Премия Просветитель

Zimin Foundation

«Люди и звери: мифы и реальность»

Мифы и легенды о животных имеют древнее происхождение, но существуют и в наше время, «накладываясь» на школьные уроки зоологии, а то и вытесняя их в головах многих людей. Правда ли, что существует «лох-несское чудовище»? А «снежный человек»? Так ли опасны животные-людоеды, например белые акулы? Умеют ли животные предсказывать землетрясения и другие стихийные бедствия? Эти и другие легендарные представления и сведения развенчивает и разъясняет Ольга Арнольд, автор книги «Люди и звери: мифы и реальность» (Альпина нон-фикшн, 2018). Книга вошла в длинный список премии «Просветитель» 2018 года. Предлагаем читателям N + 1 познакомиться с главой, посвященной поискам «снежного человека».


Снежный человек: вымыслы и реальность

Прежде чем говорить о собственно снежном человеке, давайте сначала поговорим о тех, кто его ищет. Конечно, это криптозоологи, но сами себя они именуют иначе — гоминологами. Надо сказать, что и среди настоящих ученых есть те, кто допускает гипотетическое существование снежного человека, — уж слишком много по этому поводу было приведено фактов и сделано наблюдений, — но и они относятся к имеющейся информации весьма критически. Например, выдающийся полевой зоолог Джордж Шаллер, открывший для науки несколько якобы вымерших видов животных, не отрицая в принципе возможное существование снежного человека и даже участвуя в его поисках, сетует, что до сих пор не найдены его останки или хотя бы фекалии, без которых нельзя сделать выводы о том, существует ли он на самом деле и что он из себя представляет. Но большинство гоминологов — это энтузиасты, порой даже фанатики, которые ради своей идеи готовы идти хоть на край света.

С точки зрения криптозоологов, наш ближайший родич, человек из рода Homo, но дикий, т. е. недоросший в своем развитии до сапиенса, — идеальный объект для поисков. Древние примитивные люди — не динозавры, они появились на земле всего лишь чуть больше 2 млн лет назад и вымерли тоже совсем недавно: эректусы, они же питекантропы, ушли в небытие примерно 400 000 лет назад, а неандертальцы — всего лишь 27 000. Но все ли они вымерли? Чуть ли не во всех уголках нашей планеты среди традиционных народов (традиционными народами сейчас принято политкорректно называть те общности людей, которых не коснулась современная цивилизация и которые живут так же, как жили их далекие предки — прим. автора) ходят легенды о каких-то странных то ли людях, то ли обезьянах, покрытых шерстью, но передвигающихся на двух ногах, которые живут в почти недоступных дебрях и крайне редко попадаются на глаза представителям нашего вида. Более того, находятся даже очевидцы, которые сталкивались с этими непонятными созданиями, и имеются вроде бы некоторые материальные свидетельства их существования.

Почему-то людей очень волнует вопрос о наших ближайших родственниках, умудрившихся (или не умудрившихся?) выжить несмотря ни на что. Вот как на этот вопрос ответил один из персонажей Фазиля Искандера: «Поиски снежного человека — это, может быть, тоска человека по своему началу в предчувствии своего конца. Люди хотят увидеть своего далекого пращура, чтобы попытаться понять, когда и где именно они свихнулись». Но это, конечно, философия. Скорее всего, криптозоологами вообще и гоминологами в частности движет стремление к познанию чего-то неизвестного, волнующего, загадочного. Это психологический феномен — людей всегда привлекает неизведанное, таинственное. «Самое прекрасное из того, что мы можем испытать, — это ощущение таинственности», — писал Альберт Эйнштейн. Но увы, энтузиасты, а зачастую и просто фанатики готовы идти к своей призрачной цели невзирая на препятствия, а главное — игнорируя все факты, которые свидетельствуют о несбыточности их мечты.

