Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

«Фитон XXI»

Книжное издательство

«Рассказы о двукрылых»

В повседневной жизни человек встречает мух и комаров чаще, чем каких-либо других насекомых. Как правило, эти встречи сопровождаются надоедливым жужжанием или писком, а заканчиваются неприятными укусами и недосыпом. Но двукрылые не должны нести коллективную ответственность за поведение самых ненавистных представителей отряда, считает диптеролог и куратор ряда разделов коллекции двукрылых в Зоомузее МГУ Никита Вихрев. В книге «Рассказы о двукрылых с обзором основных семейств отряда» (издательство «Фитон XXI») дается общее представление об отряде этих насекомых. Оргкомитет премии «Просветитель» включил эту книгу в «длинный список» из 24 книг, среди которых будут выбраны финалисты и лауреаты премии. N + 1 предлагает своим читателям ознакомиться с отрывком, посвященным вредным и безвредным кровососущим комарам, комарам-долгоножкам и грибным комарам.


Culicidae (кулициды), кровососущие комары

3000 видов

Есть немало Culicidae, у которых самки питаются нектаром, как и самцы, но тень от кровососущих видов ложится на репутацию всего семейства, отряда, даже на всех насекомых. Когда городской житель попадает в лесотундру, то в первый момент вообще не понимает, как тут можно жить. Дней через пять­-шесть к комарам привыкаешь: не то чтобы не кусают, но, правильно одетый, как­-то не обращаешь на них прежнего внимания, ещё сотня укусов уже ничего не меняет. Не буду оригинален: я бы, как и все, предпочёл, чтобы комаров не было. Но раз уж эволюция их создала, давайте познакомимся поближе, тем более что семейство очень интересное.

Как обычно у Nematocera, самцы пушистоусы и не кусаются, но хоботок имеют такой же длинный, как самки. Длинный хоботок Culicidae очень хитро устроен: он состоит из семи параллельных стилетов, которые выполняют разные функции. Это совершенный инструмент для кровососания, что подтверждается эффективностью хоботка при кусании нас через одежду.

Самки могли бы тоже питаться нектаром. У видов, которые зимуют в стадии имаго, уходящие на зимовку самки именно им и питаются: для того чтобы накопить запас питательных веществ, нектара вполне достаточно, а риск погибнуть много меньше, чем при попытке укусить животное. Но для созревания яиц самкам нужна кровь. Бытует заблуждение, что комары живут на свете день-­другой. Если бы! У напившейся крови самки на созревание яиц уходит 2–4 недели (зависит от температуры, например). После этого самка откладывает 100–150 яиц и снова летит кусаться. Итого — два месяца. О том, что успешное повторное кровососание не редкость, свидетельствуют эпидемиологические данные: чтобы заразить малярией, самке нужно укусить сначала больного ею человека, а потом здорового, а заражают миллионами.

Особенность личинок Culicidae в том, что они развиваются исключительно в стоячей воде, желательно не очень уж грязной. Река или ручей не годятся; пруд, болотце, канава, дождевая бочка, консервная банка с водой на худой конец — это подойдёт. По-видимому, именно с этим связаны неожиданные перепады в обилии комаров. Например, в полупустыне вокруг алтайского посёлка Кош-Агач на высоте 1700 м Culicidae буквально заедают людей и животных, а невдалеке от Кош-Агача, тоже на высоте 1700 м, на влажном Семинском перевале, можно гулять по тайге в шортах. В центре Кош-Агачской котловины река Чуя образует многочисленные старицы и озерца для выплода комаров, а дожди редки и скудны, поэтому стоячие водоёмы всё лето остаются стоячими. А рельеф Семинского перевала заставляет воду стекать вниз ручейками и речками, дожди часты и обильны, поэтому вода из небольших лужиц, которые комарам подходят, постоянно смывается в ручьи.

Поговорим подробнее о личинках Culicidae. Удивительные создания, хоть и вырастают в гнус. Посмотрев на фото 32, вы со мной согласитесь, я думаю. Личинки Culicidae проводят жизнь вниз головой, прикрепившись к поверхностной плёнке воды (в частности, поэтому вода должна быть стоячей). На воздух выставлены дыхательные трубочки, а головной конец фильтрует воду и загоняет пищевые частицы в рот. При опасности личинки дружно ныряют, резко изгибая брюшко, потом тем же способом всплывают. Набор веса и три положенных линьки личинка проходит примерно за месяц, после чего окукливается.

