Битва за Анатолию

Как Малая Азия была утеряна для христианского мира

The Metropolitan Museum of Art

Малая Азия, где сегодня располагается Турция, некогда была неотъемлемой частью греко-римского мира и важным центром христианской цивилизации. Переход этой огромной территории под влияние мусульманских правителей произошел — по историческим меркам — стремительно, за каких-то десять лет. Своеобразной «точкой невозврата» стало сражение при Манцикерте в августе 1071 года, показавшее слабость дряхлеющей Византийской империи. О том, как разворачивались эти события, читайте в нашем материале.

Полторы тысячи лет назад Малая Азия (или же Анатолия, как называли ее греки) являлась неотъемлемой частью греко-римско-христианского мира. Здесь были расположены два из семи чудес света (мавзолей в Галикарнасе и храм Артемиды в Эфесе), здесь располагались важнейшие центры эллинской цивилизации, жил и проповедовал Иоанн Богослов, здесь же, согласно его Откровению, находились все семь церквей Апокалипсиса и отсюда происходил Георгий Победоносец.

После вторжения на Балканы аваров, славян, болгар и прочих, как привыкли их называть римляне, варваров именно Малая Азия, которую византийцам удалось отстоять от нашествий персов и арабов, почти на четыреста лет стала ядром Ромейской державы. Экономическое и политическое благополучие империи было напрямую связано с Анатолией, которая поставляла в Константинополь сырье, продовольствие, воинов и императоров — множество византийских владык после VII века были уроженцами именно азиатских областей и во многих случаях армянской крови в них было существенно больше, чем собственно греческой.

Сегодня Малая Азия — это территория Турции. О былом величии местного христианства здесь напоминают в основном развалины храмов и дворцов, облюбованные ящерицами, скорпионами и туристами. Чтобы понять, как произошло, что огромный регион (размером с Испанию) оторвался от своих европейско-христианских корней и навсегда стал частью мусульманской Азии, надо вернуться на 946 лет назад, в август 1071 года, когда византийский император Роман IV Диоген повел свою многотысячную армию на турков-сельджуков.


Угроза с востока

К тому времени Византия переживала свою «эпоху возрождения». Империи удалось победить всех внешних врагов — у арабов была отвоеваны Кипр, Крит, северная Месопотамия и Сирия, у лангобардов — Южная Италия, болгарское царство было уничтожено, Сербия попала к вассальную зависимость, грузинские земли приведены к покорности, Киевская Русь крестилась и стала союзником. К концу правления Василия II (1025 год) империя достигла зенита славы. Ее экономика находилась на подъеме, казна была полна, а армия и флот не знали себе равных.

К сожалению, Василий не озаботился потомством, и после смерти императора власть в течение 40 лет делили в основном мужья его племянницы Зои — люди не отягощенные ни благородством, ни управленческими или полководческими талантами. Под их руководством империю постигали одна неудача за другой. Финансы державы пришли в разорение, армия утратила боеспособность, часть земель была потеряна, а на границах, между тем, появились новые враги — печенеги, норманны и турки-сельджуки. Последние в середине XI века уже хозяйничали в Передней Азии и грозили продвинуться дальше — в самую глубь Анатолии.

За полвека до этого, когда первые вожди кочевых племен огузов, туркмен, кипчаков, позже получивших обобщающее название сельджуки, повели своих вольнолюбивых соплеменников с берегов Сырдарьи на юг — на территории современного Узбекистана, Ирана, Афганистана, у них не было мечты основать великую державу. Скорее всего, кочевниками просто двигало желание найти пастбища побогаче и правителей посговорчивее. Но, переместившись на новые земли, они поневоле оказались втянуты в междоусобные войны различных региональных держав. В итоге сельджуки их попросту завоевали и, войдя во вкус, двинулись дальше.

Исламский мир переживал в то время не лучшие времена — единой силы, способной сплотить правоверных, не было, и сельджуки не преминули сделать свою заявку. Вскоре были покорены и Иран, и Ирак, а жалкий наследник славы Омейядов и первых Аббасидов — халиф Аль-Каим, чья держава скукожилась до области вокруг Багдада, признал за вождем сельджуков Тогрул-беком титул султана и «царя Востока и Запада», оставив себе лишь духовную власть над подданными. К концу правления Тогрул-бека, превратившего кочевую орду в постоянную феодальную армию, сельджуки вторглись в Закавказье и вышли к границам Византии.

