Проблеме здорового питания сегодня посвящена огромная литература, как научная, так и популярная, и в той или иной степени она волнует практически всякого современного человека. Все мы хотим питаться правильно, чтобы еда шла на пользу здоровью и долголетию (и была вкусной, конечно). Однако какую диету выбрать? Почему их вообще так много и в каких случаях следует предпочесть одну другой? И почему медики не спешат поставить точку в этом «состязании» диет, признав одни из них более, а другие — менее полезными? Быть может, мы меньше задавались бы такими вопросами, если бы помнили, что выбор еды — вопрос далеко не только медицинский. Огромную роль играют также культурно-социальные традиции, из-за которых разные люди и народы считают здоровой очень разную еду. Об этих различиях мы и поговорим.

Антропологов всегда интересовала тема питания, как с эволюционной, так и с культурно-социальной точек зрения. Бесчисленные научные статьи, книги и даже целое научное сообщество посвящены изучению образа жизни представителей различных культур настоящего и прошлого, в том числе таких вопросов, как их отношение к еде, наличие запретных или особо ценных продуктов, способы приготовления пищи, церемонии трапезы и гостеприимства, гендерные различия в еде и взаимосвязь между едой и здоровьем.


Не хлебом единым

Важной особенностью антропологического подхода к полезной еде и здоровому питанию является ориентация на понимание внутренней точки зрения изучаемого народа и используемых им терминов. То, что мы с вами называем «здоровым» и «полезным», может считаться вредным в других обществах и наоборот. Надо помнить, что еда может считаться полезной не только с биологической точки зрения, но и символической, особенно с точки зрения духовной связи человека с предками, богами и животными.

Например, для христиан употребление освященного хлеба и вина как тела и крови Христа является важным ритуалом, который выходит за рамки питательной ценности хлеба и вина как бытовых продуктов. Для инуитов из арктической Канады употребление мяса и крови свежедобытого тюленя — не менее важный ритуал единства человека с животными, так как инуиты верят, что души людей и тюленей находятся в постоянной циркуляции в этом и потустороннем мире и поэтому тело инуита не может быть здоровым, если в его крови нет тюленьей крови. Залогом здоровья считается ответственная охота, разделение добычи между соседями и родственниками и употребление в пищу всех частей тела тюленей, включая внутренние органы и свежую кровь. Таким образом, «здоровое питание» у инуитов напрямую связано с представлениями об экологическом балансе популяций людей и тюленей, а также взаимосвязи души и тела. 

Благодаря символической ценности пищи люди из разных областей мира и в разные исторические эпохи считали полезными совершенно разные продукты и субстанции, включая, например, собачье мясо, съедобные птичьи гнезда и даже человеческие тела. Конечно, не стоит думать, будто такие «продукты» входили в постоянный рацион. Скорее, они употреблялись в особо значимых или крайних случаях (например, в ходе редкого ритуала, для исцеления от тяжелой болезни или во время сурового голода), но так или иначе считались неотъемлемыми ингредиентами поддержания здорового тела и здорового духа. При этом, с точки зрения антропологии, важно не только то, что едят люди в разных культурах, но и как происходит процесс приготовления и принятия пищи, особенно церемониальные трапезы.

Но обратимся к повседневному питанию. В кросс-культурных и археологических исследованиях часто проводятся сравнения стандартного рациона представителей различных культур с образом жизни современных европейцев и американцев для того, чтобы понять, чем определяется долголетие и здоровье. Однако иногда осторожные гипотезы ученых интерпретируются широкой публикой как доказанные истины и превращаются в модные тренды.

Например, в 1985 году Бойд Итон и Мелвин Коннер выдвинули «гипотезу несогласованности» (the discordance hypothesis), суть которой состоит в том, что гены человека эволюционируют очень медленно, не успевая адаптироваться к стремительно меняющимся историческим эпохам и образу жизни людей. Авторы предположили, что физиология современного человека до сих пор работает в соответствии с рационом охотников-собирателей, живших в палеолите (то есть до появления земледелия и скотоводства) и питавшихся кореньями, ягодами, орехами и мясом. Следовательно, согласно гипотезе Итона и Коннера, причины современных болезней коренятся в употреблении зерновых и молочных продуктов, к которым наши гены еще не адаптировались.

