«Верою, а не видением»

Ученые в очередной раз попытались опровергнуть подлинность Туринской плащаницы

Американский судебно-медицинский журнал Journal of Forensic Sciences опубликовал в июльском номере за 2018 год исследование пятен крови на Туринской плащанице, погребальной пелене, в которую, по преданию, был обернут Христос после снятия с креста. По мнению авторов статьи, плащаница — не современница страстей Христовых, а средневековая подделка. Однако им уже указали на недостатки их метода. Споры о подлинности Туринской плащаницы — с привлечением самых передовых научных методов — длятся уже не первое десятилетие.

Статья в Journal of Forensic Sciences называется «A BPA Approach to the Shroud of Turin», то есть «Анализ брызг крови применительно к Туринской плащанице». BPA (Bloodstain Pattern Analysis), анализ брызг крови, - это современная криминалистическая дисциплина (краткое и доступное введение в нее изложено здесь), задача которой — помочь реконструировать происшествие или преступление, отвечая на такие вопросы, как «откуда текла кровь?», «каким орудием наносились ранения?», «каково было взаимное расположение тел преступника и жертвы?», и т.д.

Плащаница соткана из льняных нитей, ее размер составляет 4,4 на 1,1 метра. Считается, что тело было уложено на пелену и укрыто ее свободным краем, поэтому на ткани остались отпечатки с двух сторон. На плащанице можно рассмотреть отпечаток лица и тела, а также увидеть пятна крови в тех местах, куда Христу были нанесены раны: на лбу от тернового венца, на спине от бичеваний, на руках и ногах от гвоздей и на боку от удара копьем.

Статья вышла за подписью двух итальянских авторов — судебного антрополога из ливерпульского университета имени Джона Мурса Маттео Боррини и химика Луиджи Гарласкелли, участника проекта CICAP (Comitato Italiano per il Controllo delle Affermazioni sulle Pseudoscienze, Итальянского комитета по контролю за псевдонаучными высказываниями). CICAP известен своими скептическими расследованиями паранормальных явлений и религиозных феноменов.

Считается, что после снятия с креста на теле Христа было пять ран: две на ладонях или на запястьях, две на стопах, и последняя на боку («один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода», Ин. 19:34). Боррини и Гарласкелли ограничились ранами рук и бока. Для последнего использовали манекен. Занимаясь распределением крови, капавшей с ладони и запястий, они задействовали добровольца, которому прикрепляли трубочки с кровью, человеческой и искусственной. Выяснилось, что добиться двух коротких потеков крови, остающихся от раны на тыльной стороне ладони, можно, поставив человека и подняв ему руки под углом 45 градусов. В то же время раны на предплечьях получались, только если доброволец стоял, вытянув руки почти вертикально над головой. Отметины от раны в боку выглядели во время эксперимента вполне реалистично, но пятно от стекшей из этой раны крови оказалось не в том месте, что на плащанице. Авторы исследования считают, что эти экспериментально полученные противоречивые свидетельства указывают на то, что Туринская плащаница — не материальное свидетельство казни Христа, а выдающаяся средневековая подделка. Ниже можно посмотреть увлекательное видео о том, как Боррини и Гарласкелли проводили свои опыты.


Ватикан не признает Туринскую плащаницу подлинной реликвией страстей Христовых, но не считает поклонение плащанице предосудительным. Так, в 2015 году папа Римский Франциск приезжал в Турин, чтобы помолиться перед плащаницей. Обращаясь к верующим, глава Римско-католической церкви назвал пелену ярким напоминанием о страстях Христовых и одновременно символом человеческого страдания и несправедливых гонений. В то же время действующий архиепископ Турина является также официальным папским хранителем плащаницы. Существует целая организация — Centro internazionale di Sindonologia, Международный центр синдонологии (изучения плащаницы), занимающаяся консервацией и исследованием реликвии и консультирующая папского хранителя. Центр укомплектован физиками, химиками и другими специалистами, которые, разумеется, с большим интересом следят за конкурирующими исследователями.

