Слава Гоменюк

медик

Царский оргазм: что доказала Каролин из Эстонии

Эстонка Каролин Царски утверждает, что смогла испытать оргазм без какой-либо стимуляции гениталий в условиях контролируемого эксперимента. Редакцию N + 1, естественно, в тот же день, как это утверждение попало в СМИ, завалило вопросами о том, стоит ли ей верить. Давайте откроем статью, которая привлекла всеобщее внимание и разберемся, как был устроен эксперимент с Царски и что из него можно с достоверностью извлечь.

Что произошло?

Журнал Sexual Medicine еще в феврале опубликовал статью, в которой авторы рассказывают о 33-летней эстонке, которая успешно достигает «субъективного оргазмического состояния без генитальной стимуляции». Сама она — Каролин Царски (Karolin Tsarski) — одна из двух авторов статьи. Заранее отметим, что Царски считает свою уникальную способность навыком, который она освоила самостоятельно, занимаясь терапией вагинизма (сильных неприятных ощущений при введении чего-либо во влагалище) — и сейчас ведет платные курсы, где обучает этой технике всех желающих.

«...я делала упражнения для тазового дна, практиковала массаж груди и практиковалась, чтобы избавиться от чувств стыда и вины. Я научилась расслабляться и приняла образ своего тела», — приводит статья прямую цитату Царски. Там же она добавляет, что способность достигать оргазма усилием воли не была ее целью, а просто появилась в процессе обучения йоге. В конечном счете, она не только избавилась от вагинизма, но и научилась почти мгновенно погружаться в оргазмическое состояние, или как она называет это на своем сайте — «достигать энергетического оргазма».

Статья, соавтором которой стала Царски, призвана ответить на вопрос, в какой степени эти «энергетические оргазмы» можно считать настоящими, то есть сопровождаются ли они теми изменениями в организме, которые обычно наблюдаются у женщин при оргазме во время секса или мастурбации.

Для начала Царски оценила субъективное качество своего типичного «энергетического оргазма» и сравнила его с оргазмом при мастурбации или стимуляции эрогенных зон. Испытуемая оценивала свои сенсорные, эмоциональные и общие ощущения с помощью набора прилагательных (для каждой категории был отдельный набор), где каждому был присвоен балл.

Царски сравнила свои оргазмы от стимуляции головки клитора, внутренней стимуляции клитора, стимуляции шейки матки, анальной стимуляции, стимуляции сосков и «энергетического оргазма». Последний она назвала таким же приятным, как и оргазмы со стимуляцией — более того, он вызывал относительно схожий набор сенсорных ощущений, хотя эмоциональные переживания испытуемая оценила как менее яркие.

Чтобы объективнее оценить состояние Царски во время эксперимента, исследователи также измерили уровни фолликулостимулирующего (ФСГ) и лютеинизирующего (ЛГ) гормонов, пролактина и свободного тестостерона в крови участницы.

Эксперимент состоял из трех сессий: в первой Царски должна была испытывать «энергетический оргазм» не менее десяти минут, во второй — не менее пяти минут, в третьей (контрольной) она десять минут читала книгу. Все сессии проводились с интервалом в неделю без какой-либо другой сексуальной стимуляции между ними. Девушка не принимала гормональные контрацептивы или другие лекарства и не употребляла психоактивных веществ в рекреационных целях.

Сеансы проводились в больничной палате в присутствии медсестры. Проводилась съемка (однако YouTube-канал, на котором было выложено видео, уже удален). Участница ложилась на смотровой стол, устраивалась поудобнее и добивалась поставленной цели. За 30 минут до начала и через 30 минут после окончания сессии у нее брали кровь на анализ гормонов. Еще один образец брали сразу после «энергетического оргазма». Результаты всех анализов прислали Царски, которая их закодировала, чтобы ослепить ведущего автора статьи. После анализа данных коллегу Царски расслепили.

Вот что говорят данные анализа крови:

  • сразу после пятиминутного «энергетического оргазма» уровень пролактина в крови Царски увеличился на 25 процентов;
  • после десятиминутного оргазма рост пролактина составил 48 процентов (однако в этот день изначальный уровень гормона был выше, чем в предыдущие дни);
  • уровни ФСГ и свободного тестостерона никак не изменились;
  • спустя 30 минут после пятиминутного оргазма уровень ЛГ оказался выше нормы на 45 процентов;
  • после десятиминутного оргазма уровень ЛГ не изменился.

Резюмируя, авторы приходят к мнению, что длительные занятия йогой и тантрическими практиками позволили девушке «привести себя в относительно непрерывное оргазмическое состояние по принципу „сверху вниз“ с помощью сенсорной и моторной памяти».


Что это значит?

