Завезенные на Фолкленды лисицы частично заменили истребленных волков

Фолклендский волк (Dusicyon australis)

Wikimedia Commons

Южноамериканские лисицы, которых завезли на Фолклендский архипелаг в начале XX века, частично заняли нишу фолклендских волков, истребленных в XIX веке. Об этом свидетельствует сравнение их рационов, реконструированных по концентрации стабильных изотопов в шерсти и других тканях. Однако лисицу нельзя назвать полным экологическим аналогом волка: ее рацион более разнообразен и включает меньше кормов морского происхождения. Так что пока неизвестно, может ли ее присутствие приблизить экосистемы Фолклендов к их естественному состоянию. Как отмечается в статье для журнала Conservation Letters, исследование дает важную информацию для проектов по восстановлению экосистем за счет введения в них аналогов вымерших по вине человека видов.

Крупные хищники плохо уживаются с людьми. Например, фермеры преследуют и убивают их, обвиняя в нападениях на скот. Неудивительно, что за последние столетия популяции этих животных заметно поредели, а некоторые из них полностью вымерли. В списке навсегда потерянных хищников — некоторые популяции тигров (Panthera tigris), ряд подвидов обыкновенного волка (Canis lupus), а также сумчатый волк (Thylacinus cynocephalus) с Тасмании.

Похожая судьба постигла фолклендского волка (Dusicyon australis) (также известен как фолклендская лисица или варрах), который некогда обитал на Фолклендских островах к юго-востоку от Южной Америки. Этот вид, достигавший веса до 12-14 килограммов, был здесь единственным хищным млекопитающим и, как предполагается, охотился на птиц и ластоногих, а также поедал выброшенную морем падаль. Несмотря на название, к настоящим волкам фолклендский волк отношения не имел: он относился к эволюционной линии южноамериканских псовых, а его ближайшим ныне живущим родственником считается причудливый гривистый волк (Chrysocyon brachyurus).

Европейские колонисты ошибочно считали фолклендских волков угрозой для овец и нещадно истребляли их (делать это было несложно, ведь хищники не боялись людей). В результате вид полностью исчез в 1870 годах. Однако в XX веке у него неожиданно появилась замена — более мелкая (от двух с половиной до пяти килограммов) южноамериканская лисица (Lycalopex griseus). Как и другие лисицеподобные псовые из Южной Америки, лисицам из рода Vulpes она не родственна. Если предки волков, как предполагается, добрались до Фолклендских островов сами, перебравшись по льду около шестнадцати тысяч лет назад, то лисиц привезли люди для разведения на мех. Животные, впрочем, быстро одичали и распространились по всему архипелагу.

Команда зоологов во главе с Ти-Джеем Кларком (T. J. Clark) из Университета Монтаны решила выяснить, удалось ли лисицам заменить волков в экосистеме Фолклендских островов. Это не праздный вопрос: дело в том, что L. griseus считается опасным инвазивным видом, который наносит ущерб местным птицам (и якобы овцеводческому сектору экономики) и с которым необходимо бороться. На трех островах архипелага лисиц уже уничтожили — а в планах полностью избавить от них Фолкленды. Однако, если лисицы стали аналогом волков, то в их присутствии экосистемы островов ближе к своему естественному состоянию, и хищников следует оставить в покое.

Поскольку натуралисты прошлого не оставили точных отчетов о рационе фолклендских волков, Кларку и его коллегам пришлось реконструировать его по содержанию стабильных изотопов углерода и азота в шерсти восьми музейных экземпляров, добытых в XIX веке, и коллагене костей и зубов трех особей, которые жили до европейской колонизации. Исследователей интересовали соотношения 13С:12С (чем оно выше, тем больше пищи океанского происхождения в рационе) и 15N:14N (оно ступенчато повышается в зависимости от трофического уровня, то есть, например, у хищников выше, чем у травоядных).

Полученные данные сравнили с содержанием стабильных изотопов в шерсти фолклендской популяции южноамериканских лисиц (их собрали у тридцати двух особей в 2018 году). Кроме того, в анализ включили информацию о содержимом помета южноамериканских лисиц с Фолклендов, а также о содержании стабильных изотопов в различных видах пищи, доступных на архипелаге.

Исследователи выяснили, что современные лисицы занимают низкий и средний трофические уровни в экосистемах Фолклендских островов. В их рационе доминируют наземные беспозвоночные, растительноядные морские птицы и ягоды. Намного реже лисицы едят рыбоядных морских птиц и ластоногих, а также растительноядных позвоночных. Диета вымершего фолклендского волка была похожей, но он чаще кормился морскими животными (вероятно, благодаря более внушительным размерам) и в целом занимал более высокий трофический уровень. Кроме того, его экологическая ниша была уже.

Таким образом, южноамериканская лисица смогла отчасти заменить вымершего волка. Однако ниши двух видов перекрываются не полностью. В частности, лисица менее хищная и в целом придерживается более разнообразного рациона, а значит, может выполнять ряд экологических функций, недоступных для волка — с непредсказуемым эффектом для экосистемы.

Впрочем, есть вероятность, что различия рационов лисиц и волков связаны с антропогенным воздействием на природу Фолклендских островов. Дело в том, что люди преобразовали 75 процентов местных мятликовых лугов в пастбища для овец (в результате чего морские птицы больше не могут здесь гнездиться) и проредили популяции ластоногих и пингвинов, на которых охотились ради жира. На это указывает тот факт, что волки, жившие в XIX веке, занимали более низкий трофический уровень и использовали больше наземных источников корма, чем их доисторические сородичи. Возможно, доживи волки до наших дней, их рацион был бы еще ближе к тому, которого придерживаются лисицы.

Кларк и его коллеги признают, что их исследование не позволяет убедительно ответить на вопрос, может ли присутствие южноамериканских лисиц приблизить экосистемы Фолклендских островов к тому состоянию, в котором они пребывали до истребления волков. Однако в пользу этого говорит по крайней мере следующий факт. В XIX веке магеллановы гуси (Chloephaga picta) гнездились лишь на небольших островках Фолклендского архипелага, а на более крупных им не давали селиться волки. В наши дни эти птицы размножаются на всех крупных островах — кроме острова Уэдделл, где живет популяция лисиц. Поскольку гуси являются крупнейшими аборигенным травоядными архипелага, особенности их распространения, несомненно, влияют на всю экосистему.

В наши дни идея восстанавливать природные сообщества, заменяя исчезнувшие по вине человека виды их ныне живущими экологическими аналогами, приобретает все большую популярность. Например, на Маскаренские острова вместо вымерших местных черепах завозят гигантских (Aldabrachelys gigantea) с атолла Альдабра, а японцы подумывают об интродукции волков из Евразии взамен исчезнувших эндемичных подвидов. Кларк с соавторами надеются, что их работа ляжет в основу методик, которые позволят подбирать наиболее точные экологические замены — и исключит внедрение в экосистемы видов, способных нанести им еще больший вред.

Ученым давно известно, что фолклендские и гривистые волки не являются родственниками настоящих волков. А вот ужасный волк (Aenocyon dirus), который жил в Северной Америке 250-13 тысяч лет назад, долгое время считался ближайшим родственником обыкновенного волка. Лишь более тщательный анализ белков и генетического материала позволил выяснить, что этот вид ближе к африканским шакалам, а его родство с волками — результат конвергентной эволюции.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.