Ольга Добровидова

Редактор

Игра на заблуждение

Люди часто ведут себя не просто неверно, а предсказуемо неверно, и это касается не только мелочей в повседневной жизни, но и, например, важных экономических решений. За поведенческую экономику заслуженно дали уже две нобелевские премии, но поведение инвесторов продолжает привлекать внимание ученых. Редактор N + 1 Ольга Добровидова сходила на лекцию ректора РЭШ Рубена Ениколопова о психологических ловушках на финансовых рынках и рассказывает, почему это такая благодатная тема.

Допустим, что перед вами график цены акции компании Икс за некий период времени.

Глядя на этот график, можно рассказать о компании Икс складную историю: сначала курс ее акций рос, вероятно, на каких-то позитивных ожиданиях рынка или вслед за рынком в целом, затем произошла незначительная коррекция — цена акции снизилась, двигаясь в определенном коридоре. А затем курс на короткое время вернулся к росту, стабилизировался и снизился, откатившись примерно на половину второго подъема.

Если отдать этот график продвинутому специалисту по техническому анализу, коим я не являюсь, он наверняка найдет на нем разнообразные фигуры теханализа — всяческие треугольники, флаги, вымпелы или чашки с ручкой. Так он сможет объяснить вам, что нужно делать с акциями компании Икс: покупать, держать, если они у вас уже есть, или продавать, потому что идея технического анализа именно в этом — на основе предыдущих изменений цены предсказать будущие.

Маленькая проблема состоит в том, что это не график цены акции некой компании, а случайное блуждание, которое я, как и Рубен Ениколопов на лекции, построила в Excel. Никаких закономерностей в движении этой «цены» нет. Если вы чувствуете себя обманутым, не переживайте: понять, случайное блуждание перед вами или нет, — нетривиальная математическая задача.

По словам ректора РЭШ, самое часто встречающееся заблуждение на финансовых рынках — поиск закономерностей и законов во всем, что находится у людей перед глазами, «естественное человеческое желание упорядочить мир». Желание индивидуального инвестора изучить исторические колебания цены акции и таким образом понять, нужно ли в нее вкладываться, понятно: это может быть единственным видом информации, доступной стороннему наблюдателю.

Но, отмечает Ениколопов, финансовая теория предполагает, что движение курса акции — это как раз непредсказуемое случайное блуждание, «по банальным соображениям об отсутствии арбитража»: если бы можно было каким-то методом по прошлым данным предсказать, что цена акции, допустим, точно вырастет через месяц, спрос на нее со стороны людей, обладающих этой информацией, повысил бы ее цену уже сейчас. Вообще, говорит ученый, мало кто понимает, что тезис о случайном характере движения котировок не взят из воздуха, а опирается на серьезные научные соображения.

По словам Ениколопова, достаточно часто появляются научные публикации о том, что те или иные редкие паттерны и аномалии на рынке все-таки существуют и на них можно построить эффективную предсказательную модель, — но есть и работа о том, что эти паттерны исчезают, как только выходят такие научные публикации (на лекции не уточнялось название конкретной работы, но, возможно, речь идет об этой статье Уильяма Шверта для NBER).

«Финансы и экономика — наиболее сложная наука, потому что объект вашего изучения может читать ваши статьи и менять свое поведение в зависимости от этого. Когда вы занимаетесь физикой, вы не думаете, что атомы и молекулы начнут вести себя по-другому после того, как мы открыли бозон Хиггса», — говорит Ениколопов.

Чтобы не попасть в подобную ловушку, нужно просто изменить свое отношение к тому, что такое финансовый рынок, говорит ученый. Если вспомнить, что цена финансового актива отражает стоимость соответствующих денежных потоков (то есть акция — это дисконтированная, приведенная к настоящему моменту, стоимость дивидендов), то вложение в акции — это получение выгоды не от случайных колебаний ее цены, а от прибыли компании, которая делает что-то полезное и так зарабатывает для вас деньги.

«Игра на акциях хуже, чем игра в рулетку, потому что вторая честнее: вы играете против шанса, а не против других людей, как на рынке. Начиная играть на акциях, вы говорите себе, что вы умнее всех участников рынка, не большинства, а всех — что заставляет вас так думать? Ущипните себя, и, скорее всего, эта иллюзия пройдет», — советует Ениколопов.