Авторы статьи пытаются обосновать реальность «энергетического оргазма» Царски, ссылаясь на то, что при оргазме в крови человека повышается уровень пролактина. Этот аргумент опирается на исследование, в котором обследование 32 пар (64 человек) показало, что при оргазме и у мужчин, и у женщин статистически значимо повышается уровень пролактина.

Давайте начнем с формальных проблем этой публикации.

Во-первых, ведущий автор исследования — Джеймс Пфаус — судя по статье, аффилирован с кафедрой психологии и наук о жизни Карлова университета в Праге. Но среди работников кафедры на сайте университета такого имени не значится. Вторую аффилиацию — Чешский национальный центр ментального здоровья — нам проверить не удалось, поскольку на сайте центра нет информации о работниках. Хотя имя Пфауса значится среди авторов некоторых публикаций, аффилированных с чешским центром.

От редактора

Наши читатели нашли информацию о том, что Джеймс Пфаус все же числится среди сотрудников кафедры психологии. Информации о его должности и деятельности на кафедре нет.

Во-вторых, включение участника исследования в список его авторов — не совсем то, что нужно делать, если ученый хочет, чтобы его результаты считали объективными и релевантными. Впрочем, чем именно занималась Царски в качестве автора, кроме, собственно, мастурбации и достижения «энергетического оргазма», неясно. Кроме того, каким образом она кодировала результаты анализов, чтобы ослепить Пфауса, в работе никак не описывается. Остается только гадать, действительно ли ее соавтор не был предвзят в оценке результатов анализов.

Однако у Пфауса и Царски есть и другие проблемы. Они связаны с измерением уровня пролактина в крови Царски — чисто технические.

Статья гласит, что Пфаус замораживал образцы крови при температуре −20℃ и затем передавал их в частную лабораторию. Однако на сайте этой лаборатории указано, что образцы для анализа на гормоны должны храниться при температуре от 2 до 8℃. Обычно при низких температурах хранят сыворотку крови, но статья четко проговаривает, что замораживались образцы крови, а уже в лаборатории ее размораживали и исследовали сыворотку. Неправильное хранение крови чревато искажением результатов исследования.

Но даже если бы образцы крови хранились правильно, это не спасло бы это исследование от проблем со статистической обработкой. Из-за малого числа наблюдений и отсутствия поправки на переменные невозможно сказать, являются ли изменения уровней гормонов в эксперименте значимыми.

Кроме того, в статье нет четкого указания в какой фазе менструального цикла пребывает участница, а без этой информации говорить что-либо о целевом изменении уровня половых гормонов в организме женщины проблематично. К тому же известно, что в день, когда проводилась сессия с десятиминутным оргазмом, базовый уровень пролактина был выше, чем в другие дни — это может быть связано как с концом менструального цикла, так и со стрессом или предшествующей физической нагрузкой. Точно так же неясно, как понимать изменения уровня ЛГ в крови, который в одну из сессий резко увеличился после оргазма, хотя в другую сессию с оргазмом этого не произошло.

Короче говоря, максимум, что можно сказать, смотря на эти данные, это то, что Каролин Царски оставалась в течение исследований живой женщиной. А вот что с ней происходило, и сколько оргазмов она испытала за это время — будь то «энергетические» или более традиционные «мануальные» — увы, все еще неясно.

Вообще, изучать оргазм (и мужской, и женский) в эксперименте довольно сложно. В силу интимности момента его наступления, вовлечь в исследование добровольцев непросто. К тому же оргазм — процесс сложный, непостоянный, и зависит от огромного числа факторов. В экспериментах, отчеты о которых публикуются в научной периодике, как правило, малая выборка, а большинство результатов могут быть либо необъективными, либо неоднозначными.

Но даже в свете этого относиться к исследованию оргазмов Каролин Царски серьезно все же не стоит. Из-за большого числа простых, но серьезных ошибок и пробелов в проведении эксперимента и анализе его результатов, выводы исследования выглядят неубедительными и не внушают никакого доверия: нельзя быть уверенным, что девушка действительно испытывала оргазм. Хотя тема оргазма, вызываемого силой мысли без стимуляции гениталий и эрогенных зон, выглядит перспективной как с научной, так и, отчасти, с культурной точки зрения, работа Царски и Пфауса ставит больше вопросов, чем ответов — причем не к предмету исследования, а в первую очередь к самим исследователям.

Об этом говорит уже то, что статья никак не касается этических проблем исследования. При том, что они с очевидностью есть. Каролин предлагает всем желающим пройти ее платный курс по восстановлению «прекрасных и гармоничных отношений с вашей маткой и грудью, двумя мощными центрам женской силы» — а это самый прямой конфликт интересов. А о том, на каких условиях в работе над статьей принял участие ее соавтор (и существует ли он), и вовсе остается гадать.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.