Трансплантация нервов и сухожилий помогла парализованным пациентам восстановить работу рук

Natasha van Zyl et al. / The Lancet, 2019

У пациентов с тетраплегией (параличом четырех конечностей) после пересадки нервов и сухожилий восстановились функции мышц рук и пациенты теперь могут частично обслуживать себя, сообщается в The Lancet. Хирурги впервые комбинировали трансплантацию нервов и сухожилий, и признали результаты эксперимента удачными, хотя пересадка четырех нервов из 50 результатов не дала.

По оценке ВОЗ ежегодно от 40 до 80 человек из миллиона получают травмы шейного отдела позвоночника. 250–500 тысяч из них приводят к тетраплегии — параличу большей части тела, включая верхние и нижние конечности. Для людей, страдающих этим заболеванием, восстановление подвижности рук является приоритетной задачей. 

Функции верхних конечностей обычно пытаются восстановить с помощью трансплантации сухожилий, взятых от функционирующей мышцы. Но в последние несколько десятилетий повреждения периферических нервов или плечевого нервного сплетения стали успешно лечить и с помощью пересадки нервов — эта процедура позволяет единовременно восстановить функции нескольких мышц. Кроме того, в течение одной операции можно провести трансплантацию нескольких нервов.

Хирург Наташа ван Зил (Natasha van Zyl) из больницы Остин в Мельбурне и ее коллеги ранее уже проводили пересадку нескольких нервов верхней конечности пациенту с тетраплегией. Теперь они провели страдающим параличом пациентам трансплантацию не только нервов, но и сухожилий. Для участия в исследовании медики пригласили 16 пациентов, 13 мужчин и трех женщин (средний возраст 27 лет). Все они не больше, чем за полтора года до этого получили травму шейного отдела позвоночника (в результате автомобильной аварии, занятий спортом или падения с высоты) и у них развилась тетраплегия.

Хирурги провели трансплантацию различных нервов в одной или обеих руках участников. В том числе они пересаживали ткань, иннервирующую мышцы большого и указательного пальцев, плечелучевой и трехглавой мышц. Всего медики провели трансплантацию 59 нервов. Десяти участникам из 16 авторы исследования пересадили помимо нервов еще и сухожилия некоторых мышц на одной или на обеих руках. Трансплантация должна была дать участникам возможность сгибать и разгибать пальцы рук, делать хватательные движения, поворачивать руки. После операции авторы наблюдали за 13 пациентами в течение 24 месяцев. Еще двое пациентов за два года перестали контактировать с авторами исследования, а третий умер по не связанным с операцией причинам, поэтому их не стали включать в исследование.

По прошествии двух лет у пациентов начали функционировать мышцы, средняя сила хватательного движения составила 2,8-3,2 килограмма у тех, кому сделали трансплантацию нервов и 3,9 килограммов у тех, кому пересадили сухожилия. Пациенты смогли частично ухаживать за собой: держать столовые приборы, причесываться, чистить зубы, писать, пользоваться электронными устройствами.

Наблюдались и побочные эффекты. Девять человек жаловались на мышечно-скелетные боли, которые у шестерых из них не прошли и через два года. У четверых развились нейропатические боли и у двоих они так и не прошли в течение двух лет. Трансплантация четырех нервов из 50 (восемь процентов) закончилась неудачей: функции мышц не восстановились.

«... мы показали, что пересадку нервов можно успешно комбинировать с традиционной трансплантацией сухожилий, чтобы максимизировать пользу от операции», — говорит Наташа ван Зил. «Когда хватательное движение и сжатие восстановились на одной руке после трансплантации нервов, а на другой — после трансплантации сухожилий, участники говорили, что им нравится состояние обеих рук по разным причинам и они не хотели бы, чтобы их функции восстановили одинаковым образом».

Ранее мы писали о мужчине с парализованными нижними конечностями, который смог снова начать ходить с помощью эпидуральной электростимуляции спинного мозга и специальной функциональной терапии. На это ему потребовалось 10 месяцев. Другой парализованный пациент научился самостоятельно двигать ногами и делать шаги даже без электростимуляции, только с помощью двигательной терапии, но на это ушло почти четыре года.

Екатерина Русакова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.