Итак, неуловимый йети, снежный человек. В разных местах его называют по-разному: бигфут, метох кангми (тибетский), сасквач, йерен или китайский дикарь, каптар, аламас или аламасты и т. п. То ли неандерталец, то ли питекантроп, то ли вообще австралопитек, какой-то не слишком удачливый родич человека разумного, который был вытеснен в самые суровые условия обитания, где и выжил наперекор всему. Может, даже просто гигантский гиббон. По описаниям так называемых очевидцев, это большой волосатый человек или гигантская прямоходящая обезьяна. То и дело криптозоологи отправляются на его поиски куданибудь в Гималаи или на острова Малайского архипелага.

Снежного человека «видели» или находили его следы практически на всех континентах. В Северной Америке его называют сасквач или бигфут (большеног). Вот описание, сделанное в конце XVIII в. испанским ученым со слов канадских индейцев: «Воображают, что у него тело чудовища, покрытое жесткой черной щетиной; голова похожа на человеческую, но с клыками значительно более острыми, сильными и большими, чем клыки медведя; у него чрезвычайно длинные руки; на пальцах рук и ног длинные согнутые когти». На протяжении XIX и XX вв. поступали сообщения о таинственном существе, чем-то похожем на медведя, но передвигающемся на задних конечностях. О таком монстре, убившем траппера, писал президент США Теодор Рузвельт в своей книге «Охотник безжизненных просторов». Чаще всего эти встречи происходили в Британской Колумбии. В 1967 г. в Северной Калифорнии даже был снят короткий цветной фильм о женщине-сасквач; про этот фильм говорили, что если это мистификация, то очень умелая. Из тропических лесов Южной Мексики поступают сообщения о существах, называемых сисимитами: «В горах живут очень большие дикие люди, полностью покрытые коротким толстым коричневым мехом. У них нет шеи, маленькие глаза, длинные руки и огромные кисти рук. Их следы в два раза длиннее человеческих». Несколько человек сообщили, что сисимиты гнались за ними по склонам гор. Подобные существа якобы живут в Гватемале, где, как говорят, они похищают женщин и детей. Зоолог Айвен Сандерсон, работавший в Гондурасе, писал в 1961 г.: «Десятки людей говорили мне, что видели его… Один младший лесник описал во всех подробностях двух маленьких существ, которых он неожиданно заметил, когда те наблюдали за ним на опушке лесного заповедника у подножия гор Майа. …Этот народец в высоту был от 3,6 до 4 футов, пропорционально сложен, но у них очень тяжелые плечи и довольно длинные руки, они покрыты толстой, плотной, почти коричневой шерстью, как у короткошерстной собаки; у них были очень плоские желтоватые лица, но волосы на голове были не длиннее, чем волосы на теле, за исключением нижней части затылка и шеи… Ни местный житель, ни другое лицо, которое передавало слова местных жителей, не указывали, что эти существа были простыми “обезьянами”. Во всех случаях они обращали внимание, что у тех не было хвостов, они ходили на двух ногах и у них были человеческие черты».

Так вот, всех этих бигфутов и прочих сасквачей не было и быть не могло, на них можно поставить жирную точку. Американские обезьяны относятся к широконосым обезьянам в отличие от узконосых, от которых произошли наши предки, это совсем другая ветвь приматов. Ну а представители узконосых в лице людей нашего вида появились на Американском континенте не ранее 15 000 лет назад. Кстати, на довольно известной фотографии большой, якобы человекообразной, обезьяны (во всяком случае, бесхвостой), сделанной геологом Франсуа де Луа в дождевом лесу Венесуэлы, виден широкий нос с хрящевой перегородкой между ноздрями, так что моделью была, скорее всего, коата, или паукообразная обезьяна (а уж размер и отсутствие хвоста пусть останутся на совести автора снимка). А как же киносюжет Паттерсона 1967 г. с шагающим сасквачем? Посмотрите фильм «Особенности национальной охоты». Там снежный человек выглядит не хуже. Тем более что в 2002 г. участники мистификации рассказали, что вся история была сфальсифицирована; 40-сантиметровые «следы йети» делались искусственными формами, а киносъемка — постановочный эпизод с человеком в специально сшитом костюме обезьяны.