Слово «плащаница», «синдон» (σινδών) по-гречески, встречается в Евангелии от Марка (15:46): «καὶ ἀγοράσας σινδόνα καὶ καθελὼν αὐτὸν ἐνείλησε τῇ σινδόνι καὶ κατέθηκεν αὐτὸν ἐν μνημείῳ ὃ ἦν λελατομημένον ἐκ πέτρας, καὶ προσεκύλισε λίθον ἐπὶ τὴν θύραν τοῦ μνημείου» («Он [Иосиф Аримафейский], купив плащаницу и сняв Его, обвил плащаницею, и положил Его во гробе, который был высечен в скале, и привалил камень к двери гроба»).

Издание Vatican Insider (ежедневное приложение к туринской газете La Stampa) после сообщения о работе Боррини и Гарласкелли проинтервьюировало физика Паоло ди Лаццаро из Centro internazionale di Sindonologia. Ди Лаццаро объяснил, что Боррини и Гарласкелли еще в 2014 году представляли свои результаты на судебно-медицинском конгрессе в США, но тогда до публикации дело не дошло. В статье в Journal of Forensic Sciences описан еще один дополнительный эксперимент (какой именно, ди Лаццаро не уточняет). Участники конгресса четырехлетней давности указывали авторам исследования, что те не учли множества факторов, пытаясь воспроизвести обстоятельства страстей. Например, кровь, использованная при опыте с добровольцем, содержала антикоагулянт и, следовательно, свободно текла. Однако «человек плащаницы» был голоден, обезвожен и сильно измучен физически, то есть его кровь должна была быть более густой. Это обстоятельство в эксперименте Боррини и Гарласкелли оставлено без внимания. Ди Лаццаро полагает, что напрасно: потеки густой крови, возможно, оставили бы совсем иные следы. Еще одно возражение: исследователи пренебрегли состоянием кожи «человека плащаницы» и добровольца (из интервью выясняется, что добровольцем был сам Луиджи Гарласкелли). Кожа нашего современника была чистой и гладкой, кожа же претерпевшего страсти была потной, грязной от падений, с ранами и гематомами от бичевания, и т.д. Такие неровности тоже могли влиять, по словам ди Лаццаро, на направление струек крови.

Интересно, что синдонологи не осуждают попытки установить возраст и подлинность плащаницы, они только требуют полной открытости публикаций. Не далее как в мае этого года Centro internazionale di Sindonologia созвал конференцию, на которой обсуждалась методологическая слабость знаменитого исследования фрагментов плащаницы 30-летней давности: в 1988 году три лаборатории (в Тусоне, штат Аризона, Оксфорде и Цюрихе) независимо друг от друга датировали радиоуглеродным методом небольшие куски ткани, отрезанные от края пелены. Разброс полученных дат оказался совсем небольшим: между 1260 и 1390 годами. Однако сравнительно недавно выяснилось, что каждая лаборатория получила по три фрагмента (один от плащаницы и два контрольных, не похожих на пелену) и должна была проверить все три, задокументировав. Но оказалось, что тусонские специалисты использовали только один кусок ткани — подлинный, но не проверили контрольные, тем самым нарушив условия протокола исследования. С точки зрения синдологов, факт сознательного нарушения протокола подрывает доверие к эксперименту.

Надо сказать, что мало какая реликвия исследовалась так же часто и интенсивно, как Туринская плащаница. С самого ее появления на публике, а это произошло в 1354 году, когда она попала в руки французского военачальника и поэта Жоффруа де Шарни, ее подлинность подвергалась сомнению, тем более что обстоятельства обретения плащаницы остались не выяснены. После кончины де Шарни (он погиб 1356 году в битве при Пуатье, важном сражении Столетней войны) пелена хранилась в его родном городе Лире (современный департамент Об). Оттуда ее перенесли в Бургундию, из Бургундии она попала в Шамбери (Савойя). С конца XV века плащаница окончательно стала собственностью дома герцогов Савойских, а с конца XVI века ее перенесли в Турин, где она остается и по сей день. Ее не очень часто показывают верующим, последний раз это случилось в 2015 году, когда на нее в Туринском соборе посмотрело больше двух миллионов человек.

Согласно преданию, плащаница сначала хранилась в Иерусалиме, затем попала в Эдессу (современный турецкий город Шанлыурфа), оттуда в 944 году — в Константинополь. После захвата крестоносцами Константинополя в 1204 году плащаница отправилась в Афины, где пробыла до 1225 года, после чего оказалась во Франции. Документальных подтверждений ни одному из этих утверждений нет.

