Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Пазырыкские женщины оказались путешественницами

Пазырыкский всадник. Деталь ковра, сделанного в IV-V веках до нашей эры

Государственный Эрмитаж

Представительницы пазырыкской культуры, жившие в земледельческом поселении, оказались путешественницами. Они мигрировали на довольно большие расстояния и родились не там, где их похоронили, сообщается в Journal of Archaeological Science: Reports. При этом мужчины, жившие в V–VI веках до нашей эры, всю жизнь провели на одном месте, но позднее их мобильность возросла. Представители пазырыкской и кара-кобинской культур перемещались на короткие расстояния. Возможно, что дальние миграции были связаны с ухудшением климата в засушливых областях региона.

Пазырыкская культура существовала на территории России (в центре и на юге горного Алтая), Казахстана и Монголии в III–VII веках до нашей эры. Пазырыкцы относились к скифским племенам, в зависимости от места проживания они вели кочевой или оседлый образ жизни. Люди, жившие на горных плато, занимались кочевым скотоводством, а люди, жившие севернее, были земледельцами. Своих умерших пазырыкцы хоронили в деревянных срубах, иногда насыпали погребальные курганы. В конце III–начале II века до нашей эры часть пазырыкцев с Алтая вытеснили пришедшие с востока гунны.

Территория, которую занимали пазырыкцы, граничила с ареалом быстрянской культуры, существовавшей во II–VI веках до нашей эры в северных предгорьях Алтая. Одновременно и в одном месте с пазырыкской существовала кара-кобинская культура. Предположительно, обе они произошли от каракольской культуры, существовавшей в горном Алтае во втором тысячелетии до нашей эры.

До сих пор мобильность представителей пазырыкской культуры не изучалась. В то же время, было бы интересно выяснить, жили ли оседлые пазырыкцы всю жизнь на одном месте или нет, и как перемещались кочевники.

Изучением этих вопросов занялись исследователи из Польши, России, Чехии и Швеции под руководством Далии Покуты (Dalia A. Pokutta) из Стокгольмского университета. Они исследовали соотношение изотопов стронция (87Sr/86Sr) в зубной эмали пазырыкцев. Соединения стронция накапливаются в зубной эмали в детстве, пока она формируется. Анализируя изотопную подпись стронция в зубах взрослого человека можно понять, где он родился и провел первые годы жизни.

Авторы исследовали соотношения изотопов в останках восьми человек, живших в поселении, которое находилось на северо-западе современной республики Алтай. На кладбище рядом с ним сохранились как пазырыкские курганы, так и захоронения, связанные с кара-кобинской и быстрянской культурами. Ученые исследовали останки пяти пазырыкцев (одного мужчины и четырех женщин), живших в III–V веках до нашей эры; двух мужчин, представителей кара-кобинской и быстрянской культур, живших в V веке до нашей эры, и мужчины, жившего в ранне-скифскую эпоху (в конце VI века до нашей эры).

Оказалось, что у женщин и мужчин модели путешествий были разные. Все женщины, которых отнесли к пазырыкской культуре на основе погребального инвентаря, оказались приезжими. Их привезли издалека и, вероятно, они проехали несколько промежуточных точек, прежде чем достигли конечного пункта. Возможно, они относились к группам кочевников, которые путешествовали семейными группами в повозках.

Мобильность мужчин оказалась ниже, они путешествовали на небольшие расстояния. Человек, живший в ранне-скифскую эпоху и представитель кара-кобинской культуры всю жизнь провели на одном месте. Двое мужчин, живших позднее, совершали короткие сезонные поездки, по-видимому, между пастбищами и местами зимовки.

Мобильность пазырыкцев и людей соседних культур могла быть обусловлена изменениями климата — например, уменьшением уровня осадков в засушливых районах Центральной Азии. Как показали исследования, более влажный климат в пустыне Такла-Макан на северо-западе Китая наблюдался в конце скифского периода (конец III–начале II века). В это время, согласно китайским хроникам, часть региона была необитаема, а археологи находили руины брошенных поселений того периода.

От пазырыкской культуры остались не только погребальные курганы, но и хорошо сохранившиеся мумии. Несколько лет назад сотрудники Эрмитажа сделали компьютерную томографию двум из них, погребенным в одной могиле. Оказалось, что мумии принадлежали мужчине-вождю, которому на момент смерти было 55–60 лет, и женщине, дожившей до 45–50 лет.

Екатерина Русакова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.