Моногамия лишила мужчин кости пениса

Бакулюмы енота, The Evolution Store, NYC

Daniel Rolnik / Flickr

Британские исследователи, проанализировав эволюцию бакулюма — кости пениса — у млекопитающих, показали, что его длина определяется уровнем конкуренции между самцами: чем сильнее конкуренция, тем длиннее бакулюм. Статья опубликована в журнале Proceedings of the Royal Society B.

Бакулюм (os baculum, os penis) представляет собой кость пениса. Он образуется из соединительной ткани пещеристых тел пениса и есть у многих плацентарных млекопитающих. Так, бакулюм имеют все представители насекомоядных (к ним относятся, например, кроты, ежи и землеройки), летучих мышей, шерстокрылов и грызунов. При этом у зайцеообразных — родственного грызунам отряда, в который входят зайцы, кролики и пищухи, — его нет (хотя, как недавно выяснилось, у американской пищухи (пики) все же есть маленький бакулюм). Также кость пениса есть у многих, но не у всех, представителей отряда хищных: у медведей, кошачьих, псовых, енотовых, куньих и ластоногих (тюленей и моржей; раньше их выделяли в отдельных отряд, но недавно включили в состав отряда хищных). У большинства приматов тоже есть бакулюм — но не у всех. Помимо человека, он отсутствует также у долгопятов и у двух родов южноамериканского семейства паукообразных обезьян: коатов (Ateles) и шерстистых обезьян (Lagothrix).

Размер бакулюма очень сильно варьирует даже у родственных друг другу животных и не зависит от размера тела. Например, у обезьян мармозеток, которые весят около 500 грамм, длина бакулюма составляет всего пару миллиметров — а у крошечных галаго с массой тела не больше 70 грамм эта кость достигает в длину 13 миллиметров. У человекообразных обезьян, несмотря на их крупные размеры, кость пениса очень короткая (у шимпанзеи бонобо, например, всего 6–8 миллиметров) — а у человека и вовсе отсутствует. Самый большой бакулюм имеет морж: до 60–70 сантиметров.

Из-за всего этого многие зоологи называют бакулюм «самой разнообразной костью» среди всех костей млекопитающих. Авторы новой статьи решили выяснить, почему эта кость настолько неравномерно распределена среди млекопитающих и настолько сильно варьирует по размеру и форме.

Для этого они провели филогенетический анализ эволюции длины бакулюма (включая его наличие или отсутствие) у млекопитающих. В частности, ученые сосредоточились на приматах и хищных — группах, в которой встречаются как виды с бакулюмом, так и без его. В анализ также включили такие параметры как масса тестикул, система размножения (полигамия или моногамия), сезонность размножения и продолжительность интромиссии (проникновения) во время полового акта.

Во-первых, анализ показал, что у предкового млекопитающего бакулюма не было — но зато у предковых приматов и предковых хищных уже был. Судя по всему, впервые эта кость появилась у млекопитающих в промежутке между 145 миллионами лет назад (когда разделились ветви плацентарных и сумчатых) и 95 миллионами лет назад (когда жил последний общий предок приматов и хищных).

Во-вторых, оказалось, что и среди приматов, и среди хищных животных бакулюм чаще всего есть у животных с длинной интромиссией (дольше трех минут), причем чем длиннее интромиссия — тем длиннее бакулюм. Это вполне ожидаемый результат, потому что основное назначение бакулюма заключается как раз в том, чтобы поддерживать твердость пениса во время полового акта. Кроме того, бакулюм оказался длиннее у полигамных животных и животных с сезонным размножением. Размер тестикул же, напротив, оказался никак не связан с длиной бакулюма.

Обобщив результаты, авторы заключили, что длина (и вообще наличие) бакулюма определяется посткопуляторной конкуренцией самцов (то есть конкуренцией, происходящей не до, а после спаривания с самкой). У полигамных животных с ограниченным по времени размножением конкуренция между самцами в сезон размножения становится очень высокой. В таких условиях самцу выгодно спариваться с самкой как можно дольше: не только потому, что так в нее попадет больше сперматозоидов, но и потому, что это на какое-то время помешает ей спариваться с другим самцом-конкурентом.

Это объясняет также, почему бакулюма нет у человека. Для человеческих сообществ, как правило, характерна моногамия или, реже, полигиния (спаривание одного самца с несколькими самками), а сезонность размножения отсутствует — а значит, конкуренция между самцами обычно невысока. Из-за этого продолжительность интромиссии у человека также небольшая (в среднем около пяти минут) — поэтому бакулюм ему просто не нужен.

Софья Долотовская

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.