Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Израильтяне и палестинцы по-разному поняли концепцию мира

Корень Š-L-M, из которого произошло слово «мир» в семитских языках на фоне сектора Газа (надпись выполнена древнееврейским письмом)

Ученые выяснили, что две стороны палестино-израильского конфликта — израильские евреи и палестницы, живущие в секторе Газа и на западном берегу Иордана, — по-разному воспринимают концепцию мира. И те и другие примерно одинаково часто интерпретировали мир как прекращение войны, но израильтяне также чаще связывали его с установлением гармоничных дружеских отношений, а вот палестинцы — с достижением справедливости. Понятие мира для каждого участника конфликта связано с его преимуществом в этом конфликте и тем, какой выход он видит из положения, заключают ученые в статье, опубликованной в Proceedings of the National Academy of Sciences

У понятия мира (речь идет о значении спокойствия и отсутствия вражды) есть три отдельных интерпретации в зависимости от того, какие термины используются для его объяснения. В первом, «позитивном», понимании мир — это установление дружеских взаимоотношений между участниками конфликта; второе понимание — «негативное»: согласно ему, мир — это прекращение войны и кровопролития. Наконец, третьей, «нейтральной» (или, как его чаще называют, — «структурной») интерпретации — это мир как установление справедливости. 

Три этих интерпретации, пусть и разные, не взаимоисключающие: для любого человека мир может быть как одним или вторым, так и третьим (разумеется, если сама лексема «мир» и означающее его понятие в языке их поддерживают). Интерпретация, однако, может меняться в зависимости от восприятия и внешних факторов: проще говоря, для одного и того же человека мир, в зависимости от ситуации, в которой он должен быть налажен, может быть как условно негативным, так и позитивным. 

Фактором, который влияет на выбор первичного понимания мира, может быть военный конфликт, в особенности — если силы двух сторон (например, с точки зрения внешней поддержки или территориальной собственности) не равны. Хороший пример — палестино-израильский конфликт, в рамках которого два государства — Израиль и частично признанная Палестина — с середины XX века пытаются поделить две территории: западный берег реки Иордан и сектор Газа. В этом конфликте преимуществ (военных, правовых и территориальных) больше у Израиля; Палестина, тем временем, в более неблагоприятном положении.

Участники конфликта, сторонние страны и политологи видят два основных пути решения конфликта: разделение спорной территории и признание Палестины всеми и совместное владение территорией и объединение израильтян и палестинцев («одно государство для двух народов»). На сегодняшний день большинство жителей обоих государств склоняются к первому варианту, но и у второго есть сторонники. 

Одед Адоми Лешем (Oded Adomi Leshem) и Эран Халперин (Eran Halperin) из Еврейского университета в Иерусалиме предположили, что граждане Израиля и Палестины по-разному понимают мир в зависимости от того, на какой стороне конфликта находятся и какой позиции придерживаются относительно урегулирования конфликта. Для этого они провели опрос, в котором приняли участие 500 евреев, живущих в Израиле, и 500 палестинцев, живущих на западном берегу Иордана и в секторе Газа. Опрос проходил в начале августа 2017 года — тогда, по словам авторов работы, между государствами была сравнительно спокойная атмосфера.

Каждого участника попросили по шкале от 1 до 5 оценить, насколько с понятием мира связаны девять других понятий: справедливость, отсутствие войны, гармония, свобода, отсутствие кровопролития, партнерство, жизнь, равенство и соглашение. Каждое понятие было связано с одной интерпретацией мира: в зависимости от того, как участники оценивают близость мира и каждого из понятий, ученые определяли ведущее его определение. Кроме того, исследователи также собрали демографические данные добровольцев и расспросили их о том, что они думают по поводу урегулирования конфликта.

Большинство палестинцев и израильтян (69 и 73 процента соответственно) отдавали предпочтение миру как окончанию войны — то есть его негативной интерпретации. При этом мнения по поводу двух других интерпретаций, позитивной и структурный, разделились: в позитивном ключе мир интерпретировали 43 процента израильтян и 32 процента палестинцев, а в структурном — 23 процента израильтян и 52 процента палестинцев.

Интерпретация мира также коррелировала и с тем, какого мнения участники придерживались относительно палестино-израильского конфликта. Так, независимо от национальности, участники, поддерживающие решение об «одном государстве для двух народов», чаще (p = 0,04) интерпретировали мир в позитивном, а не негативном ключе, а вот сторонники «двух государств для двух народов» предпочитают рассматривать мир в структурном, а не в негативном ключе (p = 0,03). 

Таким образом, интерпретация мира двумя сторонами одного и того же конфликта зависела, с одной стороны, от их национальности (а, значит, и от преимущества в самом конфликте), а с другой — от мнения о том, как конфликт должен быть разрешен. Результаты можно наглядно разобрать на примере палестницев: для них мир — это в первую очередь прекращение войны (как, впрочем, и для израильтян), во вторую очередь — установление справедливости и только в третью — формирование дружеских отношений. 

Понятно, что Палестина, как ущемленная в правах сторона конфликта, сразу после окончания кровопролития стремится к тому, чтобы восторжествовала справедливость; только в последнюю очередь мир — это про установление с Израилем теплых отношений. Кроме того, если обратить внимание на сторонников концепции «двух государств для двух народов», то и их выбор структурного мира понятен: разделение спорной территории и признание Палестины в действительности выглядит как самое справедливое решение.

От редактора

Авторы про это не пишут, но можно предположить, что в двух переводах использовались слова שָׁלוֹם и سَلاَم («шалом» и «салам» соответственно) — самые частотные переводы слова «мир» на иврит и арабский. Анализ понятия мира у палестинцев и израильтян, поэтому, интересен еще и с лингвистической точки зрения. Дело в том, что оба слова происходят от семитского корня Š-L-M, который означает «безопасный», «неповрежденный», «целый», и имеют один и тот же набор значений. Из объяснения того, почему для палестницев и израильтян «мир» может означать разное, можно полностью исключить языковой фактор: обладая одним и тем же семантическим спектром конкретного слова, они выбирают то значение, которое наиболее близко им в социальном и историческом контексте.
Самой значимой попыткой урегулирования конфликта считаются соглашения, подписанные Осло в 1993 году: согласно им, Палестина (тогда — под руководством Ясира Арафата) признает Израиль, а Израиль, в свою очередь, отдает спорные территории в обмен на мир. Конфликт, однако, тогда улажен не был — и не приблизился к завершению до сих пор.

Елизавета Ивтушок

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.