Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Ученые проследили за бездействующими коровами

Корова породы флеквих

Kim Hansen / Wikimedia Commons

Исследователи пронаблюдали за тем, какие действия совершают яловые коровы в обедненной стимулами среде, когда не едят, не ходят и не спят, сообщается в PeerJ. Кроме этого, ученые оценили процент бездействующих особей в стаде в зависимости от условий содержания и сколько времени в среднем животное проводит в таком состоянии. Они выяснили, что чем меньше времени коровы проводят на пастбище, тем больше они бездействуют, что плохо, так как это признак скуки и состояния, подобного депрессии. «Ничегонеделание» у коров обычно проявляется как лежание с поднятой головой и отведенными назад ушами или как стояние с поднятой головой и направленными вперед ушами.

Территории, на которых обычно держат животных в зоопарках, вивариях при лабораториях или на фермах, бедны на стимулы и не очень просторны, из-за чего их обитатели могут заскучать, впасть в стресс или состояние, подобное депрессии (о депрессии как таковой у видов помимо человека обычно не говорят). Это может проявляться в замещающей активности, направленной на других (свиньи кусают друг другу хвосты) или на себя (попугай выдергивает себе перья), в повторяющихся поведенческих актах (ирбис ходит кругами по клетке в зоопарке). Их в связи со стрессом и скукой у животных изучают довольно часто.

Реже обращают внимание на случаи, когда особи слишком большую долю времени неактивны, хотя это тоже признак «психологических» проблем. Более того, люди точно не знают, как выглядит «ничегонеделание» даже у таких распространенных и давно соседствующих с ними зверей как коровы.

Чтобы заполнить этот этологический пробел, исследователи из Венского университета природных ресурсов и прикладных наук и Ньюкаслского университета во главе с Кристофом Винклером (Christoph Winckler) создали этограмму — детальное описание поведения — коров в период отсутствия активности. Ученые отмечали положение тела (стоит, лежит) и отдельных его частей (ушей, глаз, головы, хвоста) для яловых коров породы флеквих, которые по-разному содеражались: находились полностью на стойловом содержании, иногда выходили на пастбище или почти все время проводили на нем.

Хозяйства, в которых содержались коровы, были расположены в Австрии. С апреля по август 2018 года исследователи посетили по три фермы каждого из трех типов и на все приезжали дважды: в один день утром, в другой — вечером. Во всех случаях ученые вели видеосъемку телок как на пастбище, если оно было, так и в помещениях. Результатом каждого визита стали 16 роликов длительностью по 15 минут. Действия, которые коровы совершали за это время, позы, которые они принимали, и длительность каждого поведенческого акта анализировали с помощью модернизированной версии алгоритма SPADE, созданного для выявления часто повторяющихся последовательностей событий.

Всего на видео попало 288 коров, по 96 на каждый вариант содержания. Периодом неактивности считали время, когда корова не ест, не ходит и не спит. Оказалось, что чаще всего в такие моменты животные лежат с поднятой головой, подогнутыми под себя передними ногами, открытыми глазами и заведенными назад ушами. В такой позе в зависимости от условий содержания заставали от 57,9 до 66,7 процентов неактивных особей. Другой распространенный вариант «ничегонеделания» — стояние с поднятой (не опущенной к земле) головой, открытыми глазами и направленными вперед ушами.

Доля животных, неактивных в каждый момент времени, зависела от условий содержания. Она была минимальной, когда коровы по большей части находились на пастбище, и составляла в среднем 20,4 процента. При стойлово-пастбищном содержании эта величина достигала 35,5 процента, а при исключительно стойловом — 50,9 процента. Доля времени, которое животные проводили в неактивном состоянии, подчинялась той же закономерности и была самой значительной в случае постоянного нахождения в стойле. Там она составляла 85,5 процента, при стойлово-пастбищном содержании — 75 процентов и при пастбищном — 55,8 процента. Во время «ничегонеделания» коровы примерно в два раза больше времени лежали, чем стояли.

Поскольку раньше никто подробно не описывал, как коровы проводят время в периоды неактивности, анализ их деятельности был скорее описательным: его не с чем сравнивать. Но учитывая, что данные собирали на фермах с различными вариантами содержания животных, полученная этограмма обладает некоторой универсальностью, и ее наверняка можно использовать в разных условиях. Конечно, «ничегонеделание» не всегда вызвано дискомфортом: особь может отдыхать после еды или расслабляться просто так. Однако столь существенная доля неактивного времени, как наблюдалась у стойловых телок, может сигнализировать о том, что им скучно или что они впали в состояние, похожее на депрессию. Такие случаи можно будет выявлять с помощью этограммы и принимать меры по улучшению состояния коров.

Создание гуманных условий содержания животных, разработка норм ухода за ними и их выполнение не только продлевают жизнь скоту, но и снижают количество корма, необходимого в расчете на особь, и производимых хозяйством отходов. Одной из первых о необходимости обеспечить коровам по возможности комфортную жизнь заговорила Темпл Грандин в 1980-х годах. Она же предложила ряд устройств, снимающих стресс у животных. Самое известное из них — hug machine («обнимательная машина»), ее используют и люди. Также для успокоения коров можно использовать большие щетки-чесалки. В 2018 году было показано, что мотивация чесаться ими у коров не слабее желания поесть.

Светлана Ястребова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.