Важно отметить, что ученые не предлагали кардинально менять режим питания и возвращаться к образу жизни охотников-собирателей, но тем не менее их гипотеза моментально распространилась по печатным и виртуальным каналам под модным названием «палеолитическая диета», став для многих заповедью здорового питания. Даже сегодня, спустя 30 лет, эта диета продолжает свое существование и имеет многочисленных сторонников, несмотря на продолжающиеся научные дебаты и отсутствие однозначных доказательств. Многие в России, Америке и других частях света продолжают активно популяризировать палеодиету и даже безуглеводное питание, призывая употреблять в пищу лишь мясо и овощи. Почему? С какой целью люди принимают на веру недоказанные теории, в корне меняя свое поведение? И почему мы зачастую питаемся тем и так, что с медицинской точки зрения кажется сугубо вредным?

Область знания под названием «антропология еды» предлагает несколько ответов на эти вопросы. Как уже упоминалось, еда для человека важна не просто как ресурс для механического насыщения организма, а как культурный символ и инструмент поддержания социальных отношений. Предпочтения в еде, способы принятия пищи и даже доступ к определенным продуктам напрямую отражает статус и гендер человека, религиозные убеждения, национальную принадлежность, а также является атрибутом нашей социальной идентичности и индивидуальности.


Ешь современно

Кока-кола или чай, стейк или салат, картошка с мясом или бранзино со спаржей, дешевый рис или органический рис без ГМО — наш выбор продуктов и диеты свидетельствует о том, кем мы себя считаем: выходцами из народа или утонченными аристократами, сторонниками здорового образа жизни или принципа «живи здесь и сейчас», приверженцами традиционных ценностей или прогресса.

Например, антропологические исследования посетителей Макдоналдса в Пекине в конце 1980-х годов показало, что многие китайцы с энтузиазмом поедали гамбургеры и бикмаки, потому что хотели казаться продвинутыми и современными. Одна из опрошенных молодых мам даже заметила, что, хотя ей самой не нравится странный вкус еды в Макдональдсе, но она старается привыкнуть, чтобы можно было водить туда свою дочку, которую она хочет воспитать «западной» и «современной». Нечто аналогичное могут вспомнить и те москвичи, которые застали открытие первого ресторана «Макдоналдс» на Пушкинской площади в январе 1990 года.

Эти и другие идеи — о современности, капитализме, ответственности за окружающую среду, защите животных и так далее — часто становятся главными критериями людей при выборе еды и режима питания. Причем эти идеи очень эластичны, что позволяет разным людям выражать одни и те же идеи разными методами. Взять, например, идею современности: если одни демонстрируют свою современность через потребление западных продуктов, то другие с той же целью увлекаются палеодиетой или отдают предпочтение местным фермерским продуктам. Второе часто идет рука об руку с неприятием модернистских ценностей, критикой жизни на «всем готовом», отказом от полуфабрикатов и других «полу»-вещей. Но это не значит, что эти люди испытывают ностальгию по прошлому и противятся прогрессу. Просто они ищут альтернативные пути развития — они тоже современны, но на свой лад.

«Современность» и здоровье

В индийских Гималаях есть небольшой городок, куда индийские и иностранные туристы приезжают отдохнуть от жары и шума и полюбоваться захватывающими дух снежными вершинами. Благодаря притоку туристов в этом городке всегда есть рабочие места, и туда огромными потоками стекаются жители близлежащих деревень.

Сельские жители глубоко уважают западную медицину и при первых признаках болезни или недомогания обращаются к врачу и принимают прописанные таблетки. А деревенские девушки, которые хотят подчеркнуть свою «современность», приходят рожать в городскую больницу, так как считают, что рожать дома с повитухами — это постыдный традиционализм.

В том горном городке также живут очень обеспеченные и высокообразованные индийцы, которые часто бывают за границей и находятся в курсе модных веяний. Многие из них стараются не употреблять обезболивающие лекарства, антибиотики и другие «современные» препараты без крайней надобности, предпочитая им травяные настои и занятия йогой. А когда встает вопрос о том, где рожать, они предпочитают делать это дома, так как это более «прогрессивно».

