Переливание роженицам потерянной крови не сократило потребности в донорах

The British Library

Во многих операциях переливание пациенту его же крови помогает снизить риски от кровопотерь и уменьшить потребность в донорской крови. Однако для операций кесарева сечения практика аутогемотрансфузии не показала своей эффективности, хоть и оказалась связана с рядом положительных исходов. Это обнаружили исследователи из Великобритании в работе, опубликованной в журнале PLOS One

Несмотря на то, что многие женщины добровольно предпочитают кесарево сечение, оно связано с большими рисками по сравнению с естественными родами, и его рекомендуют использовать тогда, когда на то есть медицинские показания. Во время этих операций существует риск серьезных кровопотерь, и ученые стремятся их снизить. Одной из возможных стратегий является аутогемотрансфузия, то есть, переливание пациенту его же крови, которую либо собирают заранее, либо прямо во время операции (этот метод называется cell savage). В разных областях медицины эта процедура уже показала свою эффективность, и используется, чтобы снизить необходимость в донорской крови. Она практикуется и для рожениц, для которых врачи прогнозируют высокие потери крови. Однако по сей день нет достаточных данных, которые бы доказывали ее эффективность и экономическую целесообразность. Кроме того, считается, что этой процедуре присущи риски эмболии околоплодной жидкости и изоиммунизации. Последняя случается, если у матери отрицательный резус-фактор, а у плода — положительный, и если во время родов кровь ребенка попадет к матери, ее организм может развить антитела, которые могут влиять на здоровье последующих детей. Проверить эффективность этой практики взялись ученые из Великобритании, под руководством Халида Хана (Khalid Khan) из Лондонского университета королевы Марии. Главной задачей исследования было узнать, помогает ли аутогемотрансфузия снизить потребность в донорской крови.

Ученые отобрали три тысячи женщин из 26 акушерских центров Великобритании. Всем участницам по тем или иным причинам было назначено кесарево сечение, и у всех врачи выявили повышенный риск кровотечения во время операции. Все случаи имели разные уровни срочности, от высокого, когда матери или плоду что-то угрожало, до низкого, когда угроз не было, и операция была запланирована заранее. В контрольной группе оказалось 1492 женщины, и 1498 женщины попали в группу с аутогемотрансфузией. Группы были идентичны по основным показателям (средний возраст, уровень гемоглобина, количество матерей с двойней).

Главным показателем для ученых был процент женщин, которым понадобилось переливание донорской крови для лечения кровоизлияния и его последствий либо во время кесарева сечения, либо между операцией и выпиской из больницы. Также ученые сравнивали другие характеристики пациенток, например количество донорской крови, которое потребовалось для переливания, изменения уровня гемоглобина, показатели самочувствия, и другие.

Пациенткам из группы аутогемотрансфузии в среднем удалось вернуть 50,8 процентов от крови, потерянной во время операции (259,9 мл). Один процент женщин из контрольной группы врачи направили на срочную аутогемотрансфузию, еще 2,9 процента перенаправили на эту процедуру в обход протокола. В целом, частота переливания донорской крови составила 3,5 процентов в контрольной группе по сравнению с 2,5 процента в группе вмешательства (p = 0,056). При сравнении контрольной группы с женщинами, которых направили на срочное кесарево сечение, этот показатель снова оказался выше в контрольной группе: 4,6 процента и 3 процента, соответственно. При запланированной операции частота переливания донорской крови составила 1,8 процента по сравнению с 2,2 процента в группе контроля.

Ученые обнаружили разницу во времени, которое потребовалось пациенткам для первой мобилизации после операции (0,74 дня в контрольной группе и 0,72 дня в группе с аутогемотрансфузией, p = 0,006), и во времени до выписки (в контрольной группе женщины пробыли в госпитале в среднем 2,131 дня, а в группе с аутогемотрансфузией 2,126 дня, p = 0,050).

У матерей с отрицательным резус-фактором, которые родили ребенка с положительным резус-фактором, случаев попадания крови (не менее 2 мл) в организм матери было больше среди тех, которым назначили аутогемотрансфузию (p = 0,013). Остальные показатели (общего самочувствия, уровня гемоглобина после операции, объема перелитой донорской крови) оказались похожими в обеих группах.

Таким образом, авторы обнаружили ряд благоприятных эффектов от аутогемотрансфузии, однако статистически значимой разницы между двумя группами не оказалось (p = 0,056). Также они установили, что процедура аутогемотрансфузии может повысить риски для группы матерей с отрицательным резус-фактором, однако эти результаты ненадежны ввиду малого количества данных. Авторы не обнаружили ни одного случая эмболии околоплодными водами в группе аутогемотрансфузии, и считают, что эти опасения не должны препятствовать назначению процедуры. В то же время, несмотря на положительные эффекты данной практики, нельзя сделать однозначных выводов о ее экономической целесообразности, которая зависит от многих факторов: доступности донорской крови, рисков кровопотерь во время операции, и других.

Донорская кровь используется не только для спасения жизней, но и для сохранения молодости. Также мы писали о том, как ученые с помощью человеческой плазмы укрепили память грызунам.

Анна Зинина



Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.