Как известно, 15 августа 1945 года император Японии Хирохито объявил о своем решении капитулировать перед превосходящими силами союзников, отказавшись от прежней идеи своего кабинета министров отстаивать острова «до последнего солдата». Правда, до окончательной капитуляции Японии оставалось еще больше двух недель — официальная процедура состоялась лишь 2 сентября. Менее известно, однако, что в этот промежуток времени едва не случилось советское вторжение на остров Хоккайдо, которое могло повернуть мировую историю в неизвестном направлении. О том, как это происходило, читайте в нашем материале.

Девятого августа 1945 года Советский Союз, выполняя свои обязательства перед союзниками, запротоколированные на Ялтинской конференции, начал войну против Японии. Всего за три недели боевых действий Красной армии удалось полностью очистить от противника территорию Маньчжурии, высадить десанты в Северной Корее, взять под контроль Курильские острова и Южную часть Сахалина, отторгнутую от России сорока годами ранее. За это время советские войска, потеряв убитыми чуть более 10 тысяч человек, полностью разгромили Квантунскую армию численностью 700 тысяч человек и соединения японского Пятого фронта, располагавшиеся на Сахалине и Курилах. Последние, в отличие от Маньчжурии, считались территорией японской метрополии, но по условиям Ялтинской конференции после окончания войны переходили к СССР.

Уже через неделю после начала советского наступления в Маньчжурии Япония, подвергшаяся ко всему прочему двум атомным бомбардировкам (Хиросима — 6 августа, Нагасаки — 9 августа), объявила о готовности принять условия Потсдамской декларации от 26 июля 1945 года, в которой союзники угрожали империи «быстрым и полным уничтожением», и подписать безоговорочную капитуляцию. Однако до ее фактического подписания 2 сентября на борту американского линкора «Миссури» оставалось еще две недели, и за это время советские войска успели не только выполнить все поставленные ранее задачи, но и приготовились к высадке на собственно Японских островах.

Речь идет о втором по величие острове метрополии — Хоккайдо, который в случае успеха десанта попал бы под советскую оккупацию, что в свою очередь могло изменить всю послевоенную историю Страны восходящего солнца. Правда, ровно с таким же успехом появление советских войск на Хоккайдо еще до окончания Второй мировой войны могло спровоцировать открытый конфликт между СССР и США. А это уже изменило бы историю всей планеты в целом.


Из луков по авианосцам

К разработке операции по высадке на Хоккайдо в советском Генштабе приступили еще весной 1945 года. В июне план десанта был представлен на рассмотрение Ставке, однако, в отличие от остальных операций, запланированных в рамках войны против Японии, единодушия по нему достигнуто не было и в итоге решение по этому вопросу принималось из тактических соображений уже в ходе начавшихся боевых действий.

В то же время командование союзников, даже учитывая эффект от применения ядерного оружия и последствия вступления в войну против Японии СССР, продолжало оттачивать планы двух своих операций по вторжению на японские острова. Первая из них, под названием «Олимпик», должна была стартовать 1 ноября 1945 года. Она предполагала высадку десанта и захват южной части острова Кюсю. По плану к операции привлекалось 14 дивизий (около 800 тысяч человек) и более 500 боевых кораблей, в том числе 42 авианосца и 24 линкора, что сделало бы «Олимпик» крупнейшей десантной операцией в истории войн.

Впрочем, второй десант (операция «Коронет»), намеченный на 1 марта 1946 года, был еще масштабнее — союзники планировали высадить на острове Хонсю, к югу от Токио, в общей сложности 25 дивизий, то есть около 1,1 миллиона человек. Всего в захвате японских островов должно было принять участие около 6 миллионов солдат и офицеров армий США, Великобритании и ее доминионов.

Изначально, по расчетам союзного командования, Япония должна была капитулировать не позже чем через год после того, как будет повержена Германия, то есть к маю 1946 года. Такие временные рамки были установлены Объединенным комитетом начальников штабов на Квебекской конференции в 1944 году. Однако последние сражения на Тихом океане — за Иводзиму и Окинаву, которые являлись японской территорией и на которых американцам пришлось преодолевать ожесточенное сопротивление противника, отодвинули срок предполагаемой капитуляции Японии на 1947 год.

Масштабы потерь также неоднократно корректировались, но, даже по самым оптимистичным оценкам, на Японских островах только убитыми союзники потеряли бы около 300 тысяч человек, что равноценно их потерям в ходе военных действий в Западной Европе, Северной Африке, Италии и на Балканах за весь период с 1939 по 1945 год.