Торгул-бека в качестве султана сменил его племянник Алп-Арслан («смелый лев» в переводе с тюркского). Новый правитель отличался воинской смекалкой, незаурядной храбростью и поистине средневековой жестокостью, что ощутило на себе в первую очередь христианское население покоренных земель. В 1067 году, когда к власти в Византии пришел Роман Диоген, сельджуки нанесли поражение греческому войску около Мелитины (современная Малатья в Турции) и, грабя внутренние области империи, города в которых зачастую были лишены крепостных укреплений, дошли до Кесарии (Кайсери). На обратном пути сельджуки ограбили и Киликию. В этих условиях империя решила нанести ответный удар. 

The David Collection

Цена предательства

В отличие от своих предшественников, Роман IV Диоген, кстати, тоже армянских кровей, был человеком энергичным и смелым, ненавидевшим придворную бюрократию, интриги которой уже полвека истощали силы империи. Правда, императору явно не хватало стратегического мышления, а все его действия были ограничены постоянным противодействием активной дворцовой оппозиции, представленной могущественным кланом Дуков, представители которого тоже претендовали на престол.

Для похода на сельджуков Роман собирал войска по всей империи — были вызваны ополчения малоазийских фем (провинций), на восток были переброшены подразделения из Фракии, Болгарии и Македонии. К ним присоединились отряды наемников: франков под руководством нормандского рыцаря Русселя де Бейля (своими мятежами и вмешательством в борьбу за престол он еще попортит крови византийцам), варяги (русы) и конные варвары — печенеги и узы (на Руси эта группа тюркоязычных племен была известна как торки). Собранное войско было по-настоящему многочисленным: по различным оценкам, общее число византийцев могло достигать 70 тысяч человек, а исламский богослов и историк Сибт ибн аль-Джаузи даже называет цифру в 400 тысяч, хотя это явное преувеличение — армий такого размера не было ни у полководцев Юстиниана, ни у Василия II, ни даже у римских цезарей. Однако оно было слабо вооружено и не обеспечено провизией, из-за чего воинам приходилось грабить местное население, то есть подданных императора.

Во время похода на восток Роман Диоген попытался опираться на провинциальную военную знать, но избавиться от влияния дворцовых группировок так и не смог, тем более что его сопровождал Андроник Дук — двоюродный брат будущего императора Михаила VII, чье семейство изначально было заинтересовано в провале задуманного Романом предприятия. Между тем сам Роман строил поистине имперские планы — он намеревался не только разгромить сельджуков и очистить от них земли Анатолии, Сирии и Армении, но и, продвинувшись далеко на восток, покорить всю Месопотамию и даже Персию.

Поначалу удача сопутствовала Роману, хотя никаких особенных военных талантов он не продемонстрировал. Впрочем, и Алп-Арлсан в этот момент довольно хаотично перемещался по Сирии, которая с давних пор служила местом столкновения цивилизаций. Под Эдессой сельджуки простояли почти два месяца, за которые потеряли треть армии (всего при султане было не менее 40 тысяч человек, в том числе несколько тысяч гвардейцев-гулямов). Потом султан осадил Алеппо, который принадлежал вассалам египетских халифов Фатимидов, склонных к союзу с византийцами. Однако и на этот раз сельджуков постигла неудача. В этот момент до Алп-Арслана дошли новости о перемещениях императорской армии, и он немедленно двинулись на север — наперерез византийцам.

Две армии сошлись 26 августа у Манцикерта (современный Малазгирт в Турции). Алп-Арслан, понимая, что более чем вдвое уступает византийцам в численности, предложил Роману мир на довольно выгодных для него условиях, но император, уверенный в своем превосходстве (непосредственно перед началом битвы она даже отправил часть войска — франков и узов — на захват крепости Хлат), отклонил предложение. Между тем никакого особого плана на битву у него не было, тогда как сельджуки стали следовать своей традиционной тактике конных лучников, прибегая к обстрелам, ложным отступлениям и засадам.

