Альпина нон-фикшн

Научно-популярное издательство

«Пить или не пить? Новая наука об алкоголе и вашем здоровье»

По данным ВОЗ, ежегодно спиртное становится причиной 3 миллионов смертей. При этом с 1990 по 2017 год употребление алкоголя во всем мире выросло на 10 процентов. Алкоголь может убивать медленно — через многочисленные болезни, которые он вызывает — или быстро, если причиной смерти становятся отравления или травмы. В книге «Пить или не пить? Новая наука об алкоголе и вашем здоровье» (издательство «Альпина нон-фикшн»), переведенной на русский язык Галиной Бородиной, психиатр и нейрофармаколог Дэвид Натт рассказывает, как спиртное воздействует на организм человека и влияет на его качество жизни, что статистика говорит о связи алкоголя с насилием и какие стратегии помогут вовремя отследить формирующуюся зависимость и контролировать употребление алкоголя. N + 1 предлагает своим читателям ознакомиться с отрывком, в котором рассказывается, как употребление алкоголя связано с ухудшением психического здоровья.


Как алкоголь влияет на ваше психологическое здоровье

Нельзя отрицать, что алкоголь улучшает самочувствие, но ненадолго. Дело отчасти в том, что он на какое-то время заглушает негативные эмоции. Но он же и дестабилизирует ваши мозговые химические процессы.

Когда действие алкоголя на мозг прекращается, вы можете ощутить психологические симптомы типа тревожности, плохого настроения, бессонницы и неспособности сконцентрироваться. Чаще всего это случается, если накануне ночью вы были импульсивны или вели себя неразумно — это вошедшее в поговорку «раскаяние пьяницы». На самом деле тревожность на следующий за возлияниями день настолько обычное дело, что у нее есть даже собственное научное название — «похмельная нервозность», или, как говорят австралийцы, «алкопаранойя». Нередко встречаются пробуждения в четыре утра, а то и панические атаки. Регулярно, на протяжении длительного срока, повторяющийся синдром отмены понемногу меняет ваш эмоциональный фон и мышление, повышая риск депрессии и тревожного расстройства.

Взаимосвязь алкоголя и психического здоровья очень сложна. Пациенты часто одновременно страдают и от алкоголизма, и от душевных болезней, так что это своего рода проблема курицы и яйца: что было раньше? Возможно, вы прибегали к спиртному в качестве самолечения? А может, это алкоголь изменил ваш мозг и стал при чиной психического расстройства или обострил его течение? Перед врачом встает практически неразрешимый вопрос: что лечить в первую очередь?

Вероятно, самое распространенное психическое заболевание, связанное с пьянством, — это тревожное расстройство; на втором месте стоит депрессия. Но люди пьют и для того, чтобы заглушить другие неприятные переживания: травматические воспоминания при посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР) или, что не редкость, в маниакальной фазе биполярного расстройства. Ниже мы подробнее рассмотрим эти состояния.


Что может предложить современная медицина

Традиционно лечение алкоголизма и других типов зависимости осуществлялось под эгидой психиатрической службы. Но в 2010 году правительство Кэмерона заявило, что не считает зависимость болезнью, так что лечение таких состояний вывели из сферы ответственности Национальной службы здравоохранения и отдали социальным службам.

Как следствие, бюджеты на лечение были урезаны вполовину, так что объем услуг пришлось серьезно сократить, а множество высококвалифицированных психиатров с многолетним опытом лечения зависимостей остались не у дел.

Сегодня мы испытываем реальную нехватку лечебных учреждений и учебной базы для медицинских специалистов в сфере лечения зависимостей. Самая ущемленная в правах категория пациентов — люди, страдающие одновременно и от зависимости, и от психического расстройства. Сейчас заботу о них — если это можно так назвать — берут на себя отделения неотложной помощи и тюрьмы. Недавний резкий всплеск смертности в результате приема опиоидов, вероятнее всего, вызван этой новой стратегией и вытекающим из нее снижением доступности медицинской помощи. Я твердо убежден, что алкоголизм, как и другие душевные заболевания, — это болезнь мозга и лечить его следует методами психиатрии.

Сегодня проблема состоит в том, что психиатрические учреждения и социальные службы отфутболивают пациентов с алкоголизмоми психическими расстройствами друг к другу: специалисты и там и там твердят, что сначала пациенту нужно вылечить другое заболевание. В своей клинической практике я наблюдаю такое нежелание брать на себя ответственность постоянно.

«Анонимные алкоголики» (АА — ниже я расскажу о них подробнее) — отличная организация, но она не должна оставаться единственным помощником для нуждающихся. Известно, что пациенты справляются лучше, когда имеют доступ к качественной медицинской и психологи ческой поддержке: к лекарствам, терапии и так далее. И это в первую очередь относится к алкоголикам, страдающим от психических расстройств.

