Тридцатого марта исполняется 80 лет одному из самых известных персонажей, придуманных DC Comics, — Бэтмену. Что мы знаем о душевной организации защитника Готэма и что о ней сказал бы психолог, улучи супергерой момент для посещения специалиста? Редакция N + 1 обратилась с этими вопросами к преподавательнице Московского института психоанализа и Института психотерапии и клинической психологии Наталье Ошемковой.

Поскольку у Бэтмена, как и в случае с другими персонажами из комиксов, есть несколько альтернативных биографий, мы будем в первую очередь опираться на образ Бэтмена из современного кино, потому что именно режиссер Кристофер Нолан максимально позаботился об устранении противоречий и необъяснимых феноменов в характерах своих героев.


Бэтмен: начало

Ключевым моментом биографии персонажа во всех версиях считается смерть родителей маленького Брюса Уэйна, убитых грабителем прямо у него на глазах. Это в любом случае травма для ребенка. Травматичны и сам факт неожиданной смерти, и ее зрелище, и необходимость сменить привычный уклад на жизнь у чужих людей — хотя дворецкий Уэйнов, воспитавший Брюса в большинстве версий его биографии, как раз, к счастью, был привычной для него фигурой.

Внезапная потеря родных часто оборачивается как чисто психологическими, так и психосоматическими проблемами. Можно ожидать депрессию, нарушение аппетита, бессонницу, головные боли, гипертонию, глобальное ослабление иммунитета и многое другое. В случае, когда ребенок видел убийство своими глазами, к этому списку добавляется немаленькая вероятность панических атак, посттравматического стрессового расстройства, нарушения адаптации или еще чего-то, скрывающегося под кодом F43 в актуальной версии Международной классификации болезней. Нередко даже взрослые дети после потери родителей утрачивают смысл жизни, а также стремятся убежать куда-нибудь от трагических воспоминаний.

Как именно Брюс переносит свежую травму, подробно не изображается ни в фильме Нолана, ни в большинстве иных версий биографии Бэтмена, но из упоминаний о его юности и физической форме, набранной к 20 годам, становится ясно, что бóльшая часть усилий ушла на совершенствование в боевых искусствах и других полезных для выживания навыках, вроде охоты и врачевания.

Нетрудно заключить, что задолго до того, как Бэтмен возьмет Готэм под свою опеку, Уэйн бросает все свои силы на подготовку к мести за смерть родителей. По сути, перед нами ребенок, который в свои восемь лет перестает быть ребенком в полном смысле этого слова. С точки зрения ряда психологических теорий, такое нарушение возрастного развития препятствует нормальной эмоциональной жизни — человеку трудно распознавать и правильно регулировать свои эмоции или распознавать свои желания.


«Ничего не бойся»

А еще такой ребенок будет склонен к жизни по жестким правилам, что мы и видим в случае Уэйна. Не обладая суперспособностями, которыми щедро одарены прочие персонажи этого жанра, Бэтмен все же становится супергероем — за счет фантастической силы воли и самодисциплины. Ну и, конечно, благодаря доступу к ресурсам оставшейся после родителей империи.

Даже в ситуациях, где для таких переживаний сложно подыскать рациональное объяснение, дети часто чувствуют себя виноватыми в родительских бедах. В своих фильмах Нолан ставит вопрос еще жестче, в его версии именно Брюс становится причиной того, что семья оказывается в неудачное время в неудачном месте: во время посещения оперы у мальчика начинается паническая атака, и он упрашивает отца уйти с середины представления.

Свою вину бедный ребенок проносит через всю жизнь, хотя, повзрослев, и говорит, что его злость сильнее. Таким образом, мы видим патологическое переживание горя, стадии которого — отрицание, гнев (включающий аутоагрессию, вызванную чувством вины), торг, депрессия, принятие — не пройдены и 12 лет спустя.

Кстати, паническая атака возникла не на ровном месте, а сама по себе явилась следствием пережитого стресса — падения в пещеру с кишащими там летучими мышами. Таким образом, вот как выглядит полная картина: впечатлительный домашний мальчик, которого короткая встреча с тучей летучих мышей награждает кошмарами как минимум на следующие 12 лет, становится свидетелем внезапного убийства родителей и выстраивает всю свою жизнь вокруг идеи возмездия.

Последние слова отца: «Ничего не бойся», видимо, нацеленные на то, чтобы подбодрить Брюса, тоже с точки зрения психологии не сулят мальчику ничего хорошего. Страх — одна из самых базовых и естественных эмоций человека, а ее подавление может иметь последствия в виде рискованного безрассудного поведения.


Темный рыцарь

Преодолевает ли Брюс свой страх, чтобы стать Бэтменом? И да, и нет. С одной стороны, мы видим отчетливую линию борьбы со сформировавшейся фобией летучих мышей и даже некоторое объединение с ними (не только на уровне символа — у Бэтмена есть прибор, призывающий стаю мышей к нему на помощь). Брюс возвращается в пещеру и фактически применяет психотерапевтический прием — экспозицию: то, что в быту называется «посмотреть в глаза своему страху».

Выбирая себя имя, символ и костюм, Бэтмен утверждает позитивные последствия пережитого, что в целом тоже способствует терапевтическому эффекту. Однако стоит только Пугалу распылить на него вызывающий панику газ, и мы видим, что триггеры никуда не делись: именно образы летучих мышей остаются для спасителя Готэма самыми пугающими. Таким образом, мы имеем дело с человеком, скорее нашедшим стратегию обуздания своего страха, чем полностью излечившимся от него.

Что еще в образе уже взрослого Брюса Уэйна критически отличает его от большинства людей? Черно-белое мышление. В норме максимализм и черно-белое восприятие мира характерны для подростков, а с возрастом у здоровых людей происходят изменения. В данном случае мы, видимо, имеем дело с патологическим постреактивным развитием личности: человек, не имевший расстройства личности от рождения, начинает демонстрировать соответствующую симптоматику вследствие затяжной реакции на стресс.

Состояние Брюса дополнительно ухудшается из-за необходимости жить двойной жизнью. Если даже абсолютно здорового и очень устойчивого человека заставить 24 часа в сутки переключаться между ролями и пристально следить за тем, чтобы не выдать себя ни в одной из них, это рано или поздно приведет к психическому истощению. А так как при нарушении правил могут пострадать близкие Уэйна, это грозит ему ретравматизацией, то есть повторением сценария с родителями.

Вследствие одновременно грозящей герою явной опасности и спровоцированных смертью родителей нарушений привязанности мы вправе ожидать, что Бэтмен никогда не создаст собственной семьи. Однако по фильмам Нолана рассуждать об этом еще банально рано, а в одной из современных версий комиксов Бэтмен все-таки делает предложение Женщине-Кошке. Она, правда, сбегает из-под венца, после чего придумавшему этот сюжет автору какое-то время поступали смертельные угрозы от фанатов! Люди не перестают надеяться на хэппи-энд.

Для реального же хэппи-энда хочется порекомендовать Брюсу Уэйну найти заслуживающего доверия психотерапевта и проработать хотя бы самую раннюю травму. Правда, если через пару лет после этого психика героя, наконец, переварит случившееся, Готэм, с огромной вероятностью, потеряет своего защитника. Зачастую именно не пережитые до конца травмы толкают людей в такие профессии, как спасатели, пожарные, полицейские. Терапия же может утихомирить боль, требующую восстановления справедливости, и усилить естественное чувство страха. И тогда Брюс Уэйн, возможно, больше не захочет быть Бэтменом. Но, кажется, изначально таков и был план?


Наталья Ошемкова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.