Несмотря на подавляющее превосходство союзников по всем видам вооружений и по численности войск, Япония к августу 1945 года еще располагала значительными силами. Правда, основная и наиболее оснащенная их часть находилась в Китае и Маньчжурии (Квантунская армия) и попала под удар советских войск. Если на островах метрополии была сосредоточена группировка, эквивалентная 65 дивизиям, то вооружения хватало лишь на 40, а боеприпасов — на 30 дивизий.

Императорские ВВС могли выставить на защиту островов более 10 тысяч боевых и учебных самолетов, большинство из которых планировалось использовать для атак камикадзе. ВМС Японии насчитывали четыре линкора (все поврежденные), пять авианосцев (все поврежденные), два крейсера, 23 эсминца и 46 подводных лодок. Но ни авиация, ни остатки флота не могли быть использованы в полной мере из-за тотальной нехватки топлива.

Гораздо больше надежд японское командование возлагало на Народный добровольческий корпус, в который были зачислены все здоровые мужчины в возрасте от 15 до 60 лет и женщины в возрасте от 17 до 40 лет (всего около 28 миллионов человек). Только вот вооружать их было нечем — предполагалось пустить в ход древние мушкеты, луки и бамбуковые колья.



Лёгкий крейсер «Колумбия» атакован камикадзе в заливе Лингаен; 6 января 1945 года

Wikimedia Commons


На пути к Хоккайдо

К счастью, все это оружие так и не довелось пустить в ход — решение о капитуляции было принято императором Хирохито раньше, чем какие-либо силы вторжения высадились на Японские острова.

Оставив в стороне дискуссию о том, что в большей степени повлияло на императора — атомная бомбардировка японских городов или успехи СССР в Маньчжурии, отметим все же, что к 15 августа, когда Хирохито огласил нации свое решение прекратить борьбу, определилась катастрофа Квантунской армии, которая в результате стремительных действий советских войск оказалась фактически отрезанной от группировки в Северном Китае. К этому моменту Красная армия уже высадила десанты в портах Кореи, вела ожесточенные бои с японцами на Сахалине, а 16 августа командующий советскими войсками на Дальнем Востоке маршал Советского Александр Василевский отдал приказ о проведении Курильской десантной операции.

В тот же день, 15 августа, президент США Гарри Трумэн разослал для информации руководителям государств, сражавшихся против Японии, проект общего приказа № 1 командующего союзными войсками на Тихом океане генерала Дугласа Макартура о порядке принятия, координации и проведения общей капитуляции японских вооруженных сил. Иосиф Сталин, получивший этот документ, был немало изумлен, поскольку в нем не указывалось, что японские гарнизоны на Курилах должны сдаться именно армии СССР, что подразумевалось решениями Ялтинской конференции.

В ответном послании Трумэну 16 августа Сталин предложил включить в район сдачи японских вооруженных сил советским войскам не только все Курильские острова, но и северную часть Хоккайдо по линии, пролегающей от города Кусиро до города Румои.

Объясняя желание оккупировать территорию собственно Японии (хотя и де-юре, и де-факто Южный Сахалин и Курилы тоже являлись землями метрополии), Сталин указал, что этого якобы требует общественное мнение в СССР, где еще не забыли о том, что в годы Гражданской войны в России самураи заняли почти весь Дальний Восток. На Трумэна отсылки к «общественному мнению» впечатления не произвели — если по поводу Курил у США возражений не было, то относительно оккупации Хоккайдо последовал отказ без каких-либо объяснений.

Более того, Трумэн достаточно бесцеремонно попросил предоставить США военную базу на одном из Курильских островов (речь, очевидно, шла об острове Матуа). На это Сталин в свою очередь ответил резким отказом, подчеркнув, что «требования такого рода обычно предъявляются либо побежденному государству, либо такому союзному государству, которое само не в состоянии защитить часть своей территории». Курилы таким образом Сталин уже причислил к территории СССР.

Пока шла эта переписка, советские войска успели подавить основной очаг сопротивления японцев на Сахалине (Котонский укрепленный район) и высадиться на самый северный остров Курильской гряды — Шумшу, где местный гарнизон, несмотря на решение императора о капитуляции, оказал десантникам яростное сопротивление. Тем не менее, стратегический успех в Маньчжурии уже предопределили исход противостояния с японцами и позволял советскому командованию высвободить войска для проведения еще одной операции.