Научные источники не дают четкого понимания, как влияют друг на друга душевные болезни и алкоголь. В любопытном исследовании, проведенном в Норвегии, изучалась связь тревожности и депрессии с уровнем употребления спиртного. В этом крупномасштабном популяционном исследовании приняли участие почти 40 000 человек. В результате было показано, что, по сравнению с умеренно пьющими, трезвенники имели повышенный риск депрессии и тревожного расстройства. Это, конечно, не доказывает, что непьющие чаще страдают от психических болезней; здесь уместней говорить о корреляции. Вполне может быть так, что люди, страдающие от психических расстройств, чаще отказываются от алкоголя. Это же исследование показало, что сильно пьющие люди с наибольшей вероятностью страдают одновременно и от тревожного расстройства, и от депрессии.

А вот исследование, проведенное в Гонконге, напротив, показало, что — особенно если говорить об умеренно употребляющих алкоголь женщинах — отказ от спиртного идет на пользу психическому здоровью. Через четыре года полного воздержанияих психика восстанавливалась практически до уровня тех, кто в жизни не брал в рот ни капли. Дальше я рассматриваю по отдельности те психические заболевания, которые особенно часто сопутствуют алкоголизму.


Тревожное расстройство

Социальная тревожность — явление распространенное, что неудивительно: она полезна с точки зрения эволюции. Ее биологическая функция — ограждать нас от чужаков, которые могут быть опасны. Однако она не кажется такой уж полезной, если из-за нее вы не в силах войти в дом, чтобы присоединиться к вечеринке. В той или иной степени социальная тревожность свойственна всем, а тревожное расстройство просто крайняя ее степень.

В 1990-е годы я работал консультантом в моей собственной клинике тревожных расстройств в Бристоле. Тогда-то я и понял, как тесно связаны тревожное расстройство и алкоголь. Меня вызвали, чтобы осмотреть на дому пациента с агорафобией, из-за которой он не мог прийти в клинику сам. Ему было чуть больше 40, но выглядел он на все 80. Он страдал от периферической нейропатии — не ощущал ног ниже коленей, и причиной тому было злоупотребление алкоголем.

В разговоре он признался, что не в состоянии выйти из дома — хотя бы просто подстричь траву на лужайке, — не выпив пару банок крепкого пива. Я спросил его, рассказывал ли он кому-нибудь о своем алкоголизме. Он ответил:

Да, я сказал своему доктору, и тот посоветовал мне присоединиться к «Анонимным алкоголикам». Я так и сделал, но, чтобы заставить себя пойти на собрание, мне пришлось выпить четыре банки пива. И люди, которые ходят на мероприятия «Анонимных алкоголиков», не похожи на меня. У них нет такой тревожности.

Он был прав: от посещения программ групповой терапии вроде «Анонимных алкоголиков» нет никакого толку, если вы боитесь разговаривать с людьми.

Опираясь на результаты крупного американского исследования коморбидности тревожного расстройства и алкоголизма, мы можем утверждать, что до четверти молодых алкоголиков одновременно страдают и от тревожного расстройства. У алкоголиков-мужчин это второй по частоте диагноз после алкоголизма. Американская ассоциация изучения тревожно-депрессивных расстройств сообщает, что алкоголизм наблюдается у 20 процентов людей с социальным тревожным расстройством. Эта связь отлично задокументирована для мужчин, но в случае женщин у нас пока недостаточно сопоставимых данных.

Все это еще и отличный пример порочного круга психических расстройств. Сначала вы чувствуете сильную тревогу при необходимости вступить в контакт с другими людьми. Чтобы справиться с этой тревогой, вы прибегаете к самолечению спиртным. Каждый раз, когда вы так поступаете, ваша толерантность повышается. В какой-то момент, переживая синдром отмены, вы замечаете, что ваша тревожность даже усилилась: алкоголь изменил химию мозга.

На снимках мозга таких пациентов мы наблюдаем изменения в миндалевидном теле — отделе мозга, отвечающем за переживание страха и стресса. Эти адаптивные изменения относятся к эпигенетическим, то есть происходят на уровне экспрессии генов: гены, продукты которых стимулируют страх и стресс, экспрессируются активнее, чем у здоровых людей.

Похожим образом могут развиваться и другие обусловленные тревожностью фобии, например агорафобия. И что же мы имеем в итоге? Человек приобрел зависимость от алкоголя и больше не способен функционировать без него.

Был у меня и еще один врезавшийся в память пациент. В 1980-х я работал интерном-психиатром в Оксфорде. В нашу клинику поступил молодой мужчина — ему не было и 30 лет — с коллаптическими паническими атаками, от которых он буквально терял сознание. Каждый раз во время такой атаки он думал, что у него сердечный приступ, и немедленно мчался в больницу.

