Категории цветов оказались независимы от их названия

Цветовой круг Иоганнеса Иттена

Wikimedia Commons

Европейские ученые выяснили, что восприятие цветов по категориям (например, красный или желтый) происходит независимо от способности давать названия этим цветам. Для этого они провели исследование с участием пациента, пережившего инсульт: в результате кровоизлияния в затылочно-височные отделы мозга он потерял способность называть отдельные цвета, но его восприятие разницы между ними оказалось практически нетронутым. Статья с описанием работы опубликована в Cell Reports.

Цвет как природное явление скорее напоминает не отдельные устоявшиеся категории, а континуум: каждый оттенок — это отдельная часть спектра света, которая характеризуется определенной длиной волны. При этом в языке практически у каждой части этого спектра (то есть отдельного оттенка) есть свое название, а названия эти, в свою очередь, уже попадают под отдельные категории цвета: синего, красного или желтого.

Не всегда понятно, как именно эти категории формируются, а главное — как у них появляются отдельные названия. С одной стороны, различать цвета младенцы могут еще до того, как учатся говорить. С другой стороны, нейровизуализационные исследования показывают, что категоризация цвета — процесс нисходящий: восприятие отдельных цветов как категорий тесно связано с языком (классический пример — «голубой», который считается отдельной цветовой категорией в русском языке, но не в английском, где попадает вместе с синим под категорию «blue»). Открытым, поэтому, остается вопрос о характере связи между категоризацией цветов и их названиями.

Для того, чтобы разобраться в этом вопросе подробнее, Катаржина Сиуда-Кшивицка (Katarzyna Siuda-Krzywicka) из Университета Сорбонны и ее коллеги подробно изучили один медицинский случай. 54-летний пациент (в статье его называют RDS) пережил инсульт в области задней церебральной артерии левого полушария, которое привело к нарушениями в работе затылочно-височных отделов мозга. После инсульта RDS стало трудно читать, а также он не мог подобрать названия цветам, которые ему показывали.

Через полгода после реабилитации RDS принял участие в исследовании. Перед этим его способность называть цвета проверили еще раз, попросив дать названия 34 разным цветам. Ахроматические цвета (серый, черный и белый) пациент правильно называл в 83 процентах случаев, а хроматические (розовый, красный, желтый и так далее) — только в 34 процентах случаев (для сравнения, 12 людей без неврологических повреждений правильно называли цвета в 98 и 93 процентах случаев соответственно). 

Способность к категоризации цветов (в сравнении с правильным названием) проверили с помощью небольшого теста: участникам (как RDS, так и контрольной группе) показывали кружочки, разделенные пополам так, что каждый полукруг был покрашен либо в один цвет (они отличались оттенками), либо в разные. Задача состояла в том, чтобы отметить кружочки, половинки которых покрашены в одинаковые цвета.

В категоризации и назывании ахроматических цветов RDS не отличался от контрольной группы: как и здоровым участникам, определение названия цвета давалось ему легче, чем процесс категоризации. С хроматическими цветами все было по-другому: здоровые участники так же, как и с ахроматическими цветами, лучше определяли названия, чем категоризировали, а RDS лучше справился, напротив, с категоризацией.

Далее ученые провели фМРТ-исследование, в ходе которого следили за активностью мозга RDS и 14 человек в контрольной группе во время категоризации цветов и их называния. В отличие от контрольной группы, активность мозга RDS во время категоризации цветов была латерализована в правом полушарии — не поврежденном во время инсульта. Для сравнения, категоризация других объектов (тех, способность к называнию и пониманию которых он не потерял) отражалась в билатеральной активности — как справа, так и слева — в виду того, что зоны мозга, которые отвечают за их обработку, остались нетронутыми.

Классически считается, что категоризация цветов происходит благодаря вентральному пути визуальной системы в левом полушарии и неразрывно связана с речевыми отделами: это позволяет заключить, что зрительное восприятие цвета и его речевое описание неразрывно связаны. Случай RDS показывает, что это не так: по-видимому, концепт цвета доступен для человека и без его способности к описанию явления через языковые средства.

Цветовое восприятие в контексте культуры и языка — достаточно популярная тема для исследований не только нейрофизиологов, но и лингвистов и антропологов. Например, два года назад ученые опросили носителей английского, испанского и цимане (на нем говорят в Боливии), после чего пришли к выводу, что цветовосприятие носителей языка можно оценить по тому, как они используют слова, обозначающие «теплые» и «холодные» цвета.

Елизавета Ивтушок

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.