Восемнадцатого августа командующие Тихоокеанским флотом и Первым Дальневосточным фронтом получили от Василевского приказ в период с 19 августа по 1 сентября оккупировать половину острова Хоккайдо к северу от линии, идущей от города Кусиро до города Румои, и южные острова Курильской гряды. Для этих целей предназначалось задействовать силы 87-го стрелкового корпуса в составе трех стрелковых дивизий, одна из которых уже приняла участие в боях против Квантунской армии, и отдельной стрелковой бригады. Две дивизии и бригада выделялись для десанта на Хоккайдо, и одна дивизия отправлялась на южные Курилы.

19 августа командующий Тихоокеанским флотом адмирал Иван Юмашев определил корабельный состав десанта: лидер «Тбилиси», эсминцы «Резвый», «Разящий», «Рьяный», четыре сторожевых корабля, четыре тральщика, десять катеров и двенадцать десантных судов, половина из которых — из состава гражданского флота. Десант должен был стартовать из Владивостока 21 августа и высадиться на японскую землю 24 августа, а за несколько дней до этого на боевые позиции к берегам Хоккайдо были отправлены четыре подлодки — Л-11, Л-12, Л-18 и Л-19. Л-12 и Л-19 должны были высадить в районе Румои разведгруппы, а другие две субмарины — первую группу десанта численностью около 120 человек.

Силы, выделенные на десант, кажутся ничтожными, особенно в сравнении с масштабами операций, запланированных союзниками, но здесь необходимо учитывать два обстоятельства. Во-первых, речь шла в большей степени не о боевой операции, а о высадке с целью принять капитуляцию противника.

Во-вторых, нужно учитывать слабость императорской японской армии и флота, тем более Хоккайдо никак не относился к числу приоритетных секторов обороны с точки зрения японского командования — к августу 1945 года здесь находились только две пехотные дивизии и одна смешанная бригада Пятого фронта императорской армии, располагавшие силами, едва ли превышающими численность советского десанта. Что до Народного добровольческого корпуса, то его способность к сопротивлению на слабонаселенном Хоккайдо вряд ли стоило принимать в расчет.


Не нужен нам берег японский

Ночью 21 августа, когда корабли Тихоокеанского флота уже готовились выйти к берегам Хоккайдо, Василевский в своей оперативной директиве указал, что дата десанта в северной части Хоккайдо и южной части Курил будет дополнительно определена Ставкой верховного главнокомандования. При этом десантное соединение, согласно той же директиве, должно было стартовать не из Владивостока, а из порта Отомари (Корсаков) в южной части Сахалина, который на тот момент еще находился под японским контролем.

Спустя еще сутки Василевский получил указание Сталина приостановить подготовку к высадке на Хоккайдо. Маршал продублировал этот приказ командованию Тихоокеанского флота: «От операции по десантированию наших войск с острова Сахалин на остров Хоккайдо необходимо воздержаться впредь до особых указаний Ставки. Переброску 87-го стрелкового корпуса на остров Сахалин продолжать. В связи с заявлением японцев о готовности капитулировать на Курильских островах прошу продумать вопрос о возможности переброски головной дивизии 87-го стрелкового корпуса с острова Сахалин на южные Курильские острова (Кунасири и Итуруп), минуя остров Хоккайдо».

27 августа, когда советские войска завершили операцию на Сахалине и разоружили японские гарнизоны на северных островах Курильской гряды, был получен приказ Ставки во избежание конфликтов с союзниками «категорически запретить посылать какие бы то ни было корабли и самолеты в сторону острова Хоккайдо». Силы 87-го стрелкового корпуса были использованы для занятия южных Курильских островов, последний из которых был взят под контроль 3 сентября — на следующий день после капитуляции Японии. Помимо Шумшу, ни на одном из островов японцы не оказали советским войска никакого сопротивления.

Причины, заставившие Сталина отказаться от оккупации Хоккайдо, до сих пор неизвестны. По всей видимости, определяющим фактором оказалась все же принципиальная позиция США, которые, хоть изначально и планировали допустить к оккупации Японии «символические союзные вооруженные силы», в итоге обошлись даже без помощи англичан.

2 апреля 1992 года в газете «Известия» был опубликован материал, в котором приводились высказывания бывшего командующего Тихоокеанским флотом адмирала Юмашева, имевшего свой план высадки десанта на Хоккайдо. Когда адмирал доложил о своих соображениях Василевскому, тот запретил любые действия в этом направлении. Уже после назначения на пост военно-морского министра в 1950 году Юмашев в беседе со Сталиным признался, что не решился после разговора с Василевским позвонить ему и настоять на своем. В ответ Сталин, по словам адмирала, сказал примерно следующее: «Напрасно, товарищ Юмашев. Если бы получилось — наградили бы... если бы не вышло — наказали бы».


Пётр Бологов


Литература

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.