Как отмечают антропологи, такие исторические эпохи, как Возрождение, Новое время или современность, о которых нам рассказывали в школе, являются условными теоретическими категориями и выходят за пределы объективности в том смысле, что, например, «современность» воспринимается всеми по-разному. Поэтому правильнее говорить о множественных или «альтернативных современностях»: для кого-то быть современным значит иметь новейшую модель смартфона и питаться бургерами, а для других это отказ от излишнего потребления, использование четырехлетнего, но все еще работающего телефона и выращивание помидоров на балконе. Это не значит, что кто-то более «современен», чем другие. Просто современность — она разная.

В конце 1980-х годов в Италии в ответ на распространение культуры фастфуда зародилось движение, получившее название «слоуфуд» («медленное питание») . Оно направлено на поддержку региональных кулинарных традиций и внедрение контроля за качеством продуктов. Однако самое важное с точки активистов слоуфуда — это сохранение культуры застолья. По их мнению, современные люди перестали вместе готовить и есть за общим столом, что разрушительно влияет на социальные отношения, на взаимопонимание между близкими — и даже на их здоровье.

Вместо долгих семейных ужинов, когда люди за общей трапезой не спеша делились новостями, наступило время полуфабрикатов, перекусов на бегу и кофе-с-собой. Таким образом, смысл движения слоуфуда — в возвращении не столько к здоровой еде, сколько к традиционному укладу жизни. Опять-таки, это не значит, что все последователи «медленного питания» являются луддитами и противятся глобализации, просто они считают, что необходимо искать альтернативу той версии прогресса, которая построена на отчуждении человека от общества и на все бóльшей зависимости его жизни от всевозможных технологий.


Питание и неравенство

Идеи слоуфуда и так называемого традиционного питания многим людям могут показаться разумными и важными, однако надо понимать, что в них заложены определенные социальные ценности и установки, которые не всем придутся по душе. Практически в любой стране приготовление еды ложится на плечи женщин, и надо признать, что полуфабрикаты, консервы, микроволновая печь и другие достижения пищевой индустрии сильно облегчили им жизнь. Сторонники возврата к традиционной кухне, выпечке домашнего хлеба, приготовлению солений и разнообразных «медленных» блюд невольно способствуют закреплению гендерных ролей. Впрочем, есть и такие сторонники слоуфуда, которые сознательно готовы поровну распределять «женскую» нагрузку между супругами или партнерами.

Женщины и «Ротиматик»

Роти — это пшеничная лепешка, которую в Индии и Юго-Восточной Азии подают свежеприготовленной практически к каждому приему пищи. До сих пор в большинстве азиатских семей женщины (даже те, у которых есть профессиональная работа с утра до вечера) вынуждены подниматься ни свет ни заря, чтобы приготовить свежие лепешки. Причем зачастую женщины готовят по 4–5 лепешек на каждого члена семьи на завтрак, а также с собой на обед. Естественно, на это все уходит много времени, и именно поэтому в Сингапуре был разработан кухонный комбайн под названием «Ротиматик», который сам готовит свежие роти, освобождая женщин от тирании сковородки. Неудивительно, что именно женщины с энтузиазмом встретили новое изобретение.
Есть еще один немаловажный фактор, о котором постоянно умалчивают, когда речь заходит о здоровом питании. Этот фактор — экономическая иерархия и растущая пропасть между богатыми и бедными. Как показывают исследования по политэкономии, — науке о том, как распределяются в обществе материальные ресурсы и кто имеет к ним доступ, — не каждый человек, даже в богатых и развитых странах, может позволить себе органические и натуральные продукты. Когда человек едва сводит концы с концами, думать о здоровом питании ему не приходится. Поэтому призывы к употреблению свежего мяса и овощей, экзотических продуктов типа ямса или ягод годжи и так далее могут иметь смыслы, выходящие за рамки стремления к здоровью или критики современного мира. В каком-то смысле следование любой диете — это демонстрация своего социального статуса, а также «культурного капитала», говоря словами знаменитого французского социолога Пьера Бурдье.