Изучением Туринской плащаницы занимаются с начала XX века. Ее исследовали медики и патологоанатомы, оптики, химики, ботаники, специалисты по текстилю и т.д. Ее подвергали инфракрасной и рамановской спектроскопии, радиоуглеродному анализу, бессчетное количество раз фотографировали. Некоторым ученым удалось увидеть на пелене не только лик, но и уложенные на глаза монеты в две и одну лепту и даже датировать монеты 29-30 годами нашей эры. Еще одна группа исследователей прочитала на пелене что-то вроде свидетельства о смерти: буквы, составляющие слова «Назареянин», «Иисус», а также «пойдешь на смерть». Впоследствии обе эти работы были опровергнуты: никто больше не смог разглядеть ни монет, ни букв. Об итогах радиоуглеродного анализа уже говорилось выше: он недвусмысленно указал на позднее происхождение плащаницы.

В 2000 году недалеко от Иерусалима ученые нашли фрагменты погребального савана I века нашей эры. Он оказался соткан простым способом — двусторонним переплетением нитей, а Туринаская плащаница представляет собой образец диагонального саржевого плетения, которое появилось только в Средние века. Впрочем, есть эксперты, которые утверждают, что саржевое плетение могло быть известно в Сирии на рубеже нашей эры.


Несколько исследователей обнаружили на плащанице следы пыльцы растений, цветущих в Иерусалиме в марте-апреле, и эти работы оказались неубедительными или вовсе неверными.

В 2015 году итальянские генетики выделили ДНК растений и людей из частиц, собранных пылесосом с плащаницы. Среди растений оказались представители флоры не только Евразии, но и Африки и Америки. Почти так же разнообразны оказались гаплогруппы людей, чью ДНК удалось проанализировать: среди них были выходцы с Европейского континента и Аравийского полуострова, из Восточной Африки и Индии.

Многие исследователи пытались объяснить, как именно предполагаемые фальсификаторы нанесли на ткань пелены изображение человека, но и здесь нет единодушия. Например, уже знакомый нам Луиджи Гарласкелли воссоздал предполагаемую средневековую технологию создания отпечатка лица на ткани. Скептики, впрочем, указали, что получилось недостаточно похоже.

Буквально в день публикации статьи Боррини и Гарласкелли открытый научный журнал PLoS One отозвал статью годичной давности об анализе нити плащаницы при помощи просвечивающей электронной микроскопии и широкоугольной сканирующей микроскопии. Авторы исследования утверждали, что ими получены достоверные свидетельства того, что пятна крови на плащанице свидетельствуют о сочетанной травме завернутого в пелену человека. Редакция PLoS One сочла, что доказательная база статьи слаба: обобщения на основе одного крошечного фрагмента материала, изъятого из плащаницы в 1978 году, неубедительны, не приняты во внимание потенциальные альтернативные объяснения (например, что на плащанице не человеческая кровь, а пигмент или кровь животного) и так далее.

Можно и дальше перечислять исследования, которым подвергалась Туринская плащаница, но едва ли в этом есть необходимость. Нет сомнений, что для изучения пелены будут задействованы еще более совершенные технологии ради единственной цели: доказать или опровергнуть ее подлинность. По-настоящему интересно было бы узнать, какое влияние оказывают на верующих католиков новые публикации об изучении плащаницы: отказывается ли кто-нибудь от веры, становится ли скептиком? Новый Завет верующим говорит иное: «Мы ходим верою, а не видением» (2 Кор. 5:7), «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11:1). Попытки придать плащанице больше исторического веса в ущерб символическому напоминают телеграмму Степы Лиходеева из «Мастера и Маргариты», которая начинается со слов «Умоляю верить».


Юлия Штутина

Советуем взять с полки N + 1 на Bookmate.ru

Олег Воскобойников. Тысячелетнее царство (300–1300). Очерк христианской культуры Запада. — М.: НЛО, 2015.

Карен Армстронг. Биография Бога. Все, что человечество успело узнать /Пер. Глеба Ястребова. — М.: Эксмо, 2012.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.