Он был завсегдатаем пабов с 17 лет. Он в принципе боялся разговаривать с людьми, и впадал в панику при одной мысли о том, чтобы заговорить с девушкой. Чтобы преодолеть свою застенчивость, он напивался. Только так он мог заставить себя выйти в люди, и так он проводил все свои вечера. Его мозг приобрел толерантность к ежедневному приему алкоголя. Однажды вечером, через десять лет такой жизни, он, как обычно, отправился в паб, но, не успев даже войти туда, пережил первую настоящую паническую атаку.

Как это случилось? Днем его настиг синдром отмены: в мозге заработали химические вещества, вызвавшие у него ощущение беспокойства. Но это еще не все: в предвкушении новой порции спиртного, которую он собирался заказать, мозг выключил систему ГАМК, что дополнительно подстегнуло его нервозность, — двойной удар со стороны нейротрансмиттеров! Итак, его тревожность подскочила, и еще до того, как он успел укротить ее спиртным, она достигла пика, и бедолага впал в панику.

Любой врач, диагностирующий у пациента алкоголизм и тревожное расстройство, сталкивается с одной и той же проблемой: что лечить в первую очередь? Нарколог скажет: прежде всего вы должны бросить пить. Но пациент не может бросить: без алкоголя он не справится с тревожностью. Специалист по лечению тревожности скажет: я не могу вылечить вас, пока вы пьете. В итоге пациент остается без лечения, а оба врача винят алкоголь.

Я рассуждаю так: если мы заставим пациента бросить пить, он будет нервничать все больше и не сможет общаться с людьми. Тогда в Оксфорде мы решили — впрочем, мы и сегодня лечим таких пациентов так же, — что нужно справляться с тревожностью методами разговорной терапии (такими как когнитивно-поведенческая терапия) или селективными ингибиторами обратного захвата серотонина. Со временем это помогло пациенту снизить до нормы и уровень употребления алкоголя.

Каким образом можно выяснить, не социальная ли тревожность заставляет вас прикладываться к бутылке? Один из настораживающих признаков — необходимость выпить перед выходом из дома, чтобы снять вызванное этим беспокойство.

Другой — если вы постоянно приходите в бар первым. Один мой друг, бывший алкоголик, вылечившись и став трезвенником, признался: «Вы не замечали, что я всегда уже ждал вас в баре, а мне просто необходимо было выпить пару рюмок, прежде чем явятся остальные, иначе я слишком нервничал».

Надо сказать, что существуют люди, страдающие от тревожного расстройства, но не позволяющие себе выпивать. Они часто испытывают панические атаки и напрягают все свои когнитивные способности, чтобы подавить тревожные реакции. Они чувствуют, что, если напьются, не смогут себя контролировать и станут нервничать еще сильнее.


Депрессия

Вы наверняка слышали, что алкоголь — депрессант. Но понимаете ли вы, что это значит? Это значит, что регулярное, хроническое употребление алкоголя влияет на серотониновую систему, нарушая химию мозга таким образом, что вы все чаще впадаете в плохое настроение.

Как и в случае с тревожностью, сталкиваясь с депрессией и алкоголизмом у одного и того же пациента, врач оказывается перед дилеммой: какая из проблем первична?

Вопрос может показаться бессмысленным, потому что мы знаем, что алкоголизм снижает настроение, а плохое настроение заставляет тянуться к рюмке. Но с клинической точки зрения это важно: один из главных предикторов слабого ответа на лечение алкоголизма — это предшествующая ему депрессия. К тому же, если вы запиваете антидепрессанты спиртным, они не сработают.

Страдающие от депрессии люди очень часто используют для самолечения алкоголь. Я постоянно говорю своим пациентам: если после возлияний у вас ухудшается настроение, будьте очень осторожны. Будьте осторожны и в том случае, если, выпив, вы впадаете в эйфорию, а в похмелье несчастны. И то и другое говорит об опасности впасть в зависимость, поскольку может втянуть вас в замкнутый круг алкоголизма. Если вы узнаете себя в этих описаниях, я рекомендую вам помнить о такой опасности и использовать стратегии, описанные в главе 9, чтобы избежать зависимости. Если же ваши проблемы с настроением продолжаются и в трезвом состоянии, вам, вероятно, требуется лечение стабилизаторами настроения или антидепрессантами. Сходите на прием к врачу и обсудите с ним эту проблему.


Подробнее читайте:
Натт, Д. Пить или не пить? Новая наука об алкоголе и вашем здоровье / Дэвид Натт. — Пер. с англ. [Галины Бородиной] — М.: Альпина нон-фикшн, 2021. — 326 с.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.