Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Аморальные поступки усилили вонючесть вонючего

Corrado Corradi-Dell'Acqua et al. / Science Advances, 2020

Швейцарские ученые обнаружили общую физиологическую основу у отвращения и суждений об аморальном поведении. С помощью экспериментов, в которых участникам необходимо было оценивать неприятные запахи и болевую стимуляцию, они показали, что оценка неуместных поступков других людей усиливает кожную реакцию на запах, но не на боль, а также повышает активность островковой доли — участка, который отвечает за формирование отвращения в ответ на обонятельные стимулы. Статья опубликована в журнале Science Advances

Согласно теории воплощенного познания человеческое восприятие неотделимо от тела и происходящих в нем физиологических процессов — и последние всегда лежат в основе первых. Основываясь на этой теории, один из ее основоположников — американский философ и лингвист Джордж Лакофф — для упрощения понимания сложных когнитивных процессов (а также различных внешних, в особенности — абстрактных, концептов) предложил разбивать их на физиологические составляющие. Так, в основе понимания человеком концепции пространства и расстояния в первую очередь лежит ощущение его собственного тела и движений — и тем же самым во многом определяется и его понимание времени и чисел. 

Некоторым переходным шагом между телом и познанием могут служить эмоции — психический концепт с явной и понятной физиологической основой. Если верить теории воплощенного познания, ситуации, вызывающие определенный эмоциональный отклик, будут тесно связаны с телесными ощущениями, вызываемыми теми же самыми эмоциями, — и будут, таким образом, ими же и определяться.

Простой пример — моральное суждение: человек, наблюдающий неподобающее поведение другого, может испытывать отвращение — базовую и эволюционно заложенную эмоцию. По сути, на уровне физиологии такое отвращение практически ничем (кроме разве что силы самой эмоции) не будет отличаться от отвращения, которые испытает человек, когда почувствует неприятный запах или увидит плесень.

При этом в разборе концепции моральных суждений шаг эмоции все же можно пропустить: некоторые исследователи утверждают, что в основе оценки человеком аморального поведения лежит ощущение боли — и именно ей оно, если рассматривать концепт в парадигме воплощенного познания, должно объясняться.

Конечный этап проверки физиологической основы познания — это оценка физиологических реакций и работы головного мозга, поэтому Коррадо Корради-дель-Аква (Corrado Corradi-Dell'Acqua) из Женевского университета и его коллеги решили проверить, как связана нейронная активность во время моральных суждений с активностью, которая характерна для отвращения или ощущения боли.

Для этого ученые провели эксперимент, в ходе которого использовали два стимула: либо пробирку с неприятным запахом, либо нагревающую пластину (стандартный инструмент для измерения болевой чувствительности). В начале эксперимента участникам показывали картинку со стимулом, который последует позже (либо грязный носок, либо огонечек) и информацией о том, насколько он будет неприятным. 

В половине случаев через несколько секунд на экране появлялся текст с описанием либо ситуации, в которой главный персонаж некорректно повел себя при решении моральной дилеммы, либо обычные ситуации без моральных противоречий. После прочтения текста участникам необходимо было отметить, насколько ситуация уместна, а после этого следовала стимуляция — либо болевая, либо обонятельная, неприятность которой затем нужно было оценить.

Всего ученые провели два эксперимента (25 и 27 участников соответственно): в первом измеряли электрическую активность кожи, а во втором — активность мозга с помощью фМРТ. В обоих экспериментах участники в действительности считали более неприятные (более болезненные и вонючие) стимулы более неприятными (p < 0,001). Истории о неуместных поступках делали стимуляцию более неприятной только в одном случае: в первом эксперименте участники считали болевую стимуляцию более неприятной (p = 0,011) после прочтения моральных дилемм.

Похожая ситуация наблюдалась при оценке электрической активности кожи: она была выше для более неприятных стимулов (p < 0,05). При этом активность кожи участников была выше в ответ на сильную вонь после того, как они читали о неподобающем поведении (p < 0,05), чего не наблюдалось при болевой стимуляции.

Анализ фМРТ-данных показал, что оценка неуместности решений в моральных дилеммах также приводит к повышенной активности островковой доли при обонятельной стимуляции: этот отдел, кроме прочего, отвечает за формирование отвращения к запахам. Эта активность также регулировалась работой задней поясной коры — части лимбической системы, которая отвечает за обработку эмоций. С активностью, характерной для болевых ощущений, такого не наблюдалось.

Таким образом, ученые подтвердили связь между оценкой аморальных поступков и отвращением на уровне головного мозга (а также — видимых физиологических реакций). То, что некорректное поведение усиливало активность отделов, отвечающих за обработку обонятельных, но не болевых стимулов, по мнению авторов, говорит о том, что у оценки моральных дилемм и отвращения в действительности есть некоторая общая физиологическая (а точнее — сенсорная) основа.

Отвращение — не единственная базовая эмоция: среди них также принято выделять грусть, радость, страх, злость, а иногда — еще и удивление. При этом восприятие этих эмоций нельзя назвать универсальным: оно зависит от многих факторов, в том числе — и от культурных особенностей.

Елизавета Ивтушок

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.