Конечно, самый известный снежный человек — это гималайский йети. В XIX в. сообщения о нем встречались в рапортах британских чиновников, работавших в горных районах Индии и в Непале. Британский резидент при непальском дворе В. Хогдсон сообщал, что его слуги во время путешествий боялись волосатого бесхвостого человекоподобного существа. Йети присутствуют на непальских и тибетских религиозных изображениях. Шерпы верят в его существование и очень его боятся. В прошлом веке, когда в Гималаях началось паломничество альпинистов, появились и новые рассказы о снежном человеке. Например, при подходе к Эвересту видели отпечатки его ног. В некоторых горных монастырях хранятся «вещественные доказательства» существования йети. В 1986 г. альпинист-одиночка А. Вулридж утверждал, что встретил двухметрового йети в северной части Гималаев, и даже продемонстрировал снимок, на котором видно было что-то очень мелкое — фотография была сделана на большом расстоянии — и человекоподобное.

В Непал отправлялись и серьезные экспедиции, искавшие йети, например, под руководством известного альпиниста Ральфа Изарда, но ничего существенного они не нашли. Самые интересные результаты, правда отрицательные, были получены комплексной экспедицией Эдмунда Хиллари (того самого, что первым покорил Эверест) и Десмонда Дойла, знатока Непала и местных языков, в 1960–1961 гг.; в ней участвовали и зоологи. Во-первых, была решена загадка гигантских следов. Оказывается, под действием солнечных лучей снег на поверхности плавится и следы мелких животных, например лисиц, сливаются в гигантские отпечатки. Во-вторых, члены экспедиции раздобыли три шкуры «йети» — они оказались шкурами местного подвида медведя. В-третьих, членам экспедиции с огромным трудом удалось на время позаимствовать «скальп снежного человека» из Кхутжунского монастыря; ради этого Хиллари достал деньги на пожертвование монастырю и еще строительство пяти школ (он вообще много помогал местному населению). Исследование в Чикаго подтвердило его предположение: «скальп» оказался очень старым, но сделанным из шкуры горного козла серау. Мумифицированная «рука йети» из того же монастыря была человеческой.

В Центральной Азии снежного человека называли аламас или альмасты. В 1427 г. немецкий путешественник Ганс Шилтенбергер, побывавший при дворе Тамерлана, издал книжку о своих приключениях, в которой в том числе упомянул и о диких людях: «В самих горах живут дикие люди, у которых нет ничего общего с другими людьми. Все тело этих существ покрыто шерстью, только на руках и на лице нет волос. Они бегают по горам, как животные, и питаются листьями и травой и всем, что они могут найти». Рисунок альмасты есть в монгольском медицинском справочнике XIX в. Существуют свидетельства о встрече с альмасты и в ХХ в. Вроде бы в 1925 г. тело мертвой дикой женщины на Памире видели красноармейцы — они нашли ее в пещере, где скрывались басмачи. По свидетельству путешественника Ивана Ивлова, на монгольских склонах Алтая в 1963 г. он сам видел в бинокль несколько «человекоподобных существ»; он также собрал рассказы местных жителей о многочисленных встречах с этими странными созданиями.

В Китае также ходят легенды о «волосатых людях». Биолог Вань Зелин в 1940 г., по его утверждению, видел труп дикого человека, застреленного охотниками. По его описанию, это женщина, покрытая густой и длинной серовато-красной шерстью. Десять лет спустя двух диких людей, мать с детенышем, видел в горах еще один ученый, геолог. В 1976 г. в провинции Хубэй «странное бесхвостое существо, покрытое красноватым мехом» встретили шесть офицеров китайской Народно-освободительной армии. После этого туда была направлена научная экспедиция, которая нашла много таинственных следов, волос и экскрементов, а также записала рассказы очевидцев. Но результаты этих исследований засекречены.

Сообщения о «диких людях» приходили также из Малайзии и Индонезии. В конце концов, ведь совсем недавно, в 2004 г., на индонезийском острове Флорес нашли останки древних крошечных людей, которых прозвали «хоббитами». Тут же вспомнили, что местные жители рассказывают об эбу гого, карликах, у которых якобы были большие глаза, волосы на всем теле; они говорили на странном языке и воровали у людей фрукты и самогон. Что ж, может, это и есть «хоббиты», Homo floresiensis? Но флоресские люди вымерли не 17 000 лет назад, как ранее считалось, а, по уточненным данным, около 50 000, следов же эбу гого, иначе как в фольклоре так и не нашли.

