Палестинцы оценили жизнь израильтян «с точки зрения Бога»

Граффити на стене бункера на западном берегу реки Иордан.

©Wall in Palestine/Flickr

Религиозность часто рассматривают как один из источников насилия в обществе: такие догмы стимулируют разделение на «своих», исповедующих «правильную» религию, и «чужих», неверующих или верующих «неправильно», а потому и менее «ценных». Однако все может оказаться намного сложнее. Опрос, в котором участвовали молодые жители Палестины, религиозного региона с богатой историей межнациональных и межрелигиозных конфликтов, показал, что в большинстве своем они считают: для Аллаха разницы между палестинцем и израильтянином нет. Результаты своего необычного эксперимента социологи из США и Франции представили в свежем выпуске журнала Proceedings of the National Academy of Sciences.

Для участия в исследовании было отобрано 555 молодых (от 12 до 18 лет) палестинцев обоих полов в равных долях, которые живут на Западном берегу Иордана и в секторе Газа. Все они выросли в обстановке непрекращающегося насилия между мусульманами и израильтянами, и практически все были активными верующими – 80 процентов участников исследования сообщили о том, что молятся регулярно. Для оценки их морального выбора авторы обратились к известной «проблеме вагонетки» (точнее, ее к ее варианту «проблема с толстяком»). Этот мысленный эксперимента которая моделирует дилемму о том, можно ли убить одного ради спасения многих.

Задача звучала так (в скобках даны различные экспериментальные варианты). «Представьте, что человек по имени Хади стоит на мосту и видит, как тяжелая фура потеряла управление и набирает скорость вниз по дороге. Водитель заснул, и она явно неуправляема. Если машина не остановится, она убьет пятерых палестинских (израильских) детей, играющих на дороге. Хади понимает, что единственный способ спасти детей – прыгнуть (столкнуть стоящего рядом толстого палестинца) с моста прямо перед фурой, чтобы остановить ее и разбудить водителя. Если он так и сделает, фура собьет его (палестинца), и он наверняка погибнет. Но машина остановится, и пятеро палестинских (израильских) детей будут спасены». Отвечать подопытным предлагалось с двух точек зрения: «Как вы думаете, как бы вы поступили в этой ситуации»? и «Как вы думаете, какое решение одобрил бы Бог»?

При рассмотрении всего массива данных ответов, авторов интересовало не само решение моральной дилеммы, а количество актов выбора, сделанных в пользу членов своей группы или против чужаков. В ответах на первый вопрос, заданный с точки зрения самого участника, 42 процента сделали выбор в пользу «своих» (столкнуть палестинца, чтобы спасти палестинских детей, но не израильских) и 3 процента в пользу «чужих», а 55 процента готовы были спасти детей, невзирая на национальность и религию. Однако во втором случае, когда участникам требовалось подумать о «мнении Бога», ответы распределились иначе: лишь 30% сочли, что для него палестинцы важнее израильтян, те же 3 процента наоборот, а 66 процентов решили, что те и другие дети одинаково ценны.

«Эти результаты показывают, что участники понимали: их предпочтения могут отличаться от предпочтений Бога, когда дело доходит до разрешения определенных моральных дилемм, – пишут авторы работы во главе с социопсихологом из Университета Карнеги – Меллон Николь Арго (Nichole Argo). – Участники верят, что Бог не поощряет разделение людей, и проявляет более равное отношение к человеческим жизням, независимо от их религиозной идентичности, чем сами они».

Роман Фишман

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.