Таитянские улитки пережили вымирание сородичей благодаря любви к освещенным местам

Улитки Partula hyalina.

Wikimedia Commons

Большинство эндемичных видов улиток, населяющих остров Таити, вымерли по вине завезенных людьми североамериканских хищных улиток Euglandina rosea. Однако виду Partula hyalina удалось выжить и сохранить достаточно высокую численность. Воспользовавшись миниатюрными датчиками, биологи выяснили, что P. hyalina спасла склонность жить на лесных опушках. Освещенность на них во много раз превышает уровень, комфортный для E. rosea, так что эти улитки стараются здесь не охотиться. Результаты исследования опубликованы в статье для журнала Communications Biology.

Люди склонны беспокоиться о судьбе крупных харизматичных животных, таких как тигры или большие панды. При этом сокращение численности и исчезновение менее ярких видов обычно остается почти незамеченным. Например, мало кто осведомлен о массовом вымирании улиток на островах Тихого океана. Когда-то в этом регионе обитали сотни эндемичных видов этих беспозвоночных, однако значительная часть из них стали очень редкими или исчезли с лица Земли из-за разрушения среды обитания и появления завезенных хищников. Самым страшным врагом тихоокеанских улиток оказалась североамериканская хищная улитка Euglandina rosea, которую люди расселили по многим островам в попытке сдержать численность другого инвазивного вида — гигантской ахатины Lissachatina fulica. Однако вместо того, чтобы охотиться на завезенных крупных улиток, E. rosea начала активно поедать мелкие местные виды — и полностью уничтожила около 130 из них.

Особенно сильно от E. rosea пострадали улитки с островов Общества, включая остров Таити. После вселения этого хищника большинство аборигенных улиток из рода Partula, которые занимали разнообразные экологические ниши и служили ярким примером адаптивной радиации, полностью исчезли или сохранились только в неволе. Лишь немногие виды смогли выжить в горных регионах или в отдельных долинах на небольшой высоте. 

Лучше всего с нашествием хищных улиток справляется таитянская Partula hyalina. Несмотря на то, что E. rosea появилась на родном острове этого вида более сорока лет назад, он все еще довольно относительно многочислен и населяет 31 долину на Таити. До сих пор оставалось неясным, что помогло P. hyalina ужиться с хищными улитками, съевшими большинство ее родственников. Согласно одной гипотезе, все дело в высокой плодовитости данного вида. Альтернативная точка зрения гласит, что P. hyalina выжила за счет способности заселять опушки лесов и другие открытые участки с высоким уровнем солнечного излучения. Согласно этой гипотезе, в таких местах тенелюбивая E. rosea чувствуют себя неуютно и редко охотится — а значит, P. hyalina, которых от солнечного света защищает белый панцирь, могут чувствовать себя здесь в безопасности. При этом другие виды партул оказались слишком специализированными к густым лесам и не смогли найти убежище на открытых участках, так что стали легкой добычей для E. rosea.

Команда биологов, которую возглавил Диармайд О’Фойгил (Diarmaid Ó Foighil) из Мичиганского университета, решила протестировать гипотезу о световых убежищах P. hyalina. В августе 2017 года исследователи отправились на Таити, где проанализировали экологические предпочтения трех популяций этих улиток. Наблюдения показали, что в наши дни P. hyalina действительно встречаются в основном на опушках, расположенных между окраинами леса и ручьями на дне долин и поросших диким имбирем Etlingera cevuga. Здесь они в течение дня отдыхают, прикрепившись к нижней стороне листьев кормовых растений. О’Фойгил и его коллеги выбрали около 40 улиток и разместили рядом с ними на нижней поверхности листьев датчики, фиксирующие интенсивность солнечного излучения. Кроме того, аналогичные устройства были установлены на обращенные к солнцу стороны листьев с улитками.

На двух других участках острова исследователи поймали 37 особей E. rosea и закрепили на их панцирях крошечные датчики солнечного света, созданные на платформе микрокомпьютера Michigan Micro Mote (его часто называют самым маленьким компьютером в мире). Благодаря скромным размерам эти устройства не мешали улиткам охотиться. Затем беспозвоночных отпускали, а через несколько дней отлавливали снова, чтобы снять датчики.

Исследователи изучали P. hyalina и E. rosea на разных участках острова, поскольку не смогли найти соседствующие популяции этих видов. Дело в том, что инвазивная хищная улитка в последние годы исчезла из многих местностей на Таити по вине более позднего вселенца — новогвинейского плоского червя Platydemus manokwari. Этот червь активно охотится на E. rosea и заметно подорвал ее численность на Таити. Впрочем, это вряд ли можно назвать хорошей новостью для аборигенных местных улиток, ведь ими P. manokwari тоже питается.
Анализ полученных данных показал, что у P. hyalina и E. rosea совершенно разные предпочтения к солнечному свету. Хищные улитки снижают активность по мере того, как солнце встает все выше и стараются держаться на участках, где освещенность ниже или равна 900 люксам. Некоторые из них даже находят укрытия и проводят часть дня в полной темноте. При этом внешние поверхности листьев, на которых сидят P. hyalina, подвергаются намного более интенсивному солнечному излучению с 10:00 до 15:30, особенно около полудня. В период с 12:10 до 12:50 освещенность верхушки таких листьев составляет 7674–9072 люксов, в то время как E. rosea в это же время предпочитает в десять и более раз меньшую освещенность — 540–762 люксов. На нижних сторонах листьев интенсивность солнечного излучения с 11:00 до 15:00 также намного выше значений, комфортных для хищных улиток. Например, в 12:40 она составляет 4415 люксов, в то время как E. rosea в это время стараются держаться на участках с освещенностью в 606 люксов.

О’Фойгил и его соавторы отмечают, что, хотя хищные улитки в течение короткого времени могут выдерживать освещенность до 13449 люксов, во время охоты они почти никогда не подвергаются солнечному свету интенсивностью более 3000 люксов. Напротив, растущие на опушках растения, на которых отдыхают партулы, почти весь день подвергаются освещенности выше 3000 люксов. Отдельные датчики на их листьях фиксировали освещенность до 71165 люксов.

По мнению авторов, чтобы эффективно сдерживать атаки E. rosea, освещенность в световом убежище должна превышать 3000 люксов. Разумеется, по ночам и в облачную погоду ничто не мешает этим хищным улиткам добираться до партул на опушках. Учитывая скорость ползания E. rosea, за две ночи и пасмурный день между ними они теоретически могут проникнуть в световое убежище более чем на десять метров. Впрочем, обычно эти улитки движутся нелинейно, так что вряд ли способны переместиться вглубь опушки более чем на 2,5 метра за неделю. Это значит, что ширина освещенной опушки, способной защитить партул от E. rosea, должна достигать от одного до трех метров. Распределение выживших популяций P. hyalina подтверждает эту идею.

О’Фойгил с коллегами надеются, что их исследование позволит выделить и сохранить участки, где партулы лучше всего защищены от инвазивных хищных улиток. Это повысит шансы вида на выживание в долгосрочной перспективе.

Гавайские улитки также серьезно пострадали от Euglandina rosea и других завезенных хищников. Многие их виды полностью исчезли. Например, несколько лет назад в неволе умерла улитка по имени Джордж — последний представитель вида Achatinella apexfulva.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.