О ходе сражения до нас дошли весьма противоречивые сведения, но, по всей вероятности, в начале битвы византийцам, которых в бой вел лично император, удалось продавить центр сельджуков (возможно, это было намеренное отступление), после чего они вдруг повернули вспять. Одни источники говорят, что причиной тому стала измена печенегов, которые переметнулись на сторону родственных им мусульман, другие, как например, византийский историк Михаил Атталиот, что император сам приказал отступать, беспокоясь за свои тылы, третьи утверждают, что исход решил удар армии Алп-Арслана с флангов. Так или иначе, но факт предательства, видимо, все же имел место — императора покинули не только наемники-кочевники, но и армянские отряды, а главное — командующий арьергардом Андроник Дук, уведший свои отряды и объявивший о гибели Романа. Это и решило исход сражения: византийцев охватила паника, и сельджукам не составило труда довершить начатое изменниками.

Отступивший император во главе оставшегося ему верным отряда продолжал сопротивление до последнего. «Наконец он был ранен мечом в руку, а затем конь его был повержен стрелой, и ему пришлось сражаться пешим. И вот к вечеру, вконец утомленный, о горе, он смирился и стал пленником», — пишет Атталиот. Несколько тысяч византийцев были убиты, сопоставимое количество попали в плен, большая же часть войска просто разбежалась. Дорога на Константинополь была открыта.



Закат империи

Впрочем, для похода к берегам Босфора у султана на тот момент просто не было соответствующей армии. Алп-Арслан и так получил больше, чем хотел. Поверженного императора он принял со всеми почестями, хотя некоторые христианские хронисты позже и утверждали, что повелитель сельджуков подверг Романа Диогена всяческим унижениям и приказал вдеть ему в уши серьги, сделав таким образом своим личным рабом. На самом деле султан был более практичен: выторговав у Романа территориальные уступки на востоке Малой Азии, огромный денежный выкуп, а заодно и отдав за него свою дочь, Алп-Арслан освободил императора, предоставив ему эскорт до Константинополя.

Но до столицы своей империи Романе так и не добрался — там уже торжествовали Дуки, и императором был объявлен Михаил VII. Любопытно, что матерью нового императора была жена Романа — Евдокия, благодаря женитьбе на которой тот в свое время и взошел на престол. Дуки потребовали, что она отреклась от мужа и объявила его лишенным престола, — Евдокия отказалась и была отправлена в монастырь, а для захвата Романа отправили войска, хотя единой армии как таковой империя уже лишилась. Сверженного императора осадили в одной из киликийских крепостей и принудили к сдаче, гарантировав ему личную безопасность. Но и здесь Роман был обманут — позже он был ослеплен и от полученных при этой жестокой операции ран скончался.

После Манцикерта сельджуки уже беспрепятственно перемещались по Малой Азии, заселяя ее плодородные долины и вытесняя местное христианское население. К началу 1080-х годов, когда к власти в Византии пришла династия Комнинов, у империи уже не оставалось земель на азиатской стороне Борсфора за исключением небольших анклавов на берегу Черного моря. К концу XI века в Анатолии возник Румский султанат — сначала в качестве вассала сельджукских государей, а затем и как независимое государство. В некоторых районах местное население бежало, оставив завоевателям свои земли, в других отдельные города и селения христиан пытались защищаться, но, оказавшись изолированными, были вынуждены покориться власти пришельцев. Армяне, ассирийцы и прочие христианские общины оказались затеряны в мусульманской Азии.

Конечно, потом было «комниновское возрождение», когда Византия вернула себе некоторые прибрежные области Анатолии и нанесла мусульманам ряд чувствительных поражений (под Никеей, при Филомелионе); затем часть земель удалось покорить никейским правителям, возродившим империю в Константинополе после его захвата крестоносцами в 1204 году. Но именно в Малой Азии, на развалинах Румского султаната, не пережившего в XIII веке нашествия монгольских полчищ, создал свое государство Осман Гази. А уже его потомки — султаны Османской империи — водили свои армии на штурм Будапешта, Вены и Мальты, положив конец тысячелетнему существованию Византии и поместив цитаты из Корана на стены Святой Софии в Константинополе, нынешнем Стамбуле.


The Metropolitan Museum of Art

Петр Бологов


Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.