Кто на свете всех древнее?

Керчь оспорит право Дербента называться самым старым городом в России

«Керчь», И. К. Айвазовский, 1839

Присоединение Крыма к России уже породило и продолжает порождать не только политическую, но и культурно-историческую полемику на разном уровне. Так, на днях Россия проиграла спор за скифское золото — коллекцию археологических находок из крымских музеев, которая на момент перехода полуострова под юрисдикцию России находилась в Амстердаме и которую местный суд в итоге передал Украине. Новый виток споров может вызвать инициатива властей Крыма по признанию старейшим городом России Керчи взамен носящего этого звание сегодня дагестанского Дербента.

Как утверждал в октябре прошлого года главный архитектор Крыма Александр Кузнецов, для того чтобы подтвердить возраст города, который в Крыму оценивают в 2600-2700 лет (Дербент в 2015 году отпраздновал свое 2000-летие), необходимо провести «соответствующую историческую конференцию». А затем, уже с решением экспертов, можно будет поднимать этот вопрос на федеральном уровне, чтобы утвердить программу празднования очередного юбилея города и, соответственно, получить на это средства из бюджета. Помимо этого, статус «древнейшего города России» поможет Керчи привлечь новых туристов, которыми она избалована в меньшей степени, чем другие города Крыма.

В середине декабря гендиректор Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника Татьяна Умрихина сообщила, что необходимые для подтверждения заявленного возраста Керчи доказательства были собраны, в частности, Пантикапейской археологической экспедицией под руководством Владимира Толстикова. В прошлом году местные СМИ писали о «колоссальном открытии» на вершине горы Митридат. Речь якобы шла об археологической находке 30-вековой давности, однако никаких подробностей не сообщалось. Впрочем, по словам Умрихиной, древность Керчи, основанной на месте античного города Пантикапей, подтверждают и другие исследователи, в том числе директор Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина Марина Лошак и Институт археологии РАН, а также «ученые всего мира». Окончательный же вердикт должен вынести президиум РАН.

По словам Умрихиной, в сентябре, во время визита в Керчь Владимира Путина, она рассказала президенту России о результатах новых археологических исследований и предложила отметить 2625-летие Керчи в конце 2018 года, одновременно с вводом в строй моста через Керченский пролив.

В данном случае непонятно только, зачем властям Крыма понадобились новые доказательства — датировка основания Пантикапея концом VII — началом VI века до нашей эры является общепринятой и никем под сомнение не ставится. В бытность Крыма под юрисдикцией Украины Керчь уже отпраздновала на государственном уровне  свой 2600-летний юбилей — в 2000 году. По этому случаю украинским Нацбанком были выпущены юбилейные монеты достоинством в 5 гривен. А спустя три года, в соответствии с указом тогдашнего президента страны Леонида Кучмы, свой 2500-летний юбилей отметила Евпатория. Впрочем, еще один крымский город — Феодосия — достиг аналогичного возраста еще в 1971 году. Так что в случае успеха керченской инициативы логично было бы поддержать и других участников этого занимательного соревнования, «отбросив» таким образом Дербент сразу на четвертое место.

Одним из главных доказательств, подтверждающих почтенный возраст Пантикапея, от которого в Крыму предлагают вести летоисчисление Керчи, являются местные монеты, датируемые начиная с третьей четверти VI века до нашей эры. Подобных монет в Крыму археологи нашли множество. Однако чтобы считать населенный пункт по-настоящему древним, логично сперва установить, было ли его существование на протяжении всего заявленного периода непрерывным. Если бы не это условие, то на лавры Дербента и до присоединения Крыма могли претендовать тот же Геленджик, где в античную эпоху существовала древнегреческая колония Торик, Анапа (Горгиппия) или Тамань, история которой начинается с древнегреческой Гермонассы, продолжается византийской Матархой, древнерусской Тмутараканью и генуэзской Матрегой.