До сих пор коренные жители Суматры убеждены, что в девственных лесах острова живут «орангпендеки» («короткие парни» на местном наречии). Как и «хоббиты», гипотетические суматранские обезьянолюди отличаются мелкими размерами. На острове Борнео (другое название — Калимантан) местные жители называют подобных существ «батутутами»; по их словам, они намного крупнее, чем орангпитеки. Обезьянолюдей в этом регионе ищут не только энтузиасты-дилетанты, но и серьезные ученые. Так, профессор Питер Чи ставит в местах гипотетического обитания таинственных гоминоидов специальные цифровые камеры-ловушки, но пока в них никто не попался. То есть камеры запечатлели тапира, мраморную кошку, редчайшего суматранского тигра, но только не гоминоида. Несколько лет назад два фаната-криптозоолога, которые никакого профессионального отношения к науке не имеют, но посвящают все отпуска поискам таинственных существ, нашли на примитивной стоянке где-то в джунглях Борнео пучки волос, которые, как они были уверены, принадлежали реликтовым людям. Но при тщательном их изучении выяснилось, что это волосы современного человека.

Неясные сведения о местных «диких гуманоидах» приходили из Африки, но никто их не принимает всерьез. Более того, даже в Австралии объявились свои «снежные люди», что уже просто смешно — не иначе как кенгуру в них эволюционировали!

В 2014 г. были опубликованы результаты генетического исследования всех когда-либо найденных образцов волос, приписываемых снежному человеку. Эту работу провела группа ученых под руководством профессора Брайана Сайкса из Оксфордского университета. Криптозоологи прислали 57 образцов, правда, их осталось 55, потому что один образец оказался растительного происхождения, а другой вообще стекловолокном. ДНК удалось выделить из 30 образцов. Увы, это были шерстинки медведей, волков, тапиров, енотов, лошадей, овец, коров и даже волосы человека — сапиенса, и притом европейца. Самое интересное, что два образца шерсти принадлежали медведям — но не просто медведям, а полярным медведям или их гибридам с предком бурого медведя, судя по анализу митохондриальной ДНК! Так, может, правы были те исследователи, которые считали, что «йети» — это медведи неизвестного вида? Как красиво получилось! Но, увы, все не так просто. На следующий год две другие группы ученых усомнились в этих результатах. Выдвинуто было предположение, что волоски полярного медведя попали в образцы случайно, но Сайкс, естественно, это отрицает. Скорее всего, никакого отношения к палеолитическим медведям эта шерсть не имеет, а принадлежит гималайскому (тяньшанскому) подвиду бурого медведя Ursus arctos isabellinus, которого в Непале называют джу те. Его ареал включает в себя северные области Афганистана, Пакистана, Индии, Непал и Тибет, он живет также в горах Памира и Тяньшаня. Это очень редкое и самое крупное животное в данном регионе — самцы достигают в длину 2,2 м; многие исследователи считают, что именно его принимали за снежного человека, которого никто никогда не видел вблизи.

В 1991 г. в Тибете, на границе Китая с Непалом, работала китайско-российская научная экспедиция, официально — гляциологическая, но всем было известно, что основная ее цель — найти снежного человека. В этой экспедиции принимал участие мой однокурсник Аркадий Тишков, ныне доктор географических наук, заместитель директора Института географии Российской академии наук. Он действительно встретил на высоте более 5000 м какое-то «человекоподобное» существо и даже заснял его на фотопленку, правда с дальнего расстояния, да и фотоаппарат был без зума  — прошлый век все-таки. Оно было темно-бурого цвета и передвигалось на двух ногах. Вот что он писал об этом: «Вдруг из-за камня появилось существо, на двух лапах, слегка припадая, помогая передней лапой, оно переместилось за другой валун — более крупный, стоящий на вершине гряды. Форма головы слегка на конус, снизу вверх, передние лапы на весу, причем правая несколько раз поднималась к голове. Да и странная поза — существо как бы облокотилось на теплую поверхность камня. Обезьяна? Тут я отбросил мысль о собаке и обезьяне, и как-то само собой подумалось, что это небольшой медведь. Но какой? Готовясь к экспедиции, я просматривал списки обитателей Гималаев, читал все, что попадалось о природе этой горной страны. Нет, ни фигура, ни окрас, ни манеры не подходили к медведю…» Сейчас Тишков убежден, что йети действительно существует, но никакого отношения к приматам это существо не имеет: скорее всего, это неизвестный пока науке медведь. Что ж, йети так и остался загадочной персоной, зато российский исследователь привез из этой экспедиции 80 кг одних гербариев, описал несколько новых видов растений, одно из которых, с прелестными синими цветками, носит его имя! Грант на поиски снежного человека дали японцы, но кто бы в те годы дал деньги на изучение альпийской — в данном случае тибетской — флоры?

