Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Служил в очистке

Улучшит ли экологическую ситуацию пандемия коронавирусной инфекции

Почти глобальный карантин из-за пандемии COVID-19 остановил самолеты, заводы и электростанции, уронил спрос на топливо, закрыл рестораны и торговые центры. Нам еще предстоит почувствовать в полной мере экономические последствия кризиса, но влияние его на природную среду заметно уже сейчас. Все чаще можно слышать о сокращении выбросов, очищении воздуха в крупных городах и снижении влияния человека на климат. Попробуем разобраться, действительно ли пандемия — хорошая новость для экологии и климата.

Меры по борьбе с пандемией уже сейчас привели к резкому спаду экономической активности во многих регионах планеты. Только в Китае наблюдается сокращение производства на 15-40 процентов во всех ключевых отраслях промышленности. Идет резкое свертывание транспортной отрасли по всему миру, в том числе — впервые за последнее десятилетие — падение спроса на авиаперевозки, что ведет к снижению спроса на нефть и нефтепродукты.


Взгляни на небо

Экономический кризис и ограничения передвижения привели к локальному улучшению качества воздуха во многих регионах планеты. Телеканал CNN сообщал о непреднамеренной выгоде от закрытия производств — непривычно голубом небе в китайских городах. По данным Министерства экологии и окружающей среды КНР, в феврале 2020 года количество дней с хорошим качеством воздуха увеличилось на 21,5 процента по сравнению с тем же периодом 2019 года.

Одним из основных загрязнителей является диоксид азота — NO2. Он обладает общетоксическим действием, увеличивает риск заболеваний дыхательный путей, а в атмосферу попадает преимущественно при сгорании азотсодержащих компонентов топлива. Основными источниками NO2 являются транспортные средства с двигателями внутреннего сгорания, объекты энергетики, теплоснабжения и промышленности.

Поскольку концентрация диоксида азота быстро реагирует на изменения человеческой деятельности и легко поддается наблюдениям, она часто выступает в качестве маркера для мониторинга качества воздуха и позволяет делать косвенные выводы и присутствии других загрязнителей.

В начале этого года по спутниковым данным уровень NO2 в Китае упал на 37 процентов и, в отличие от предыдущих лет, не поднялся после китайского Нового года. Это позволяет говорить о влиянии мер по предотвращению распространения коронавирусной инфекции на объем выбросов промышленных предприятий и транспорта.

Общественный транспорт в наиболее сильно пострадавших от эпидемии регионах страны был закрыт еще в январе, перемещения по стране и авиасообщение с остальным миром приостановлены, а работа многих промышленных предприятий была прекращена или сведена к минимуму. По данным Carbon Brief, снижение спроса на электроэнергию привело к тому, что потребление угля на китайских электростанциях к началу марта 2020 года снизилось на 36 процентов.

Ежедневное потребление угля в Китае в период до и после китайского Нового года по данным шести генерирующих компаний. По оси ординат указано потребление угля (цена деления — 10 тысяч тонн в день), по оси абсцисс — дни до и после Нового года. Источник: WIND Information.


Аналогичное снижение концентрации NO2 наблюдаются практически во всех странах континентальной Европы с января по март 2020 года. По данным Европейского космического агентства, это особенно хорошо заметно в северной Италии, сильнее всего пострадавших от эпидемии.

Снижение транспортной загруженности городов привело к резкому падению концентрации других опасных газов и взвешенных частиц в воздухе. Так, согласно данным Колумбийского университета, в Нью-Йорке выбросы угарного газа, преимущественно попадающего в воздух благодаря автомобилям, упали на 50 процентов всего за несколько мартовских дней. Заметное снижение концентрации NO2 и микрочастиц PM2.5 в связи с карантинными мерами наблюдается и в Лондоне.

При этом пока не вполне ясно, как это повлияет на здоровье жителей. По расчетам CICERO, ведущего института исследования климата в Норвегии, если загрязнение воздуха останется на том же низком уровне в течение всего года, это позволит избежать 50-100 тысяч преждевременных смертей. Это соответствует сокращению ежегодной смертности, связанной с загрязнением воздуха, на 5-10 процентов, однако пока нельзя сказать, сохранится ли сниженный уровень загрязнения воздуха в течение всего года. Не следует забывать, что загрязнение городского воздуха отходами бензиновых и дизельных двигателей увеличивает риски респираторных и сердечных заболеваний, и делает людей более уязвимыми к COVID-19. А локальное снижение выбросов не исключает возможность серьезного загрязнения воздуха — особенно в тех местах, где метеорологические условия способствуют накоплению загрязнителей.


Затормозить потепление?

Спад промышленного производства и снижение грузопотока неизбежно привели и к снижению выбросов парниковых газов. В Китае «проседание» выбросов составило как около 25 процентов в течение четырехнедельного периода. К началу марта по оценкам агентства Carbon Brief меры против распространения коронавирусной инфекции снизили объемы выбросов углекислого газа на 200 миллионов тонн — за аналогичный период 2019 года выбросы Китая достигали около 800 миллионов тонн. С учетом коллапса авиаперевозок и карантина, аналогичная тенденция снижения выбросов парниковых газов, вероятно, наблюдаются в большинстве других регионов мира — и не только в промышленных центрах. В Нью-Йорке зафиксировано падение уровня CO2 на 5-10 процентов и устойчивое снижение концентрации метана. Распространение коронавируса накладывается на целенаправленные меры по снижению выбросов парниковых газов и может, например, помочь Германии достичь поставленных властями страны целей по сокращению выбросов, в чем раньше высказывали сомнения.

При всем этом говорить о влиянии коронавирусного кризиса на глобальный климат пока очень рано. Ключевой вопрос состоит в том, насколько устойчивыми окажутся тенденции, которые наблюдаются сейчас, не будет ли этот эффект нивелирован уже в ближайшее время. Можно вспомнить, например, что в 2008-2009 годах после завершения глобального финансового кризиса выбросы парниковых газов выросли на 5 процентов в результате мер по стимулированию экономики и увеличению использования угля.

«За последние 10 лет выбросы СО2 ежегодно росли на 1 процент, или примерно на 317 мегатонн в год. Нам потребуется очень сильное сокращение, чтобы действительно увидеть падение в этом году. Это правдоподобно, но я не думаю, что на данном этапе об этом вообще можно говорить», — считает Коринн Ле Кере, профессор Университета Восточной Англии.

В анализе, опубликованном в Harvard Business Review, описывается несколько возможных сценариев выхода из экономического кризиса. Однако опыт подобных событий в прошлом (эпидемия SARS в 2002 году гонконгского гриппа в 1968, азиатский грипп в 1958, «испанка» в 1918), показывает, что во всех случаях кривая изменений ВВП имела V-образную форму. За резким падением во время эпидемии следовало восстановление производства — в половине случаев превышающее докризисные уровни.

Всемирная метеорологическая организация (ВМО) в специальном заявлении отмечает, что никакие сокращения выбросов в результате экономического кризиса, спровоцированного COVID-19, не могут заменить согласованные действия по борьбе с изменениями климата. «Прошлый опыт показывает, что за снижением выбросов во время экономических кризисов следует их быстрый рост», — говорит генеральный секретарь ВМО Петтери Талаас.

Более того, локальное снижение выбросов пока не сказывается на глобальной картине. Концентрации углекислого газа на ключевых метеообсерваториях пока все еще превышают аналогичные показатели на начало прошлого года.

Юлия Кузнецова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.