F-35 уступил в «собачьем бою» истребителю F-16

F-16 (на переднем плане) и F-35; рули высоты (с их помощью вызывается изменение угла тангажа) этих самолетов имеют принципиально разное расположение, и, как теперь стало ясно, различную эффективность.

Фотография: USAAF

Дэвид Экс (David Axe), известный американский военный журналист, получил в свое распоряжение отчет пилота-испытателя перспективного истребителя F-35A Lightning II, в котором летчик описывает свои впечатления от учебного боя с F-16D Block 40 Fighting Falcon, боевым самолетом, разработанным в 1970-х. Экс подробно освещает содержание отчета в своем блоге War is Boring.

Согласно Эксу, испытательный «собачий бой», то есть противостояние самолетов на близких дистанциях, состоялся 14 января 2015 года. В испытании принял участие истребитель F-35 с бортовым номером «AF-02», один из первых летных прототипов самолетов этого типа. Ему противостоял истребитель F-16D Block 40. В ходе боя на высотах от трех до девяти тысяч метров стороны опробовали как наступательные, так и оборонительные виды тактики.

Во всех случаях самолеты были сравнительно близко друг от друга, на дистанции, где использование ракетного вооружения практически неэффективно, и большое значение приобретает возможность зайти противнику в заднюю полусферу, чтобы поразить его пушечным огнем. Почти во всех ситуациях маневренность нового истребителя оказалась хуже, чем у F-16.

Среди отмеченных анонимным автором отчета недостатков F-35A он особо выделяет недостаточную скорость изменения тангажа — подъема (кабрирование) или опускания (пикирование) носа самолета. Летные качества F-35A при значительных углах атаки в 20-26 градусов ставили пилота в неблагоприятные условия относительно F-16D. В целом он отмечает отставание самолета по маневренности от F-16D во всем диапазоне условий. По мере развития «собачьего боя» (видимо, по мере выработки горючего F-16), отставание стало нарастать.

Плохая горизонтальная маневренность вела к тому, что поймать F-16D в прицел своей пушки пилоту F-35A не удавалось. За время ориентирования носа на целевой самолет тот успевал совершить маневр уклонения до того, как пилот новой машины теоретически мог бы открыть огонь. Напротив, когда пилот истребителя-ветерана пытался атаковать F-35A, ему это практически всегда удавалось. У автора отчета не получалось уйти с линии огня с помощью резкого маневрирования, так как скорость его маневров уступала F-16D.

Практическим путем испытателю удалось установить, что при одном маневре его самолет все же превосходил F-16D. Для выполнения этого маневра необходимо во время установившегося полета на больших углах атаки переложить управление в сторону и удерживать его в этом положение относительно долгое время. В этом случае F-35A оказывается способен резко сменить курс и уйти из прицела противника. Однако самолет при этом теряет скорость и уже не способен быстро восстановить ее. Летчик рекомендовал маневр для выхода из близкого боя.

Неожиданным недостатком самолета оказался принципиально новый шлем пилота, на который в F-35 выводится вся информация о бое и который теоретически должен позволять летчику «видеть через фюзеляж». В условиях высокоманевренного боя шлем оказался слишком громоздким для сравнительно тесной (как и у любого современного истребителя) кабины F-35, что затрудняло его пилоту быстрое ознакомление с ситуацией — например, отслеживание самолета противника, зашедшего ему в хвост.

Общий вывод пилота F-35A сводится к тому, что на таком самолете не стоит пытаться вести ближний маневренный бой с самолетами, по характеристикам близкими к F-16D. Это заключение было сделано несмотря на то, что, согласно отчету, учебно-тренировочный бой проходил в заранее неравных условиях. F-16D является двухместным истребителем с заведомо худшими, по сравнению с одноместными боевыми самолетами, показателями маневренности. Кроме того, во время боя на F-16D были установлены подвесные баки (минимальный объем — 2,3 тысячи литров), что повышало сопротивление и массу и существенно снижало скорость и маневренность самолета.

F-35A — самая технологически простая, легкая и дешевая версия F-35. Другие модификации этой машины, F-35B и F-35С (для морской пехоты и флота соответственно), имеют отличные от версии «A» параметры. В частности, F-35С имеет увеличенную площадь крыла и хвостового оперения, что необходимо для маневрирования на небольших скоростях при посадке на авианосцы. Использованный в бою «AF-02» является одним из первых прототипов перспективной машины и со времени его создания часть недостатков F-35 была устранена. Несколько изменилась даже форма планера самолета.

В то же время часть описанных проблем (маневренность) проистекают из конструктивных особенностей нового истребителя, которые вряд ли могут быть существенно изменены. В первую очередь речь идет о его большой удельной нагрузке на крыло – 520-606 килограмм на квадратный метр при нормальном взлетной массе, примерно на 15 процентов большей чем для F-16 и сходных с ним самолетов предыдущего поколения. Еще более значительным является превосходство F-16 в максимальной скорости. По этому показателю он превосходит истребитель F-35A на 25 процентов.

Следует отметить, что ВВС США, хотя и отрабатывают тактики ближнего воздушного боя, на практике применяют их редко. В руководстве ВВС господствует точка зрения, что в воздушном бою выигрывает тот самолет, который смог первым обнаружить противника и поразить его ракетой. По этой причине, на вооружении ВВС США практически нет ракет класса «воздух-воздух» ближнего радиуса действия, а сами военные уделяют много внимания разработке мощных радиолокационных станций с увеличенной дальностью обнаружения целей.

По данным исследования аналитического центра CSBA, последнее масштабное участие истребителей ВВС США в «собачьих боях» было зафиксировано во время войны во Вьетнаме. Кроме того, по данным этой же организации использование авиационных пушек в воздушных боях американскими летчиками снизилось с 60 процентов случаев в 1960-х годах до пяти процентов в 1985 году. С 1990 года основные потери самолетов в воздушных боях ВВС США несли не от пушечного огня, а от ракет противника.

Дэвид Экс заявил, что на попавшем в его распоряжении пятистраничном отчете нет грифа секретности, хотя и присуствует отметка «только для служебного пользования». В связи с этим каналы попадания к нему такого документа неочевидны.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.