Как IT помогает строительным компаниям сокращать расходы, устанавливать цены, работать с поставщиками стройматериалов и реагировать на жалобы покупателей? Об этом и многом другом вы узнаете из третьего текста совместного проекта N + 1 и компании ПИК «Умные решения».

Технологические цифровые решения используются на всех этапах строительства — от организации работы с планом до проектирования внутридомовой инфраструктуры. В совокупности автоматизация мелких процессов способствует росту доходов и сокращению расходов. При этом объединение локальных решений в большие платформы на поверку оказывается куда более эффективным. «Нужно или работать с ценой, или работать с продуктом», — объясняет Илья Тихомиров из ПИК Digital.


Рост доходов: прогнозирование и контроль

Работать с ценой — значит, вводить в продажу необходимый объем домов, учитывать спрос на этажность, «комнатность» и наблюдать за ценами, выставленными конкурентами. Для компании при этом важно определить релевантные критерии и, более того, свести их воедино. Это непростая задача: в каждом регионе страны рынок недвижимости диктует особенные условия.

Тихомиров вспоминает: «В 2018 году мы сформировали отдельную команду, чтобы она трудилась над ценообразованием. Используя разные модели, ее участники разработали прогнозирующие нейронные сети. Так мы узнавали, что нужно учесть и что может повлиять на цену».

Во всем мире — и в России в том числе — застройщики внедряют в дома огромное количество устройств, которые позволяют управлять инженерией, водоснабжением, электричеством. Это и есть работа с продуктом для ИТ: высокотехнологичные системы позволяют компании больше зарабатывать и эффективнее конкурировать на рынке жилья.

Эта схема идеально подходит для мелких застройщиков, но зачастую оказывается неэффективной для крупных. Разработать программное обеспечение, организовать сборку устройств, а также их монтаж на гигантском объеме жилых площадей оказывается чересчур долго и затратно для тех масштабов, с которыми работают такие компании. Поэтому застройщики поручают эту работу партнерам — компаниям, специализирующимся на производстве и установке камер, домофонов, счетчиков воды, датчиков дыма и прочих устройств.

«У нас примерно две тысячи партнеров — подрядчиков и поставщиков — и более сотни, наверное, компаний-подрядчиков, которые осуществляют монтаж, — подтверждает Тихомиров. — При этом ПИК не отвечает за логистику, закупку материалов, срочность, время поставки. Компания объявляет тендер — а дальше всем занимаются те, кто его выиграл».

Такой принцип работы потребовал наличия сервиса, позволяющего подрядчикам и поставщикам общаться, а застройщику — контролировать процесс закупки. С помощью этого сервиса, созданного внутри компании, ПИК сравнивает цены и логистические критерии. Благодаря большому массиву данных застройщик способен увидеть перекос в ценах закупок, дать точные указания производителю и подрядчикам — объяснить им, где материалы можно купить дешевле.

Даже с учетом затрат на программистов, содержание и обновление системы автоматизированный контроль, по словам Ильи Тихомирова, оказался выгодной инвестицией. Система помогает экономить на стоимости материалов, которая до внедрения технологии могла серьезно варьироваться.

«Пока мы не могли процесс контролировать, подрядчики работали за счет связей с отделами закупок каких-то конкретных рынков, магазинов, других подрядчиков и так далее. За счет, может быть, недобросовестных третьих лиц, которые вмешивались в процесс, — объясняет Тихомиров. — Сейчас мы все это видим, контролируем и пресекаем подобные вещи — и, таким образом, напрямую контролируем стоимость материалов и стоимость контракта, который заключаем».


IT и отделка

В новом жилье покупатель первым делом обращает внимание на отделку. Его ожидания могут не совпасть с реальностью. Здесь крупные строительные компании снова сталкиваются со сложностями, которых нет у мелких застройщиков. Масса серий и типов отделок, сложных инженерных систем — все это многообразие требуется каким-то образом контролировать. Чтобы не решать проблемы с отделкой в срочном порядке, что всегда сопряжено с расходами, была создана система общения между техническим надзором и подрядчиками.

Она устроена так. Сотрудник технического надзора видит проблему, описывает ее словами, делает снимок и отправляет текст и фотографию на сервер. Это называется «замечание». Ответственный за устранение проблемы подрядчик получает уведомление в док-интерфейсе или на смартфоне. После завершения всех необходимых работ он точно так же закрывает задачу в интерфейсе.

«Почему это связано с общей маржинальностью компании? Все просто: когда ты собираешь несколько десятков, сотен, тысяч таких замечаний, тебе становится ясно, с чем связаны основные проблемы, на каком этапе они появляются. И ты решаешь, где можно сделать лучше, а где — поменять подрядчика, — объясняет Тихомиров. — Это путь от автоматизации к анализу».

Одним из результатов сбора и анализа больших данных стало понимание того, что проверяющим трудно правильно классифицировать проблему и определить подрядчика, который будет отвечать за ее устранение. Систему упростили. Проверяющих попросили описывать проблему в деталях, не пытаясь ее классифицировать, и перепоручили всю остальную работу системе, которая с 90-процентной вероятностью правильно определяет тип жалобы и решает, куда ее направить.


Логика стартапа и интеграция сервисов

«Многие технологические компании умеют работать с гипотезами. А индустриальные компании — не все, но многие — не умеют. У нас есть гипотеза, что если мы что-то автоматизируем, а потом соберем данные и проанализируем их, то получим результат, способный вызвать интерес на рынке», — рассказывает Тихомиров.

Так получилось с внутренней системой управления проектами, которая позволяет применять шаблонные процессы к любому количеству активных проектов и не прописывать их заново. Все возможные коммуникации также происходят внутри этой системы. Туда же подключаются новые подрядчики, которые знают, кто работает с ними над проектом. Разработка позволяет визуализировать все запущенные процессы. Кроме того, в работу интегрирована система рейтингов.

По словам Тихомирова, многие подобные решения обладают высоким порогом вхождения, а их разработка лишена этого недостатка: «В нашей системе сначала можно посмотреть весь процесс, а потом уже задавать вопросы. Мы считаем, что это может быть интересно рынку. Но сейчас нет еще, наверное, нужной нам бизнес-модели. Пока мы находимся на этапе переговоров с потенциальными клиентами о том, что им интересно».

Под каждый процесс и интеграцию в компании создают отдельную систему. Существуют разные корпоративные сервисы под тендерные процедуры, под шаблоны договоров, под согласование договоров, под создание актов, где есть интерфейсы для подрядчиков. Отдельно введена система платежей и отчетов для подрядчиков. По словам Тихомирова, таким образом ПИК избавился от проблемы большинства крупных компаний — бесконечных согласований и ошибок. Система отдельных «блоков» позволяет избежать размножения процессов, по своей сути повторяющих друг друга.

«Мы вырезаем процессы там, где они не нужны, — объясняет он. — Потому что все эти номинальные аксессы, двойное, тройное согласование одного и того же — оно могло поменяться по ходу дела. И это поражает все крупные компании, делая их деятельность совершенно неэффективной».


Беседовал Андрей Коняев

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.