Куколка, которая выглядит как горбатая личинка, живёт там же и так же: прикреплена к поверхностной плёнке, дышит воздухом через дыхальца; потревоженная, уплывает вглубь; только не питается. Имаго выходят из куколок по утрам, используя для выхода всё ту же поверхностную плёнку воды. Зрелище стоит того, чтобы встать с рассветом (фото 33–34).

Пора перейти к конкретным видам Culicidae. Начнём с Culex pipiens. Если кто-то никогда не выезжал за МКАД, то комары ему знакомы именно по этому виду, его называют подвальным комаром (если заедают по ночам, нужно осушить подвал, ваш или соседний). C. pipiens живёт не только в городах, но к городской жизни из всего семейства приспособился только он. Как уже обсуждалось, кусание человека — занятие повышенной опасности, поэтому C. pipiens — особо осторожные ночные комары. Если такой залетел к вам в комнату, то убить его непросто. В последнее время в городах появились C. pipiens с редуцированными жужжальцами. Такие комары имеют полёт беззвучный, но несколько «пьяный» — это подтверждает мнение, что жужжальца выполняют функцию руля в полёте. В последние годы самки C. pipiens научились обходиться без кровососания: где подвал, там нередко и помойка, где помойка, там и мясные отходы, которые, разлагаясь, дают питательный бульон — почти такой же питательный, как наша кровь. В эпидемиологическом отношении C. pipiens безвреден, хоть ему и пытаются что-нибудь приписать, чтобы страшнее было.

Перейдём к тем, кто не безвреден. Во-первых, Anopheles. Комары этого рода активны обычно в сумерках и в тёмное время суток; они имеют характерную посадку с приподнятым брюшком. На фото 35 — A. maculipennis (то есть «пятнокрылый»), он распространён по всей Европе.

Во-вторых, Aedes aegypti. Этот комар имеет пантропическое распространение. A. aegypti активен днём, более того, в отличие от большинства Culicidae, не боится прямых солнечных лучей и может кусаться на открытых местах. Как видно на фото 36, имеет полосатые чёрно-белые ноги, это заметно и невооружённым глазом.

Эпидемиология. Сразу скажу, в наших умеренных широтах укусы комаров безопасны, хоть приятными от этого они не становятся. Комары рода Anopheles переносят малярию, возбудитель болезни — простейшее. Два миллиона лет назад древние Homo приобрели мутацию, которая сделала их устойчивыми к малярии, но 10 000 лет назад малярийный плазмодий смог преодолеть эту устойчивость. С тех пор от малярии умерло больше людей, чем от всех остальных заразных болезней вместе взятых. Ещё сто с небольшим лет назад малярия свирепствовала в Имеретинской низменности, которая тогда курортным местом отнюдь не считалась. Однако для распространения малярии нужно, чтобы больной лежал в доступном месте и, кусая его, заражались другие комары. А в наше время такой больной тут же попадает в инфекционную больницу. Поэтому сегодня осталась опасной главным образом тропическая Африка, на которую приходится 90% случаев заболевания.

Комар Aedes aegypti переносит жёлтую лихорадку и лихорадку денге. Первая после появления надёжной вакцины почти не встречается, про неё можно забыть. Возбудитель лихорадки денге — вирус. Распространение этой лихорадки ограничено довольно узкой полосой вдоль экватора; например, на Бали она есть, в Паттайе уже очень маловероятна. По ощущениям денге — как тяжёлый грипп, по результатам тоже: лечить бесполезно, но через неделю проходит сама.


Limoniidae и Tipulidae (лимонииды и типулиды), комары‑долгоножки 

11 000 и 4000 видов

Когда-то это было одно семейство, теперь — два или три, но все энтомологи согласны с тем, что они близкородственны, поэтому имеем полное право рассмотреть их вместе. Если не вдаваться в детали морфологии — а мы в этой книге не вдаёмся в них, — то крупные долгоножки — Tipulidae, а мелкие — Limoniidae.