Снежного человека встречали также в горах Кавказа — если, конечно, свидетельствам «очевидцев» можно верить. Впрочем, одному свидетелю я верю абсолютно — это профессор Ясон Бадридзе. Он много лет проводил исследования в Лагодинском заповеднике, расположенном на Южном Кавказском хребте, на границе Грузии с Дагестаном. В этой местности давно бытовали повествования о гигантских диких людях, покрытых шерстью, которые живут высоко в лесу. В 70-е гг. прошлого века многие старики в горных селениях утверждали, что своими глазами видели этих людей. Им даже дали имя — лагодехи. Однажды небольшая компания, в том числе и Ясон Бадридзе, вечером собралась на метеостанции. Начальник метеостанции вышел из помещения, и вдруг раздался его крик. Выбежавшие из дома люди нашли его на земле, он говорил, что кто-то его ударил сзади, и жаловался на сильную боль. Когда начальника отвели на станцию и раздели, то на спине отчетливо был виден отпечаток человеческой пятерни — только он был в три раза больше, чем от руки обычного мужчины. Ясон Константинович до сих пор задается вопросом, что же это было.

Итак, подведем итог: все материалы и факты, которые якобы говорят в пользу существования реликтовых гуманоидов — гипсовые отпечатки следов, кусочки шерсти, фотографии, — вызывают у ученых весьма обоснованные сомнения, так же как и свидетельства людей, которые будто бы видели их своими глазами. Гипсовые слепки легко подделать. А насчет шерсти мы уже разобрались.

Весьма показательна история с широко разрекламированной Заной, «дикой женщиной» из Абхазии, найденной в лесу в XIX в., — козырной картой многих искателей йети, от профессора Поршнева до Игоря Бурцева, — которая оказалась сапиенсом, правда негроидом, а вовсе не неандерталкой. Так как не все знакомы с этой историей, я вкратце расскажу ее. Зану поймали охотники князя Ачбы в лесу. Это была мускулистая женщина огромного роста, под 2 м, совершенно голая, сплошь покрытая темными волосами, с серой, почти черной кожей. Лицо у нее было широкое, скуластое, с  крупными чертами, покатым низким лбом, широким ртом, плоским носом с большими ноздрями, выдающейся нижней челюстью. Князь Ачба подарил ее своему другу, тоже князю, она переходила из рук в руки, пока не нашла постоянное пристанище в загоне из бревен в селе Тхин. Сначала Зану держали в цепях, так как она была буйной, но постепенно женщина привыкла, «приручилась», свободно разгуливала по селению, все так же без одежды, и  даже делала кое-какие работы, требовавшие большой физической силы. Ночевала она в вырытой ею самой яме зимой и летом. Говорить так и не научилась, но свое имя знала. Она любила плавать и пристрастилась к алкоголю. А также рожала многочисленных детей от местных любителей экзотики: первого своего ребенка она случайно утопила, последующих четверых у нее забирали сразу после рождения. Умерла Зана в 80-е гг. позапрошлого века, когда точно — никто не знает, а ее младший сын Хвит, оставшийся жить в Тхине, скончался в 1954 г. Ее отдаленные потомки, внуки и правнуки и поныне здравствуют в Абхазии, ничем не отличаясь от своих соседей.

