Как могилу подписывать будем?

Почему ЦЕРН никак не решит проблему российских аффилиаций в научных статьях

Газета Guardian обнаружила, что с весны 2022 года статьи с результатами, полученными на Большом адронном коллайдере, больше не выходят в научных журналах. Они лишь выкладываются на сервер препринтов arXiv и в них больше нет традиционных «братских могил» — гигантских списков авторов со всеми их аффилиациями. Это еще одно следствие начатых Россией боевых действий на территории Украины.

С конца февраля 2022 года участие российских ученых в международных научных проектах и программах (и наоборот — участие зарубежных ученых в российских проектах) последовательно сворачивается. Фактически Читать дальше).

ЦЕРН, крупнейшая физическая организация в мире, тоже сворачивает сотрудничество с Россией. В июне 2022 года Совет ЦЕРНа объявил, что с 2024 года разрывает связи с Россией и Белоруссией, установленные еще во времена СССР. Однако еще до этого коллаборации, работающие на главных установках Большого адронного коллайдера (ATLAS, CMS, ALICE и LHCb) временно прекратили публикацию результатов экспериментов — из-за разногласий о том, как в этих статьях следует указывать российские и белорусские организации, к которым относятся около 17 процентов физиков, работающих на коллайдере. Сообщение Guardian об этом подтвердили N + 1 трое ученых, работающих в ALICE, LHCb и CMS.

В нормальной ситуации каждая научная публикация ЦЕРНа сопровождалась списком тысяч авторов-участников соответствующей коллаборации с указанием всех их аффилиаций (то есть научных институтов, где они работают) — ученые называют их «братскими могилами» — и благодарностями финансирующим организациям. В случае России это, как правило, Минобрнауки и грантовые фонды.

С началом боевых действий в Украине, введением в Европе запрета на сотрудничество с российскими организациями и принятием решения о прекращении отношений между ЦЕРНом и Россией все четыре коллаборации согласились с тем, что в прежнем режиме указывать российские и белорусские аффилиации нельзя.

Многие коллеги российских ученых заявили, что не хотят ставить свои имена рядом с названиями российских организаций, руководители которых в явном виде поддержали действия властей РФ в Украине, сказал N + 1 участник коллаборации LHCb Федор Ратников. «Кроме того, некоторые страны на государственном уровне запретили своим учёным совместные с российскими авторами публикации, чтобы оно формально не выглядело как сотрудничество страны и России», — добавил он.

Но выработать единый подход о том, как поступить в ситуации, когда большая часть авторов против указания российских аффилиаций, до сих пор не удалось.

«ЦЕРН очень хочет, чтобы все четыре коллаборации приняли одинаковое решение, но в принципе это не обязательно — сказал физик. — Формально решения по публикациям принимают коллаборации, а не ЦЕРН. Но пока никакие (решения не приняты). Голосовалось уже четыре варианта, пока никакой не набрал конституционного большинства во всех четырех коллабораций».

Представитель России в ЦЕРНе, участник коллаборации CMS Виктор Саврин пояснил N + 1, что для принятия решения за него должны проголосовать минимум две трети участников коллаборации, но пока никакой из вариантов этого порога не преодолел.

Поэтому еще в апреле было принято временное решение: все научные статьи отправляются в журналы, выкладываются на сервера ЦЕРНа и на arxiv.org — но с указанием только коллаборации, без авторов и благодарностей (acknowledgements),. При этом статьи, которые отправлены в журналы, проходят все стадии проверки и рецензирования, но сама публикация задерживается — до момента, когда коллаборация придет к окончательному решению о списке авторов.

Поскольку рецензирование в научных журналах идет месяцами, эффект моратория стал заметен только сейчас. Например, последняя журнальная статья (не считая статьи в Nature, где процесс рецензирования и редактуры тянется значительно дольше) коллаборации ALICE вышла в сентябре, у LHCb — в августе, последние статьи ATLAS и CMS вышли в Nature в июле, но в них уже не было списков авторов.

B, C и D

После начала боевых действий обсуждалось и предложение вообще исключить имена авторов из России, Белоруссии и Объединенного Института Ядерных Исследований (ОИЯИ, Дубна) из списков, но оно не дошло до голосования — большинство ученых решили, что это неэтично.

Один из первых вариантов, поставленных на голосование, был вариант А, который выглядел так: указывать в статье, что автор аффилирован с российским/беларусским институтом (или международным ОИЯИ), но не указывать их названий, а также не указывать финансирующие организации. При этом по запросу руководство эксперимента может предоставлять подтверждение об участии тех или иных организаций.

Вариант B оставлял названия российских институтов и организаций, но предполагал, что они будут сопровождаться пояснением, что Совет ЦЕРНа принял меры против институтов и организаций из России, Белоруссии, а также ОИЯИ, и указанием, что это сотрудничество не может быть истолковано как поддержка любых заявлений, сделанных этими институтами, организациями или органами власти.

Третий, «истинно нейтральный» вариант C предложили украинские ученые. Он предполагает указывать в аффилиациях авторов лишь то, что соответствующий человек представляет институт или лабораторию, которая сотрудничает с ЦЕРНом — без указания страны и названия организации.

Вариант D — последний, который был поставлен на голосование — комбинация всех предыдущих. В нем не указываются аффилиации, но каждое имя сопровождается индексом автора в системе ORCID (если у автора она есть), в которой уже есть полная информация об аффилиациях ученого. Кроме того, журналы получают полный список данных об аффилиациях — не для публикации, а для архивных целей. Иначе говоря, если кто-то потом будет искать статьи, написанные сотрудниками этой организации, в списке найденных будет и эта статья, но в самом тексте публикации аффилиаций не будет. В статьи предполагалось добавить дисклеймер, что ЦЕРН принял меры против институтов и организаций из России, Беларуси и ОИЯИ.

