Переход женщин в семьи мужчин оказался полезен для дружбы кланов

Представители народа Мосу выступают для туристов.

Фотография: Jennifer / flickr.com

Группа антропологов из Университетского колледжа Лондона и Китайской академии наук в Пекине обнаружили, что готовность к сотрудничеству и взаимовыгодной кооперации зависит от уровня дисперсии женщин в том или ином сообществе. Так, представители народов с матрилокальным типом семьи или матрилинеальным способом наследования при условиях гостевого брака оказались менее склонны к кооперации и более эгоистичны в своем поведении, тогда как общины народов с патрилокальными семьями и высокой дисперсией женщин проявили высокую готовность к кооперации и поддержанию общих ресурсов. Работа опубликована в журнале Nature Communications.

Исследователи отобрали 720 испытуемых из 36 близко расположенных деревень на юго-западе Китая. Среди них были представители разных сино-тибетских народов, например, таких как Мосо, Пуми и Хани. Уникальность этого места заключалась в том, что, скажем у народа Мосо существует матрилинеальный способ наследования, гостевой брак (так называемая дуолокальная семья). Иными словами женщина является главой семьи, владеет домом и хозяйством. С ней проживают ее дочери (наследующие затем имущество) и сыновья, тогда как мужья проживают в семьях своих родителей и навещают жен лишь периодически по ночам. Так как родство отсчитывается по материнской линии – женщины имеют множество сексуальных партнеров, а дети зачастую не знают кто их отец. Все женщины практически не покидают родной деревни – рождаются, вступают в брак и умирают там же. Это сообщество с низкой дисперсией женщин.

В то же время у хани можно наблюдать патрилокальный тип семьи, где главой дома является муж. Хани практикуют многоженство и переезд женщин из семьи и дома родителей в место проживания своих мужей. В таких сообществах у женщин меньше сексуальных связей вне брака, а дисперсия женщин максимальна. У народа Пуми можно наблюдать как матрилокальный, так и патрилокальный тип семьи.

Всем испытуемым предложили поиграть в несколько экономических игр. В первой они должны были собрать общий денежный фонд, который затем мог быть использован для каких-либо экстренных нужд любого из участников игры по его просьбе. Представители Мосо жертвовали денег меньше всех, тогда как Хани наоборот вносили значительные суммы.

В другой игре участники эксперимента создавали общий запас чая, откуда все могли брать понемногу. Это вариант классической социальной дилеммы – «Трагедии общинного поля». Какое-либо благо можно сохранить, если все будут им пользоваться умеренно, однако если кто-то будет ставить свои интересы выше других использовать благо бездумно, то оно быстро истощится. И вновь, представители Хани брали чая меньше всех, тогда как Мосу себе в нем совсем не отказывали.

Полный статистический анализ с использованием линейных регрессий также показал, что женщины вообще в целом более эгоистичны (однако фактор принадлежности к народам с матрилинейным браком значительно усиливает этот эффект), тогда как мужчины более склонны к кооперации. Влияния возраста обнаружено не было.

В антропологии существуют две модели. Первая предполагает, что рост кооперации должен наблюдаться в условиях, когда дисперсия в сообществе очень маленькая. Вторая, наоборот, что дисперсия приводит к возникновению устойчивых связей между разными удаленными кланами и ведет к наращиванию сотрудничества, так как в тех кланах могут быть родственники, или женщины из них могут стать потенциальными будущими женами. Полевое исследование антропологов подтвердило правоту второй модели. 

Даниил Кузнецов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.