В 1962 г. о Зане от местных жителей узнал доктор биологических наук А.А. Машковцев, он рассказал о ней профессору Б.Ф. Поршневу, который вместе с коллегами приехал в Тхин, начал искать и расспрашивать стариков, которые лично знали Зану (напомним, что после ее смерти прошло не менее семи десятков лет, скорее больше). В 70-е гг. прошлого века его исследования продолжил историк Игорь Бурцев, познакомившийся с дочерью Хвита Раисой, у которой, по его описанию, были негроидные черты лица и курчавые волосы. После долгих поисков ему удалось найти могилу Заны, и в конце концов он смог раздобыть черепа Хвита и — предположительно — самой Заны. По мнению осматривавшего их научного редактора портала Антропогенез.ру Станислава Дробышевского, доцента кафедры антропологии биофака МГУ, череп, приписываемый Зане, имеет ярко выраженные экваториальные (негроидные) черты, а череп ее сына, несмотря на массивность и мощные надбровные дуги, принадлежит, увы, вовсе не неандертальцу, а явно сапиенсу.

А теперь о том, как рождаются сенсации. Год назад во многих популярных изданиях появились громкие заголовки типа «Зана действительно была йети!». (В апреле 2015 г. подобное сообщение, например, было напечатано в «Комсомольской правде» в разделе — страшно сказать — «Наука»!) В статьях рассказывалось, что профессор Брайан Сайкс (тот самый) исследовал ДНК черепа и объявил, что Зана была не человеком, а йети! Теперь в руках Игоря Бурцева были «неопровержимые» доказательства существования снежного человека! Так что же на самом деле произошло? Оказывается, английские популярные издания опубликовали сенсационные новости: якобы, по мнению профессора Сайкса, «русская» полуженщина-полуобезьяна оказалась снежным человеком! Непонятно, была ли это шутка или таким способом издатели пытались привлечь внимание к новой книге Сайкса, но это сильно повредило репутации профессора в научных кругах. На самом деле Брайан Сайкс действительно анализировал ДНК шестерых потомков Заны и ее покойного сына Хвита и сделал вывод, что Зана была человеком современного типа, но при этом «стопроцентной» африканкой, скорее всего из Западной Африки. Он предположил, что, видимо, она произошла от рабов, завезенных в Абхазию турками-оттоманами. Или же она принадлежала к тем людям, которые вышли из Африки около 100 000 лет назад и с тех пор скрытно жили в горах Кавказа (оставим этот вывод на совести профессора). Вообще-то, прежде чем делать такие предположения, он мог бы поинтересоваться, какие народности населяют Абхазию — а ведь в Абхазии действительно живут негры! Небольшая группа людей, этнически относящихся к негроидной расе, проживает в селении Адзюбжа в устье реки Кодор и окрестных селах. Они считают себя абхазцами, как и все окружающие. У историков нет единого мнения о том, как и когда они туда попали. Большинство сходится на том, что произошло это в XVII в. По одной из самых вероятных версий, это потомки чернокожих рабов, завезенных владетельными князьями Абхазии Шервашидзе-Чачба для работы на мандариновых плантациях.

Казалось бы, все точки над «i» расставлены. Но, увы, одна из отличительных черт многих криптозоологов — способность игнорировать все, что противоречит их концепции. И все так же позирует журналистам Игорь Бурцев с черепом «неандерталки» в руках, и мелькает на телеэкранах мохнатая йети Зана…

Кстати, а почему мохнатая? Действительно, вроде бы обезьянья черта. По описаниям свидетелей, Зана была сплошь покрыта волосами. Что ж, приходится верить им на слово, и так бывает. Стоит вспомнить рисунки из школьного учебника биологии, иллюстрирующие атавистические признаки: портреты Андриана Евтихиева, лицо которого заросло густыми прядями волос, и «бородатой женщины» певицы Юлии Пастраны, которая обладала не только бородой и усами, но и покатым лбом, как у древних людей. Но, скорее, тут было другое. Гипертрихоз (повышенная волосатость) бывает не только врожденным, но и приобретенным — вследствие гормональных изменений на почве голода и лишений; известно, например, что нервная анорексия часто сопровождается гипертрихозом. Волосатыми нередко бывают «дикие дети», так называемые маугли. Скорее всего, Зана была слабоумной девушкой, которая заблудилась в лесу и одичала (эту весьма правдоподобную версию приводит Фазиль Искандер в рассказе «Стоянка человека»).