Безобидные, архаичные и бестолковые создания — так выглядят залетевшие к нам в дом долгоножки. Одни их ноги чего стоят. В музейных коллекциях редко встретишь экземпляр, у которого сохранились все шесть положенных ног, более того, часто ещё в природе этих комаров видишь с уже потерянными конечностями. На самом деле длинные и легко отламывающиеся ноги вполне адаптивное защитное приспособление: хищник чаще всего за ногу хватает и с ногой и остаётся. Есть долгоножки, которые эту адаптацию не используют, и ноги у них отламываются не чаще, чем у других двукрылых: например, род Molophilus (фото 41).

Может быть, долгоножки и архаичные, но зато более чем успешные: количество их видов превосходит 15 000, это каждый десятый вид двукрылых. Как и Chironomidae, личинки долгоножек выполняют большую работу по переводу мёртвой растительной органики в форму, пригодную для питания остальных животных. (Не уверен, что я ясно выразился. Проще так: многие хищники, которые не смогли бы переварить опавшие листья и прошлогоднюю траву, очень признательны долгоножкам за то, что те существуют, да ещё в таком количестве.)

Tipulidae называют караморами, говорят. Мы их в детстве обзывали «малярийными комарами» и истребляли на этом основании. Моя жена призналась, что всю молодость их панически боялась, — думаю, Tipulidae прочтут об этом не без некоторой гордости. К Tipulidae относятся самые большие двукрылые на земле: азиатский вид Holorusia mikado может иметь размах крыльев более 10 см, а «размах» ног — более 15 см (фото 38).

Из впечатляющего разнообразия Limoniidae упомяну всего пятерых представителей.

Chionea — настоящее зимнее насекомое. В оттепель эти бескрылые Limoniidae выползают на снег даже в январе (фото 39). Похожи на розовых паучков; догадаться, что это двукрылое, непросто. Помогает то, что хоть от крыльев не осталось и следа, но вторая пара придатков, жужжальца, сохранилась. Спасибо Chionea, что радуют нас зимой.

Epiphragma ocellare — яркий пример того, как причудливо могут быть окрашены крылья у Limoniidae (фото 40).

Во второй половине мая на влажные луга массово вылетают и начинают безудержно спариваться Molophilus ater (фото 41) — мелкие чёрные комарики с контрастно-белыми жужжальцами. Если на лугу появились M. ater, значит, в лесу вылетели кровососущие комары.

Thrypticomyia — тропический род, известный тем, что его представители любят сидеть на паутинах, это такая замена роению у других двукрылых (на фото 42 — T. arachnophila, то есть «пауколюбивая»). При этом комары сидят правильно, в паутине не запутываются и на обед к пауку не попадают.

Наконец, Pedicia rivosa показана на фото 10 в качестве «эталона» комара.


Mycetophilidae (мицетофилиды), грибные комары

4000 видов

Не все Mycetophilidae — в грибах; не все, кто в грибах, — Mycetophilidae. Но значительная часть ответственности за разочарования грибников — на их личинках. Имаго имеют характерный облик: усики не опушённые; среднеспинка горбатая; голени со щетинками, а на конце с длинными «шпорами».

В умеренном климате именно грибы «отвечают» за разложение большей части целлюлозы, переводя её в формы, пригодные для питания животных. Когда короеды грызут ходы в дереве, то их цель — увеличить площадь поверхности древесины, чтобы вырастить на опилках много грибов, а уж грибы жуки съедят. Люди не претендуют на грибные плантации короедов, не претендуем мы и на особо питательные сгнившие грибы, которые привлекают многих насекомых. А вот с личинками Mycetophilidae человеческие вкусы во многом совпадают. Вообще-то, если отбросить предрассудки, то «червивые» грибы ничем не хуже. А те, для кого это принципиально, пусть стараются найти свои грузди (или другие пластинчатые грибы, в которых водятся личинки этих комаров) раньше, чем Mycetophilidae.

Имаго грибных комаров встречаются часто, в нравящихся им местах попадаются десятками или сотнями. Например, они очень любят собраться на корнях вырванных из земли деревьев, особенно на затенённой стороне корня.


Подробнее читайте:
Вихрев, Н. Е. Рассказы о двукрылых с обзором основных семейств отряда /  Н. Е. Вихрев. — М.: Фитон XXI, 2019. — 152 с.: ил.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.