Модификация эксперимента Милгрэма обнаружила замедление времени при подчинении

Бывший сотрудник гестапо Адольф Эйхманн в тюрьме.

John Milli / Government Press Office

Новая модификация опытов Милргэма демонстрирует, что человек, подчиняясь чужим указаниям, теряет ощущение контроля над своими действиями. Результаты этих экспериментов публикует журнал Current Biology, о них же рассказывает пресс–релиз Имперского колледжа Лондона.

Эксперименты, поставленные Стенли Милгрэмом в 1961 г. в Йельском университете, стали самыми известными в истории психологии, продемонстрировав, что, подчиняясь указаниям экспериментатора, подопытный способен пойти на исключительно жестокие действия по отношению к другому человеку. Этот вопрос тесно связан с юридической и нравственной проблемой личной ответственности человека, который лишь подчиняется преступным приказам. Поэтому эксперименты Милгрэма подвергают и критике, и различным модификациям, получая те же результаты и без сомнительной с этической точки зрения постановки опытов, которые были проделаны в 1960-х.

Новую вариацию классических экспериментов представили недавно психологи из группы Патрика Хаггарда (Patrick Haggard), которые постарались рассмотреть, что же переживает сам подчиняющийся. Теоретики психологии не раз указывали на то, что в таких обстоятельствах человек перестает ощущать себя полноценно действующим актором, теряет чувство контроля над собственными действиями и, следовательно, чувство ответственности за них. Это чувство трудно измерить объективно, однако ранее Хаггард уже демонстрировал, что при утрате этого чувства восприятие времени изменяется, и промежуток между действием и его результатом начинает казаться длиннее, чем в тех случаях, когда человек делает то же самое без какого-либо принуждения. Поэтому каждый раз, когда подопытные нажимали на кнопку, спустя долю секунды срабатывал звуковой сигнал. Им следовало оценить этот временной промежуток – и по этой оценке ученые могли выяснить, насколько они сохраняют чувство контроля над своими действиями.

В каждом эксперименте участвовали двое подопытных, которые перед началом получали по 20 фунтов, усаживались за стол друг напротив друга и по очереди играли роль «хозяина» и «жертвы». Первый мог нажать кнопку «пас» – ничего не происходило – либо «сыграть»: при нажатии на вторую кнопку «жертва» лишалась пяти фунтов, а в другой модификации опыта – вдобавок получала еще и чувствительный удар током. Затем подопытные менялись ролями. Все было устроено максимально «честно», и даже сила удара модулировалась с учетом индивидуальной болевой чувствительности участников, так что каждый страдал одинаково.

В первой серии экспериментов у стола присутствовал экспериментатор, который каждый раз указывал, какую кнопку следует нажать. Во второй экспериментатор стоял, отвернувшись, и в происходящее не вмешивался. Но в любом случае фиксировалась задержка звукового сигнала, которую указывали подопытные, а в одной из модификаций ученые также следили за активностью их головного мозга с помощью электроэнцефалографа (ЭЭГ).

И действительно, оказалось, что подчинение своих действий чужим указаниям снижает чувство контроля над ними и их последствиями; звуковой сигнал кажется наступающим с большем задержкой. На ЭЭГ также отмечалась сниженная активность, которую предыдущие исследования связали со слепым выполнением приказов и подавлением свободного выбора. Такой эффект проявлялся всегда, даже если подопытному командовали жать на «безвредную» кнопку – достаточно было лишь слушаться экспериментатора.

«Эта работа должна подстегнуть юридические дебаты, – прокомментировал результаты нейрофизиолог Уолтер Синно–Армстронг (Walter Sinnot-Armstrong) для журнала Nature, – однако она может иметь и более широкое значение для самых разных сфер общественной жизни». Действительно, эксперименты Хаггарда, с одной стороны, как будто снимают ответственность с человека, подчиняющегося любым чужим приказам. Но они же показывают, что, слепо следуя указаниям, он добровольно отказывается не только от ответственности, но и от контроля за происходящим, становясь пассивным исполнителем, лишенным собственного действующего лица.

Роман Фишман

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.