Рассуждая об общественном неравенстве, Бурдье пришел к выводу, что люди поддерживают свое положение в обществе, а иногда даже поднимаются по социальной лестнице не только благодаря использованию экономических механизмов, но и за счет культурного и символического «богатства», то есть умения поддерживать разговор о высоком искусстве, разбираться в изысканной еде или модной одежде. Так, в рамках теории Бурдье, если в современном обществе люди не очень обеспечены, но говорят о вреде лактозы и необходимости заменять коровье молоко миндальным, о пользе спирулины, нута и крупы киноа, об опасности глютена и углеводов, о замене сахара на стевию, то тем самым они подчеркивают свою принадлежность к образованным и «высоким» слоям общества.

Именно поэтому модные диеты часто приводят к появлению контрдвижений, критикующих пищевой элитаризм. Взять, например, кухню панков. Идеология панка как социального явления связана с критикой экономических привилегий и вызовом иерархическому укладу общества. Согласно американскому исследованию панк-культуры, проходившему в Сиэтле, многие местные панки считают, что индустриальная пища «загрязняет» тело нормами корпоративного капитализма. Поэтому в знак протеста против современного расточительства панки предпочитают питаться так называемыми испорченными продуктами, которые в конце дня выбрасывают крупные супермаркеты. Просроченные, отбракованные продукты для них являются вполне себе «здоровыми», как для тела, так и для морального состояния духа.

Отчасти схожий подход к еде демонстрируют фриганы (от английского слова free — бесплатный, свободный). Идея фриганизма основана на отказе от участия в глобальной пищевой индустрии и на возвращении к докапиталистическому укладу жизни, когда каждая семья сама обеспечивала себя продуктами. Результаты исследования, проводившегося в американском штате Орегон, свидетельствуют о том, что фриганы озабочены не только личным здоровьем, но и «здоровьем» всей планеты — именно поэтому они выступают категорически против современного производства и потребления продуктов, с огромными объемами ежедневных отходов. Они не предлагают полностью упразднить капитализм (они понимают, что это невозможно), но лишь стремятся к тому, чтобы их поведение наносило планете как можно меньше вреда.


Не ешь холодное

Кроме немедицинского подхода к питанию на Западе, существует еще целая вселенная незападных медицинских систем, в которых представления о «здоровой» еде учитывают не калории, питательные вещества и витамины, а соответствие целому ряду правил питания. Эти правила могут зависеть от конституции тела человека, его пола, возраста, физического состояния, а также времени суток и даже времени года.

Так, согласно Аюрведе — собранию медицинских традиций Южной Азии, — все продукты питания делятся на две символические категории: «горячее» и «холодное». Однако тут имеется в виду не температура конкретных продуктов, а предполагаемый эффект, который они оказывают на тело человека. Например, молоко и кокос являются охлаждающими продуктами, поэтому от них стоит воздерживаться в холодное время года. А вот папайя является горячительным продуктом, поэтому ее не советуют есть беременным женщинам, так как беременность относится к «горячему» состоянию тела, и если женщина будет употреблять что-то из «горячей» еды, то у нее может случится выкидыш.

Во многих областях Индии рис является основополагающей частью рациона любой семьи, и тем не менее в некоторых ситуациях рис считается скорее вредным, чем полезным продуктом. В одной гималайской деревне, где автор этой статьи жила в ноябре 2015 года, местные жители ели только пшеничные лепешки на завтрак, обед и ужин, объясняя это тем, что уже наступил холодный сезон, а значит, надо воздерживаться от риса, так как он охлаждает тело.

Итак, мы видим, что на выбор режима питания, помимо медицинских факторов, влияют множество других: религиозные традиции, культурные ценности, стремление выглядеть современным, желание утвердить свой статус в обществе и многое другое. Все люди хотят питаться правильно, но, подчеркивают антропологи, представления о «здоровой» еде чрезвычайно разнообразны и зависят как от общества, к которому принадлежит человек, так и от исторического периода, который это общество переживает. Именно поэтому невозможно раз и навсегда указать, какая диета будет наилучшей для всех.



«Тайная вечеря». Доменико Гирландайо (1449-1494), Флоренция

Музей Сан-Марко

Венера Халикова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.