция у крыс и мышей приводит к усилению антисоциального поведения, повышению тревоги и агрессии, а также грызуны, находившиеся в длительной изоляции, меньше мотивированы на поиск социальных контактов, формирование и поддержание социальных связей. Более того, хроническая социальная изоляция сказывается на производстве ультразвуковых вокализаций, которые многие грызуны издают во время однополых и разнополых социальных контактов (эти вокализации не являются ни речью, ни языком, но они похожи на человеческий смех, плач, вздохи и другие средства голосового отражения эмоций). При этом о том, как кратковременная социальная изоляция связана с поведением грызунов, известно меньше. Несколько исследований указывали, что она способствует последующему социальному взаимодействию у грызунов. И вовсе неизвестно, как кратковременная социальная изоляция влияет на производство ультразвуковых вокализаций у грызунов.

Синь Чжао (Xin Zhao) из Корнеллского университета и коллеги изучили влияние острой социальной изоляции на голосовое и неголосовое социальное поведение взрослых мышей B57BL / 6J во время последующих однополых и разнополых взаимодействий. Для этого ученые на три дня часть мышей поселили жить поодиночке, а остальных — оставили в вольерах с их сородичами того же пола. Затем каждую мышь из двух групп на 30 минут помещали в клетку вместе с другой незнакомой мышью либо того же пола, либо противоположного (незнакомая мышь до эксперимента жила в другой клетке с сородичами). И поведение мышей в получившихся парах записывали на видео и аудио.

Оказалось, что краткосрочная изоляция существенно не изменила вокальное поведение мышей во время разнополых контактов (p = 0,44) и при взаимодействии двух самцов (p = 0,15). Однако ученые обнаружили отличия в вокальном поведении между двумя самками: ультразвуковых вокализаций было в четыре раза больше в тех парах самок, в которых одна мышь содержалась в изоляции в течение трех дней, чем в тех, где обе мыши жили с сородичами.

Кроме того, исследователи отметили, что и неголосовое поведение в парах самок отличалось: те пары, в которых одна мышь содержалась в изоляции, значительно больше времени проводили в социальном взаимодействии (например, обнюхивание, преследование, погоня, напрыгивание и борьба), чем те, где обе мыши жили с сородичами (p <0,001). Среди самцов и в разнополых контактах тоже больше времени во взаимодействии проводили те пары, в которых одна мышь содержалась в изоляции, чем те, где оба животных жили с сородичами, однако эти различия не несли статистической значимости (p = 0,08). А вот инициировали социальные взаимодействия в однополых парах, независимо от половой принадлежности, чаще те особи, которые содержались в изоляции (p < 0,001).

Также интересно, что по сравнению с хронической острая социальная изоляция существенно не повлияла на уровень агрессии у самцов и самок мышей B57BL / 6J. Зато, как среди разнополых пар (p = 0,005), так и среди пар самок (p <0,0001) увеличилось количество напрыгиваний в тех парах, в которых одна мышь была в изоляции, по сравнению с парами, где обе мыши были с сородичами. Это было неожиданным результатом, ведь чаще всего этот тип поведения связан только с сексуальной мотивацией, другими словами, происходит между разнополыми особями. Авторы предположили, что, возможно, самки таким образом закрепляли свои позиции в социальной иерархии после изоляции.

Как упоминалось выше, в отличие от хронической социальной изоляции непродолжительная не отражается на агрессивном и сексуальном поведении мышей, но наиболее сильно сказывается на потребности в общении, усиливая ее. А так как в диких условиях самки нередко гнездятся и кормятся вместе, то, видимо, они более мотивированы на взаимодействие друг с другом, и, согласно предположению авторов, по этой причине именно самки острее реагируют на непродолжительную социальную изоляцию.

В следующих работах авторы собираются выяснить, какие нейронные механизмы лежат за обнаруженной в данном исследовании взаимосвязью между краткосрочной социальной изоляцией и изменениями в поведении самок мышей. А вот, функциональные и анатомические изменения в мозге, связанные с опытом долгосрочной социальной изоляции давно стали предметом научных исследований, более того, некоторые авторы смогли с помощью искусственной стимуляции мозга преодолеть трудности в поведении мышей, переживших социальную изоляцию.

Екатерина Рощина

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.