Миграция кочевников из понтийской степи в Европу оказалась преимущественно «мужской»

Неолитический дольмен Сейнт-Литанс в Уэльсе

Walt Jabsco / Flickr

Исследователи из Уппсальского университета и Стэнфордского университета, проанализировав ДНК человеческих останков эпохи неолита и бронзового века, показали, что в миграции кочевников из понтийско-каспийской степи в Европу в начале бронзового века принимали участие в основном мужчины. Напротив, во время более ранней крупной волны миграции в начале неолита в Европу из Анатолии перемещались целые семьи земледельцев. Статья опубликована в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Современные европейцы имеют мозаичное происхождение, составленное из генетических линий древнейших охотников-собирателей и линий, внесенных многочисленными волнами доисторических миграций. Самый большой вклад в европейский генофонд внесли две массовые миграции: ранне-неолитическая миграция земледельцев из Анатолии, начавшееся около 9 тысяч лет назад, и миграция кочевников из понтийско-каспийской степи в конце неолита и начале бронзового века, около 5 тысяч лет назад. Эти миграции вызвали заметные социальные, культурные и лингвистические изменения, и каждая из них, привела к замещению более чем половины генофонда жителей центральной Европы.

Во время массовых миграций демографические истории мужчин и женщин часто различаются в силу различных культурных причин (например, социальной иерархии и традиций, запрещающих инбридинг и регулирующих передачу наследства). В связи с этим мужчины и женщины вносят различный вклад в генофонд, следы которого можно увидеть в генетической изменчивости половых хромосом и аутосом обоих полов. В свою очередь, изучение генетической изменчивости помогает реконструировать социокультурные события прошлого.

Авторы новой статьи проанализировали ранее опубликованные результаты генотипирования (по однонуклеотидным полиорфизмам) X-хромосом и аутосом 20 человеческих останков эпохи раннего неолита и 16 останков эпохи позднего неолита и бронзового века. Оказалось, что в миграции из Анатолии в Европу около 9 тысяч лет назад участвовали в равной степени и мужчины, и женщины. Это противоречит наиболее популярной на сегодняшний день гипотезе, согласно которой в земледельческих популяциях, мигрировавших из Анатолии, преобладала патрилокальность (социальная система, при которой молодая семья остается в роду мужа).

В то же время, в следующей крупнейшей миграции из понтийско-каспийской степи в начале бронзового века участвовали, как оказалось, в основном мужчины: соотношение мужчины/женщины составляло примерно 10 к 1. При этом миграция, судя по всему, была не однократной, а продолжительной и происходила в течение многих поколений. Эти результаты согласуются с данными о том, что в популяциях, населявших понтийско-каспийскую степь, преобладала иерархия с доминированием мужчин. Одной из основных культур понтийско-каспийской степи была ямная культура — культура позднего медного века — раннего бронзового века, представители которой, по мнению многих ученых, были носителями праиндоевропейского языка. Поскольку понтийско-каспийская степь считается одним из самых вероятных центров одомашнивания лошадей, авторы предполагают, что миграция происходила на повозках, запряженных лошадьми.

Все это, как заключают авторы, свидетельствует о принципиально разном характере двух основных волн миграции в Европу и разном характере взаимодействия между мигрантами и местными европейскими популяциями. Если в первую волну миграции из Анатолии в Европу перемещались целые семьи земледельцев, то во вторую, преимущественно «мужскую» волну миграции, кочевники, судя по всему, вторгались в Европу как завоеватели.

Ранее ученые, сравнив ДНК ранних крестьян Европы и неолитических жителей современной Греции и Анатолии, подтвердили, что сельское хозяйство в Европу принесли переселенцы, около 8 тысяч лет назад пришедшие с побережья Эгейского моря в центральные и южные регионы Европы, населенные охотниками и собирателями.

Софья Долотовская


Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.