Если у вас действительно есть основания считать, что вы умнее, то вы, видимо, случайно зашли на лекцию о психологических ловушках и относитесь к одной из трех категорий «необычных» инвесторов. Вы можете быть инвестором-экспертом, имеющим доступ к финансовой и операционной информации компании и умеющим ее анализировать, — благодаря вам и таким, как вы, на рынке формируется правильная цена акции. Вы можете заниматься алгоритмической торговлей, которая в первую очередь используется для обеспечения ликвидности на рынке (и только во вторую для извлечения прибыли с помощью торговых роботов). Либо вы инсайдер — человек, имеющий доступ к пока закрытой для рынка, но принципиально важной финансовой или другой информации. Это для вас может быть очень выгодно, но инсайдерская торговля с недавних по историческим меркам пор считается нелегальной.

«Обычные» инвесторы очень часто переоценивают свои знания (демонстрируя эффект сверхуверенности) и недооценивают риски. Из-за такой уверенности частные инвесторы, пытающиеся обыграть рынок, в среднем зарабатывают меньше, чем те, кто не следует каждому своему убеждению продавать или покупать (или и вовсе сидит в индексном фонде).

Еще одна типичная ошибка — ожидание репрезентативности. Нобелевский лауреат Даниэль Канеман предложил для одного из видов ошибочной генерализации термин «закон малых чисел»: это как бы антипод закона больших чисел, описывающий ожидание того, что маленькая выборка будет обладать характеристиками большой. Пример человека, который верит в закон малых чисел, — азартный игрок, ставящий на то, что в двенадцати бросках игральной кости единица, двойка, тройка и так далее выпадут ровно по два раза.

Другой пример той же ошибки — убеждение в том, что снаряды не падают дважды в одну воронку. Причем умные люди тоже иногда не способны избежать этой ловушки, говорит Ениколопов: если вы знаете, что цена акции — это случайное блуждание и в среднем изменение цены должно быть равно нулю, то есть соблазн решить, что акция, растущая последние три недели, сейчас-то непременно начнет падать.

Крайне популярное заблуждение — ошибка выжившего, которую лектор демонстрирует с помощью хорошо известной иллюстрации:

На ней точками отмечены места попадания вражеских снарядов, с которыми бомбардировщики ВВС США во время Второй мировой войны возвращались на базу после выполнения боевого задания. Ениколопов спрашивает аудиторию, где стоит усилить броню самолета, и после часа лекции о психологических ловушках получает предсказуемый правильный ответ: там, где точек нет, потому что бомбардировщики, которые враг поразил в те места, которые на иллюстрации выглядят «чистыми», на базу не вернулись.

Применительно к финансам это означает, что в каждый момент времени мы, как археологи, видим доходность только тех инструментов, которые «дожили» до момента наблюдения. Поэтому, оценивая перспективность, например, паевых инвестиционных фондов, следует учитывать и результаты тех из них, кто до момента нашего анализа просто не дотянул.

Ениколопов также напоминает, что люди страдают от потерь больше, чем радуются выигрышам (в поведенческой экономике это называется избеганием убытков), не желают признавать ошибки и потери и продолжают цепляться за проигрышные инвестиции, вместо того чтобы вовремя выйти из них и тем самым минимизировать убытки, — этот эффект называется ошибкой невозвратных затрат.

Следовательно, чтобы не поддаваться подобным когнитивным искажениям, стоит изначально выбрать себе стратегию инвестирования и придерживаться ее, несмотря на шепоток вашего далеко не всегда рационального мозга.

Последняя типичная ошибка, о которой рассказывает Ениколопов, — ограниченное внимание индивидуальных инвесторов, склонных уделять непропорционально много внимания СМИ (причем не только деловым, но и любым другим, которым достаточно просто показать главу компании по телевизору) и «власть хайпа», заметная на финансовых рынках ничуть не меньше, чем в интернете.

«Когда что-то становится модным, все начинают в это вкладывать. Есть совершенно анекдотичные явления, вроде пузыря доткомов, когда я раньше продавал пирожки, а теперь у меня пирожок-дот-ком и мои акции растут в два раза быстрее. Сейчас, на мой взгляд, происходит то же самое: если сказать, что я пицца, — то это одна цена, а если я пицца, основанная на data science, то цена будет в три раза выше», — смеется ученый.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.