Но все эти города на каком-то этапе своей истории приходили в упадок или полностью разрушались, а на их месте возникали поселения новых народов, не имевших никакого отношения к своим предшественникам. Дербент в этом отношении явно выигрывает. Уже с самого начала нашей эры был известен крупный город Чола, которому в VI веке нашей эры персидский шах Хосров I дал его нынешнее название. Невероятно удачно расположенный стратегически (в узком проходе между горами Кавказа и берегом Каспия), Дербент с тех пор не раз менял хозяев, но ни разу не прекращал существования, поскольку каждый новый завоевать был заинтересован в его сохранении. Более того, даже планировка города до XIX века практически не менялась. С древнейших времен здесь сохранились фортификационные сооружения (крепость Нарын-кала), мечеть Джума. С исторической наследственностью крымского претендента все далеко не так однозначно.

На территории современной Керчи существовало еще несколько основанных греками полисов, из которых Пантикапей был самым древним и самым крупным, что позволило ему впоследствии объединить соседей под своей властью в рамках Боспорского царства. Помимо Пантикапея в пределах Керчи известны Тиритака, Нимфей, Мирмекий и другие.

Центром Пантикапея (верхним городом, акрополем) с храмами и царским дворцом была вершина горы Митридат и ближайшие к ней склоны. Акрополь окружали оборонительные стены. Все эти постройки были частично или полностью разрушены, а сам акрополь заброшен после нашествия гуннов в IV веке. Какие-то поселения на месте Пантикапея продолжали существовать, однако следующим задокументированным этапом в истории Керчи является основание крепости Боспор, которая появилась здесь только во времена византийского императора Юстиниана I (VI век). При этом расположена она была уже вне пределов акрополя с его храмами Аполлона, Афродиты и Диониса. Духовным и идеологическим центром Боспора была церковь Иоанна Предтечи — старейший из сохранившихся в Крыму христианских храмов.

По сути, Юстиниан заложил на берегу Керченского пролива новый город, который впоследствии перешел под контроль хазар (Чарша), русов (Корчев), снова византийцев, татар, генуэзцев (Черкио, или Воспоро), турок-османов и, наконец, в конце XVII века вошел в состав Российской империи. По сравнению с Пантикапеем, территория которого могла достигать площади в 120 гектар, Боспор был небольшим городком, располагавшимся у северного и северо-восточного подножия Митридата, в районе, примыкающем к так называемому Генуэзскому молу и площади Ленина современной Керчи.

Указанные обстоятельства, впрочем, вряд ли кого-то смутят, кроме, возможно, патриотов Дербента. Украина отмечала 2500-летие Евпатории несмотря на то, что в ее истории имеется почти тысячелетний пробел — с V по XV век. О том, что в этот период на месте Евпатории существовало какое-то поселение, говорят лишь косвенные данные, да и возникший там в XV веке татарский Гезлев уже не имел никакого отношения к древнегреческой Керкинитиде. Та же история и с Феодосией, которая, правда, впадала в полосу безвременья лишь на несколько веков.

В целом же манипуляции с возрастом городов весьма распространены на постсоветском пространстве. В особенности это касается республик Средней Азии, где древность местных поселений растет самыми удивительными темпами. Делается это по типичной схеме: местные археологи добывают доказательства существования все более древних человеческих поселений на территории конкретного города (вне зависимости от того, являлись ли эти поселения тем же самым городом и имеются ли о них упоминания в исторических документах), власти соответствующей страны обращаются в ЮНЕСКО, ЮНЕСКО дает добро, и вот уже Ташкент отмечает 2200-летие (в 1983 году столица Узбекистана праздновала 2000 лет), Самарканд — 2750-летие (в 1980 году ему исполнилось 2500 лет), а таджикскому поселку Дангара, в котором по счастливой случайности родился президент республики Эмомали Рахмон, местные ученые насчитали уже 4 тысячи лет.

В этой связи стоит упомянуть, что часть дагестанских ученых уверена, что Дербенту вовсе не 3, а 5 тысяч лет, однако решение о возрасте города  принималось не историками и не археологами, а на «высочайшем уровне». Нет сомнений, что и возраст Керчи будет определен той же инстанцией, что подписывала и указ о праздновании основания Дербента. Тем более что эта инстанция уже имеет опыт работы с археологическими находками на территории Боспорского царства.

Общий вид Керченского залива с горы Митридат, К. Боссоли,

Петр Бологов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.