«Дело не в том, что мы поймали рыбку, а в том, что у нас есть удочка»

Вячеслав Эпштейн о поиске новых антибиотиков и выращивании капризных бактерий

Доминирующей формой жизни на планете являются микроорганизмы — вирусы, бактерии, археи. Но в лабораторных условиях сейчас удается выращивать только крохотную их долю, не более одного процента. Получается, что большая часть многообразия жизни остается в тени ­просто потому, что ученые не могут подобрать для микробов правильную питательную среду и условия выращивания.

Это проблема не только фундаментальной биологии, но и практической медицины: у человечества очень быстро кончаются эффективные антибиотики (мы уже писали о том, насколько все серьезно). И хотя полностью синтетические антимикробные вещества существуют, большая часть антибиотиков все равно происходит из природных веществ, а значит новые лекарства следует искать в «темной материи» некультивируемых микроорганизмов. О том, как это сделать нам рассказал Вячеслав Эпштейн, заведующий лабораторией в бостонском Северо-Восточном университете. Он приезжал в Россию на фестиваль Политеха, который проходил в конце мая в Москве.

N+1: Почему так сложно культивировать микроорганизмы, чего им не хватает? И как их выращивать, если мы не знаем, что им нужно?

N+1: В каких условиях iChip может выращивать микроорганизмы? Может ли он, например, помочь в культивировании термофильных бактерий и интересны ли они с точки зрения поиска новых антибиотиков?

N+1: Есть ли какие-то закономерности поиска антибиотиков в микробных культурах? Выращивая конкретный организм мы можем предсказать, что мы обнаружим в нем, или же это скорее случайность?

N+1: Как часто такой поиск приводит к открытию антибиотиков узкого спектра? И можно ли найти такие препараты, которые действовали бы только на определенный микроорганизм, не тревожа нашу микрофлору?

Беседовал Владимир Королёв

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Дайте денег на науку

Узнайте, как число ученых зависит от финансирования

В России сегодня отмечают День науки, но тех, кого нужно поздравлять с этим праздником, все меньше и меньше — с 2000 года занятых в науке стало меньше почти на 180 тысяч человек, и сегодня исследованиями и разработками в стране занимаются чуть более 700 тысяч человек. Последние годы затраты на науку в России оставались на уровне 1—1,1 процента ВВП. Это существенно меньше, чем расходы других развитых стран, скажем, Израиль тратит на науку 4,3 процента ВВП, Германия — 2,9 процента, США — 2,7 процента.Мы предлагаем вам попробовать себя в роли доброго (или злого) волшебника: выберите, какую долю ВВП России вы согласны потратить на науку, и наш калькулятор предскажет, сколько в этом случае будет ученых в нашей стране. А если вы хотите узнать, как это делают социологи, читайте этот блог.