В специальном сдвоенном номере журнала Biblical Archaeology Review (март — июнь 2018 года) опубликована статья израильского археолога Эйлат Мазар о находке в Иерусалиме оттиска печати с именем Исаия. Не исключено, что это — имя библейского пророка, автора одной из самых известных ветхозаветных книг. Если предположение Мазар верно, то на руках у историков и археологов оказалось редчайшее внебиблейское упоминание Исаии. Есть только одно «но» — подтвердить это предположение пока нечем.

Блаженный Иероним полагал Исаию больше евангелистом, чем пророком. Книгу Исаии в Средние века изучали почти как «пятое Евангелие». Цитата из Исаии — «И настанут безопасные времена твои, изобилие спасения, мудрости и ведения» (33:6) — выбита над входом в Рокфеллеровский центр в Нью-Йорке. Это Исаие принадлежат строки, которые мы часто цитируем, уже не помня об их происхождении:

  • Перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы. (2:4)
  • Слухом услышите — и не уразумеете, и очами смотреть будете — и не увидите. (6:9)
  • Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. (11:6)
  • Глас вопиющего в пустыне. (40:3)

В Ветхом Завете Исаия пророчествует царю Езекии (VIII век до нашей эры) о том, что Иерусалим устоит перед ассирийцами: «Посему так говорит Господь о царе Ассирийском: «не войдет он в сей город, и не бросит туда стрелы, и не приступит к нему со щитом, и не насыплет против него вала» (4-я Царств, 19:32). Экспедиция Эйлат Мазар нашла оттиск печати с именем Исаия в 2009 году, и, что важно, в 2015-м совсем недалеко от этого места участники все той же экспедиции обнаружили оттиск печати царя Езекии. О находках мы поговорим чуть ниже, а пока отвлечемся на весенний спецвыпуск Biblical Archaeology Review и Эйлат Мазар: публикации сопутствуют некоторые околонаучные обстоятельства, на которые стоит обратить внимание.

Сперва о Biblical Archaeology Review (BAR). Важно понимать, что это не профессиональное рецензируемое издание, а научно-популярное. В 1975 году его основал юрист и энтузиаст библейской археологии (но не археолог) американец Хершель Шенкс. Он возглавлял журнал бессменно до 2017 года, когда решил передать свое детище преемнику — библеисту из университета Айовы Роберту Каргиллу.

Сдвоенный номер BAR (2018) целиком посвящен Шенксу: его заслугам в популяризации библейской археологии и широкому освещению научных споров внутри этой области. В библеистике идет вечный спор: насколько близко нужно считаться собственно с текстом Ветхого Завета и особенно его хронологией. Можно следовать Писанию максимально близко, можно от него отдаляться: в конце концов, археология — светская наука, и далеко не все стремятся примирить ее с религией. В 1990-х, когда библейский ревизионизм достиг своего апогея, Шенкс старался дать слово обеим сторонам: и ревнителям традиционной (максималистской) хронологии, и ее противникам-минималистам (подробнее об этой научной дискуссии можно почитать в спецвыпуске BAR в статье Уильяма Девера. Сам издатель был и, вероятно, остается сторонником третьего пути, не научного, конечно, а публицистического: кредо его журнала состоит в том, чтобы дать слово самой интересной истории, пусть и небесспорной.

Эйлат Мазар — археолог в третьем поколении. Ее дед, Биньямин Мазар, руководил первыми исследованиями под эгидой только что образованного государства Израиль, возглавлял Еврейский университет в Иерусалиме, был президентом Израильского археологического общества, а дядя — Амихай Мазар — здравствующий крупный ученый, профессор Иерусалимского университета.

Самой Эйлат Мазар принадлежит ряд интересных работ. В частности, в 2005 году ей, как она считает, удалось найти часть дворца царя Давида (X век до нашей эры). Упорство, с которым она помещает находки в библейский контекст, вынуждает многих относиться к ее интерпретациям с большой осторожностью. Например, группа именитых археологов (условно минималистов) из Тель-Авивского университета опубликовала статью, в которой обстоятельно критиковали буквализм Мазар и ее аргументы. В то же время найденные Мазар на раскопках оттиски, на которых упоминаются ветхозаветные имена Юхал и Годолия (чиновники царя Седекии, Иеремия 38:1), сомнений в аутентичности не вызывают.

Эйлат Мазар регулярно публиковалась у Шенкса в BAR, иногда с кокетливыми заголовками вроде «Нашла ли я дворец царя Давида?». Ее новейший материал озаглавлен в том же духе: «Это подпись пророка Исаии?» Ее стиль и направленное внимание к конкретным фактам из Писания, очевидно, импонировали Шенксу. В свою очередь, и Эйлат Мазар очень подходил журнал BAR: ее исследования всегда прочно сцеплены с историей. Об этом, собственно, она пишет в постскриптуме к статье о печати Исаии.

Теперь, собственно, о печати. Как уже было сказано, ее нашли в 2009 году, когда экспедиция Мазар работала на холме Офель возле Храмовой горы и города Давида. Во время просеивания непотревоженных слоев предположительно VIII века до нашей эры археологи нашли оттиски 34 печатей, на одной из которых было найдено имя царя Езекии, значительно укрепившего и перестроившего Офель накануне ассирийской осады Иерусалима.

В трех метрах от печати Езекии обнаружили поврежденный оттиск печати с именем Исаии — «принадлежащий Йешайаху» (לישעיה[ו] נבי; «l'Yesha'yah[u] Nvy»). Если имя Йешайаху несмотря на отсутствие одной буквы («вав», «ו») читается довольно уверенно, то второе слово — «Nvy» — вызывает больше вопросов. Возможно, слева от Nvy стояла буква «א», «алеф», и тогда получается слово «Nvy'», «пророк», если же буквы там не было, то это может быть собственное имя Нов. В таком случае этот Йешайаху, скорее всего, был сыном Нова (слово «сын», «bn») на печатях из-за нехватки места могли опустить.

В статье Эйлат Мазар подробно рассматривается положение букв на оттиске, приводятся примеры других оттисков того же периода c их многочисленными вариациями. Все это нужно, чтобы проиллюстрировать простую мысль: печати составлялись в свободной форме, и нет статистики, которая бы подтверждала жесткую формулу и порядок слов. Следовательно, заключает Мазар, вероятность того, что печать принадлежала пророку Исаие, равна вероятности того, что она принадлежала человекe по имени Исаия, сын Нова. Но близость к месту находки оттиска с именем Езекии делает первую версию гораздо более соблазнительной.

Мазар совершенно честно постулирует проблему: у нее есть красивая версия, но нет доказательств, только сослагательное наклонение. Хладнокровные критики, например Кристофер Роллстон, профессор Джорджтаунского университета (США), призывают не спешить с выводами. И они правы: можно сколько угодно жонглировать гипотезами об отсутствующей букве, но по-настоящему доказательными могут считаться только неповрежденный оттиск или сама печать.


Юлия Штутина

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.