Человеческая кисть оказалась примитивнее кисти шимпанзе

Антропологи из Университета Джорджа Вашингтона установили, что по некоторым морфологическим особенностям строение кисти Homo sapiens ближе к общему предку шимпанзе и человека, чем кисть самих шимпанзе, то есть человеческая рука устроена более примитивно, чем у ближайших ныне живущих родственников. Работа опубликована в журнале Nature Communications.

Ученые измерили пропорции большого пальца в соотношении с остальными  четырьмя пальцами у множества ныне живущих приматов, включая современного человека и других обезьян. Помимо этого, они привлекли для сравнения несколько уже вымерших видов обезьян, например, проконсулов (Proconsul), неандертальцев, а также ардипитека (Ardipithecus ramidus), близкого по строению к общему предку шимпанзе и людей, и австралопитека седиба (Australopithecus sediba), которого некоторые антропологи считают прямым предшественником рода Homo.

Для анализа полученных пропорций исследователи применили морфометрический анализ с учетом филогенеза и сложные статистические методы, такие как тестирование нескольких моделей альтернативных вариантов эволюции. В совокупности эти методы позволили не только оценить величину изменчивости длины и положения пальцев, но и дали возможность определить направление их эволюции.

Выяснилось, что общий предок шимпанзе и человека имел относительно длинный большой и довольно короткие остальные пальцы, что очень похоже на существующее соотношение размеров пальцев у Homo sapiens. Таким образом, люди сохранили более консервативный вариант, унаследованный напрямую от прапредка, в то время как шимпанзе и орангутанги продолжили эволюционировать в сторону укорочения большого пальца и удлинения других четырех пальцев, что позволяло более эффективно хвататься за ветви деревьев и перемещаться между ними. Иными словами, строение кисти людей эволюционно примитивнее, чем у других человекообразных обезьян (за исключением горилл, которые из-за наземного образа жизни имеют схожие с людьми пропорции пальцев).

Люди и шимпанзе отделились от общего предка семь миллионов лет назад. Среди множества других отличий между родами, одним из главных считается отставленный и длинный большой палец у человека, позволяющий дотронуться до фаланг любого из четырех других пальцев и совершать точные и тонкие хватательные движения. В то же время пальцы шимпанзе более длинные, тогда как большой палец короткий и прижат к ладони. Долгое время считалось, что строение кисти человека это достаточно поздний ароморфоз (прогрессивное изменение в строении), ставший одним из факторов развития орудийной деятельности и, как следствие, повлиявший на увеличение мозга у предков человека. Новое исследование противоречит этой гипотезе.

Косвенно выводы ученых подтверждает и строение кисти ардипитека, жившего 4,4 миллиона лет назад, которое гораздо ближе к человеческой. А также исследование этой же группы антропологов, опубликованное в 2010 году, в котором обосновывается способность их ближайших предшественников, орроринов (Orrorin), делать точные хватательные движения и манипуляции уже 6 миллионов лет назад, то есть спустя относительно непродолжительное время после разделения шимпанзе и людей.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Безумие в наследство — 2

Как развитие технологий позволило нащупать «топологическое решение» загадки шизофрении

Шизофрения — одна из самых загадочных и сложных болезней человека. Уже более ста лет ученые пытаются понять причины ее возникновения и найти ключ к терапии. Пока эти усилия не слишком успешны: до сих пор нет ни препаратов, которые могли ли бы ее по-настоящему лечить, ни даже твердого понимания того, какие молекулярные и клеточные механизмы ведут к ее развитию. О том, как ученые бьются с «загадкой шизофрении» мы уже неоднократно писали: сначала с точки зрения истории психиатрии, затем с позиции классической генетики (читателю, который действительно хочет вникнуть в суть проблемы, будет очень полезно сначала прочитать хотя бы последний текст). На этот раз наш рассказ будет посвящен новым молекулярно-биологическим методам исследования, которые появились в распоряжении ученых буквально в последние несколько лет. Несмотря на сырость методик и предварительность результатов, уже сейчас с их помощью получены важнейшие данные, впервые раскрывающие механизм шизофрении на молекулярном уровне.