«Одичавшего» на почве психических отклонений человека, отличающегося повышенной волосатостью, вполне могли принять за снежного человека. В частности, этим же можно объяснить довольно известный случай, когда в декабре 1941 г. в горах Дагестана задержали «дикого человека». Полковник Карапетян, чей отряд поймал несчастного, описывал его как глухонемого и психически ущербного человека, сплошь покрытого волосами. А вот вши на нем были не человеческие… т. е. те, что паразитируют на животных. В свое время Карл Линней, занимаясь систематикой животного мира, выделил одичавших людей (ему было известно девять таких индивидов) в особый вид  Homo ferus, человек дикий.

Надо сказать, что СССР был чуть ли не единственной страной, где снежным человеком занимались на государственном уровне, и во многом благодаря одному человеку — профессору Борису Федоровичу Поршневу (1905–1972). Это был ученый универсальных знаний, доктор исторических и философских наук. Он имел и биологическое образование, но диплом не стал получать, о чем впоследствии очень сожалел. Основные исторические работы профессора Б.Ф. Поршнева были посвящены позднему французскому Возрождению, но занимался он и теорией антропогенеза. В те времена переходные звенья от обезьян к человеку были еще плохо изучены, а многие вообще не открыты, и сейчас теория Поршнева имеет чисто историческое значение. Он постулировал, что только человек современного вида, т. е. Нomo sapiens, человек в полном смысле слова, — это качественный скачок, а все остальные пралюди ближе к животным, чем к человеку разумному. Именно поэтому Поршнев и все его последователи считали снежного человека неандертальцем, пусть деградировавшим, хотя, судя по описаниям «очевидцев», он гораздо более похож на архантропов, эректусов или еще более древние создания. Неандертальцем, кстати, считал йети и Бернар Эйвельманс. Это сейчас мы знаем, что неандертальцы были очень похожи на нас: большой мозг, судя по всему, развитый интеллект, они заботились о своих больных и стариках, в конце концов, скрещивались с людьми нашего типа (у всех нас есть немного доставшихся от них генов). Словом, на роль «дикого» человека неандертальцы никак не подходят.

Поршнев, очевидно, был человеком весьма харизматичным, иначе как бы он смог убедить Академию наук СССР послать экспедицию на поиски снежного человека? В конце 1950-х гг. при академии была создана комиссия по изучению вопроса о снежном человеке. В ее состав вошли известные ученые: геолог, член-корреспондент АН СССР С.В. Обручев, приматолог и антрополог М.Ф. Нестурх, выдающийся геоботаник К.В. Станюкович, физик и альпинист, нобелевский лауреат, академик И.Е. Тамм, академик А.Д. Александров, а также биологи Г.П. Деменьев, С.Е. Клейненберг, Н.А. Бурчак-Абрамович. Наиболее активными членами комиссии были врач Ж.И. Кофман и профессор Б.Ф. Поршнев. Рабочая гипотеза, которой руководствовалась комиссия: снежный человек — это доживший до наших дней представитель исчезнувшей ветви неандертальцев.

В 1958 г. состоялась комплексная и весьма дорогостоящая экспедиция по поискам йети в высокогорьях Памира. Миссию возглавил ботаник Станюкович, который, надо сказать, не слишком верил в существование йети. В составе экспедиции были зоологи, ботаники, этнографы, геологи, картографы, а также местные жители, проводники и охотники-барсоловы. Взяли с собой также служебных собак, натасканных на запах шимпанзе. Поршнев был недоволен, что экспедиция состоялась летом: по его мнению, искать следы неизвестного гоминоида нужно зимой, на снегу, но надо ли говорить, что такое горы в зимний период? Никаких признаков существования йети найдено не было, зато ученые сделали немало других открытий, например, отыскали стоянку неолитического человека, а по результатам экспедиции был создан геоботанический атлас высокогорий Памира. После этого Академия наук официально закрыла тему изучения снежного человека, несмотря на возражения Поршнева. С тех пор все поиски йети в нашей стране велись исключительно силами энтузиастов, которые организовывали поездки в горы Средней Азии и на Кавказ самостоятельно.