23 января будет предпринята очередная попытка так или иначе решить вопрос: все четыре коллаборации должны потратить неделю на голосование, но выбор у них в этот раз будет иной. Ученые будут выбирать не между не между отдельные вариантами (B, C и D), а их комбинациями (BCD, BDC, CBD, CDB, DBC, DCB). Выбирать надо будет ту, где на первом месте стоит наиболее приемлемый вариант, а на последнем — наименее.

В чем смысл аффилиации

Для профессиональных ученых отсутствие аффилиации в статье чаще всего равнозначно отсутствию статьи вообще, а отсутствие упоминаний о финансирующей организации чревато серьезными проблемами с ней. Такую статью нельзя будет добавить в отчет, что может означать например, прекращение финансирования, а то и вовсе требование вернуть деньги. С точки зрения научной организации, соответственно, у деятельности ученого не оказывается никакого результата, и ей становится неясно, за что тот получал зарплату, командировочные и гранты.

«Я ведь сотрудник института, я там работаю, я получаю зарплату, я получаю средства на то, чтобы присутствовать в ЦЕРНе... И вдруг там не указывается ни наше финансирующее агентство, ни институты, в которых мы работаем. К которым мы фактически принадлежим, благодаря которым мы участвуем в этих работах, — сетует Саврин. — И это большой моральный ущерб. Мы контактируем с нашими учеными, знаем их мнение, имеем свое мнение по этому поводу. Это дискриминация, и она, на наш взгляд, недопустима».

По последним данным, российские участники собираются голосовать за комбинацию BDC.

Авторы благодарят за помощь в подготовке материала Андрея Серякова (СПбГУ).

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Крыло бабочки помогло создать охлаждающую цветную пленку

Ее температура на прямом солнце оказалась до двух градусов ниже окружающего воздуха

Китайские ученые разработали многослойные цветные пленки, которые могут охлаждать поверхность до двух градусов Цельсия по сравнению с температурой окружающей среды. Высоко-насыщенный цвет этих пленок — до 100 процентов цветопередачи — виден в широком диапазоне углов (± 60 градусов). На создание такой структуры физиков вдохновили бабочки вида Morpho menelaus. Статья опубликована в журнале Optica. Большинство искусственно созданных красок работают из-за поглощения части диапазона видимого света, что может приводить к существенному нагреву окрашенных ими предметов. Чтобы предотвратить нежелательный нагрев часто используют белую краску, которая практически полностью отражает солнечную энергию. Создание разноцветных поверхностей, которые при этом не нагреваются — до сих пор сложная задача. Однако в природе встречается и другой способ цветовой передачи. Например у некоторых бабочек цвет крыльев возникает при возникновении интерференции из-за специфического отражения света от периодической структуры их крыльев. Ван Гопин (Guo Ping Wong) с коллегами из Шеньчжэньского университета предложили свое решение проблемы нагрева окрашенных поверхностей, как раз вдохновившись структурой крыльев бабочек M. menelaus. Благодаря многослойности и наличию неупорядоченных компонентов, крылья бабочек этого вида передают высокую насыщенность синего цвета в широком угле обзора. Ученые воссоздали аналогичную структуру, поместив нескольких слоев из оксидов титана TiO2 и кремния SiO2, на матовое стекло, расположенное на отражающей серебряной поверхности. Ученые оптимизировали толщину верхних слоев и добились полного отражения нежелательного желтого света. При этом синий свет свободно проникал через верхнюю многослойную структуру, испытывал диффузное отражение от неупорядоченного матового стекла, отражался от серебряного зеркала и, возвращаясь через верхнюю многослойную структуру, обеспечивал насыщенный синий цвет образца. В результате ученым удалось добиться высокой насыщенности синего цвета, до 100 процентов, в угле обзора ±60 градусов, за исключением узкого диапазона — зеркального по отношению к падающему свету — в котором отражался желтый цвет. При этом эта пленка обеспечила охлаждение до двух градусов Цельсия ниже температуры окружающей среды, что сравнимо с эффективностью бесцветной охлаждающей пленки на основе серебра и полидиметилсилоксана (ПДМС). Охлаждение образца происходило за счет высокой эффективности диффузного отражения синей части спектра, малого поглощения нежелательной части видимого спектра и ближнего инфракрасного излучения, а также из-за высокого излучения в среднем инфракрасном диапазоне. Ученые создали по той же технологии образцы различных цветов и экспериментально измерили их способность охлаждать поверхности, располагая их на крыше здания института и на автомобилях. Обычная синяя краска при температуре воздуха 27 градусов Цельсия и на прямом солнце нагревалась в этих экспериментах до примерно 70 градусов. А образцы новой пленки в тех же условиях продемонстрировали температуру поверхности до 45 градусов ниже. Авторы статьи подсчитали, что за обычный метеорологический год в Шеньчжене замена обычной синей краски на охлаждающую могла бы привести к сохранению около 1377 мегаджоулей на квадратный метр энергии, требующейся на охлаждение. Ученые полагают, что дальнейшая оптимизация структуры пленок, например замена серебра на многослойный диэлектрик, позволит еще больше увеличить охлаждающий эффект. Ученых не в первый раз привлекла способность неупорядоченных структур в природных объектах к охлаждению. Они хорошо рассеивают солнечный свет, что можно использовать, например, для предотвращения таяния льдов.