О том, как Б.Ф. Поршнев вел исследования в полевых условиях, можно узнать из записок одного из участников экспедиции 1961 г. в Таджикистан  — С.А. Саид-Алиева: «В окрестностях озера Темур-Куль мы видели следы различных хищных животных. На другой день в 7–8 часов утра у берега озера Темур-Куль измерили след медведя. Он имел в длину от 34,5 до 35 см. Когда об этом было сказано профессору Б.Ф. Поршневу, он сказал, что это след того животного (т. е. снежного человека). Потом я задал вопрос Б.Ф., какие у него когти — длинные или человекообразные. Он отвечал: почти как у человека». Как легко подстраивать факты под свою концепцию! Итогом изысканий Поршнева стала вышедшая в 1963 г. монография «Современное состояние вопроса о реликтовых гоминоидах».

Кстати, термин «реликтовый гоминоид» придумал Петр Петрович Смолин (1897–1975), тот самый ППС, или дядя Петя, который стал крестным отцом нескольких поколений советских биологов, возглавляя по очереди КЮБЗ (кружок юных биологов Московского зоопарка) и биологический кружок ВООП. Будучи главным хранителем Дарвиновского музея, он основал при музее семинар по вопросам гоминологии, который после его смерти называется «смолинским»; этот семинар работает и сейчас, издаются его труды. В 1987 г. Мария-Жанна Кофман организовала Российское объединение криптозоологов, или Общество криптозоологов, объединившее искателей снежного человека. Игорь Бурцев основал и возглавил Международный институт гоминологии (есть ли в нем сотрудники, кроме директора, сказать трудно).

Работа идет! Все больше и больше «реликтовых гоминоидов» открывают в нашей стране, даже в ближнем Подмосковье. Чучуны в Якутии, алмасты в Кабардино-Балкарии, кто-то еще в Адыгее… Бурцев признается, что он их никогда не видел. Но гоминологов это не останавливает. В последние годы активные поиски снежного человека ведутся в Кемеровской области, туда едут криптозоологи чуть ли не со всего мира. Одну из экспедиций возглавил боксер Николай Валуев, захотевший побороться со снежным человеком. Криптозоологи побывали и там, где некое существо видели наиболее часто — на горе Каратаг и в Азасской пещере. Увы, найденные там волосы «йети» оказались, как и следовало ожидать, шерстинками медведя. Но это не помешало властям устроить туристский йети-бум, снежный человек стал своеобразным символом Горной Шории. Губернатор Кемеровской области объявил, что тот, кто поймает йети, получит награду в миллион рублей, а день открытия горнолыжного сезона теперь будет праздником — Днем снежного человека.

Вполне могу понять кемеровских чиновников: не всем же так везет, как Чебаркулю с его метеоритом, а туристскую инфраструктуру развивать надо! А несколько лет назад снежный человек объявился… в Москве! В Бутовском лесу, где жители Южного Бутова прогуливают своих песиков. Зимой собачники обнаружили там следы громадных босых ног. Из уст в уста передавались страшные истории о растерзанной кошке и о пропавших в лесу людях. Женщины отказывались туда идти со своими собаками. На все уговоры отвечали одно: пусть сначала исследуют, а уж потом… Исследовали. Двое мужчин со служебными собаками, не побоявшиеся йети, встретили в лесу деревенских подростков, которые поверх валенок надели огромные подметки в форме босых ног с широко расставленными пальцами. Пацаны были страшно довольны собой и громко обсуждали поведение нервных дамочек, которые, завидев следы, с громким визгом со всех ног бежали обратно. Люди, как оказалось, вовсе не пропадали, а труп кошки — на совести местных воронов, которые не прочь закусить домашними любимцами. Хорошо, что все выяснилось, а то в желтой прессе вскоре замелькали бы заголовки типа «Снежные люди идут на Москву!»

Подробнее читайте:
Арнольд, Ольга. Люди и звери: мифы и реальность. — М. : Альпина нон-фикшн, 2018. — 382 с.


Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.